КОЛЛЕГИИ

КОЛЛЕГИИ, центральные государственные учреждения, созданные Петром I. Решив в 1715 преобразовать государственное устройство России по шведскому образцу, Петр I в декабре того же года приступил к осуществлению своего плана. Так, принятый на русскую службу по рекомендации Бассевича камералист-практик Генрих Фик был послан в Швецию с целью собрать на месте материалы для предстоявшей реформы. Ягужинскому в Копенгагене, Веселовскому в Вене и генералу Вейде в Лифляндии было поручено «приискать во всякую коллегию по человеку из негораздо высших чинов». На службу был принят знаток шведских учреждений барон Христиан Потт фон Люберас, который в свою очередь пригласил до 150 иностранцев, гл. обр. чехов и немцев. Наконец, как читаем в Генеральном регламенте, государь «по примерам других христианских областей Всемилостивейше намерение восприяти изволил… надлежащие государственные коллегии учредить. А именно: иностранных дел, камер-, юстиц-, ревизион-, воинскую, адмиралтейскую, коммерц-, штатс-контор, берг- и мануфактур-коллегии», исходя из той мысли, что «правление соборное в государстве монаршеском есть наилучшее».

В окт. 1717 Петр I вернулся из-за границы и, поскольку дело учреждения коллегий продвигалось медленно, лично принялся за него. На основании шведского опыта составления штатов, изученного Фиком, был составлен и утвержден реестр персонала всех коллегий; канцлер, фельдмаршал и адмирал оставались во главе своих канцелярий, преобразованных в Коллегии: иностранных дел, Военную и Адмиралтейскую; в результате соединения старых приказов: Поместного, Сыскного, Земского и всех судных была образована Юстиц-коллегия; все остальные коллегии были сформированы заново. Уехав в Москву, Петр I оставил для коллегий указ, «дабы брали ведение у ген. Брюса, как оныя сочинять». Однако фактически организатором коллегий явился не Брюс и не Сенат, который формально должен был проводить реформу, а Фик. Время с 1718 по 1720 ушло на сбор подготовительного материала, при этом 2 окт. 1718 был издан указ президентам коллегий являться в Сенат дважды в неделю для составления регламентов, «чтобы лишних слов не было, но в то время ни о чем ином, только о настоящем говорить». Однако заимствованные у шведов регламенты оказались неудовлетворительными. Петр I повелел составить новые и с 1720 «зачать по новому манеру», что было выполнено только отчасти.

Все коллегии, кроме Иностранной, Военной и Адмиралтейской, были подчинены Сенату; каждая из них состояла из присутствия и канцелярии и имела контору в Москве. Присутствие составляли: президент, назначавшийся самим государем, вице-президент, назначавшийся Сенатом, 4 (иногда 5) советника и 4 (в некоторых коллегиях 5) асессора; впоследствии число советников и асессоров было уменьшено до двух, а по указу от 17 июля 1726 из оставшихся шести членов стали ежегодно заседать только трое, чередуясь друг с другом. Президент, главное лицо в коллегии, был обязан прежде всего наблюдать за немедленным исполнением указов государя и Сената, однако он не имел права предпринимать какие-либо решения без согласия прочих членов, «понеже коллегии устроены для того, дабы каждая с совету и приговору всех своей коллегии делала». Присутствие собиралось в специально предназначенной для этого комнате, посреди которой стоял покрытый сукном и украшенный зеркалом стол; на одном конце его сидел президент, а справа и слева от него размещались прочие члены по старшинству; за особыми столами сидели секретарь и нотариус. Заседания начинались в летнее время в 6 ч., а зимой — в 8 и длились по 5 ч. Иногда собирались общие присутствия нескольких коллегий. Начальником канцелярии в коллегии был секретарь, принимавший все просьбы и составлявший важные документы. Кроме него в канцелярии находились: нотариус, актуариус, переводчик, регистратор и несколько низших чиновников. Первый составлял протокол всех дел, решавшихся в коллегии; в обязанности второго входило ведение журнала всей поступающей документации и заведование хозяйственной частью; третий переводил с иностранных языков и, наконец, последний вел всю документацию, для чего имел две книги: одну — в которую по окончании года вносилось содержание всех решенных дел, и другую, т. н. регистратуру, делившуюся, в свою очередь, на четыре книги. Кроме того, при каждой коллегии состояли прокурор и фискал, но указом от 15 мая 1730 фискалы были упразднены.

С течением времени все коллегии претерпели некоторые изменения, радикальные же перемены в их положении произошли в царствование Екатерины II, с введением губернских учреждений. Так, Юстиц-коллегия, заведовавшая всеми судными и розыскными делами, указом от 15 дек. 1763 была разделена на три департамента. Один из них был упразднен в 1784, а два года спустя прекратила существование и сама Юстиц-коллегия. Значительно ранее указом от 18 янв. 1721 вотчинная контора, находившаяся в ведении Юстиц-коллегии, была отделена от последней и преобразована в Вотчинную коллегию, разбиравшую все поместные и вотчинные дела и просуществовавшую до 1786. Камер-коллегия, ведавшая государственными доходами (упразднена в 1785 и восстановлена в 1797, просуществовав до 1801), была для скорейшего производства дел разделена на экспедиции. Штатс-контор-коллегия, ведавшая государственными расходами и присоединенная в 1726 к Камер-коллегии, была упразднена в 1781; в том же году прекратила существование и Ревизион-коллегия, занимавшаяся проверкой государственных доходов и расходов. Что касается Коммерц-, Берг- и Мануфактур-коллегий, то, соединенные в 1731 в одно целое, они разделяются снова в 1736 и 1742, причем первая (закрыта в 1811) распадается в 1800 на 4 экспедиции: внешней торговли, внутренней торговли, торговой коммуникации и таможенных дел, а третья преобразуется в 1811 в департамент Министерства внутренних дел. Наконец, три главные коллегии — Военная, Адмиралтейская и Иностранная с учреждением министерств перешли непосредственно в ведение соответствующих министров, хотя в первых двух еще ранее были проведены значительные реформы. Так, при Военной коллегии в 1736 были образованы конторы: генерал-кригс-комиссариатская, цалмейстерская, мундирная, провиантская, артиллерийская и счетная (1837), а при Адмиралтейской в 1763 — комиссариатская, интендантская, казначейская, артиллерийская и счетная.

Т. к. ко времени учреждения коллегий в России не существовало центральных учреждений, ибо приказы были упразднены или потеряли свое значение, то их введение явилось шагом вперед. Однако положительные стороны: коллегиальная форма, систематическое распределение дел и четкий бюрократический порядок — были почти сведены к нулю. Так, коллегиальная форма часто только скрывала произвол президентов коллегий; судебные и финансовые дела были по-прежнему раздроблены между целым рядом ведомств, наконец, отсутствие подготовленного и хорошо оплачиваемого персонала привело к перепроизводству и к бездушному формализму чиновников.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс