Наказания при Петре Первом

Н. Костомаров

Наказания, определяемые военным судом, носили свойственный веку характер суровости; назначались мучительные казни, например за чародейство — сожжение; за поругание икон — прожигание языка раскаленным железом, а потом отрубление головы. За убийство назначалась обыкновенная смертная казнь, но за убийство отца, матери, малого дитяти или офицера — колесовали, равно и за церковное воровство. За поругание матери назначалось отсечение сустава или смертная казнь, смотря по вине. Зажигательство влекло за собой сожжение преступника, если оно не произошло в неприятельской земле. За фальшивую монету определялось также сожжение. За хульное слово, произнесенное хотя бы и по легкомыслию, в первый раз — заключение в оковы, за второй раз — наказание шпицрутенами, а в третий — расстреляние. Битье шпицрутенами отправлялось целым полком; совершившего преступление в первый раз водили б раз через полк, во второй — 12, а в третий — вместо битья шпицрутенами за то же преступление рубили уши и нос и ссылали в каторгу. За злоумышление против государя — четвертовали; за дерзость против генерала, смотря по степени вины, назначалась смерть или телесное наказание, а за дерзость против меньшего начальства — шпицрутены. Кто против караула обнажал оружие, тот подвергался расстрелянию. За леность и нерадение офицеров — разжалование в рядовые; тому же взысканию подвергались за всякое искажение начальнического приказа. Виновные исключались из службы за свидетельством всех офицеров полка, данным под присягою. Приказания начальства нельзя было изменить хотя бы явно с доброю целью; всякому дозволялось заявить свое мнение командиру или самому генералу, а все-таки следовало исполнять данное приказание. Офицерам запрещалось употреблять солдат на

свою работу. При всей суровости в военных законах к своим, совершившим преступление, замечательна отно-сительная гуманность к неприятелям. С пленником ни в каком случае нельзя было обходиться как с врагом, как прежде делалось; запрещалось наносить побои сдавшимся неприятелям. При взятии городов штурмом под опасением смертной казни запрещалось грабить церкви, духовные школы и госпитали. За сдачу русской крепости коменданту ее грозило наказание, как за измену, исключая случаев крайнего голода, недостатка амуниции или большой потери людей из гарнизона. За самовольное сношение с неприятелями четвертовали или даже рвали тело клещами, смотря по вине. Запрещалось переписываться сыну с отцом, если последний находился у неприятелей. Вообще не дозволялось, под опасением смертной казни, переписываться ни с кем о военных делах, о состоянии войска или крепостей.

Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. СПб., 1892. Т. 2 (продолжение). С. 147-148.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс