ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В МОСКОВСКОЙ РУСИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В МОСКОВСКОЙ РУСИ. Единство власти московских государей естественно привело к централизации управления, поэтому с XV в. Москва сделалась центром, откуда вытекали все распоряжения по управлению государством и куда стекались все отчеты по управлению разными областями, для чего в Москве и были устроены особые центральные ведомства, называвшиеся в тогдашних официальных бумагах приказами. Из них самыми важными были: Посольский приказ, Разрядный приказ, Поместный приказ и Приказ Большого прихода. Первым ведомством по управлению была государева Боярская дума, председателем которой был сам государь. Это был прежний дружинный совет, но только с меньшими правами. Московские государи советовались с Боярской думой только тогда, когда находили это для себя нужным, притом в важных случаях в думу приглашались не только бояре, но и духовные и выборные от городов. Поэтому государева Боярская дума совершенно утратила характер дружинного совета; бояре московские уже не могли говорить своему государю, как прежде говорили старшие дружинники своим князьям: «Княже, о собе еси задумал, а мы того не ведали». Предметом занятий Боярской думы были преимущественно сношения с иноземными государями и разные новые учреждения, относившиеся к делам внутреннего управления. Первоначально при царе Иване IV Васильевиче все дела по управлению были сосредоточены в Боярской думе, но потом при нем стали отделяться от нее следующие приказы:

1. Посольский приказ, прежде Посольская палата, заведовал делами по сношению с иностранными государствами: здесь принимались послы иностранных государей, приезжавшие в Москву, здесь же назначались послы от московского государя к иностранным государям; отсюда же выдавалось и жалованье как иностранным послам, бывшим в Москве, так и русским, отправленным к иноземным государям. Поэтому к нему было приписано несколько городов и областей, с тем чтобы доходы, получаемые с них, шли на расходы по посольским делам. Главным начальником Посольского приказа был думный дьяк, а впоследствии боярин и оберегатель государевой печати, т. е. хранитель государственной печати. В нем насчитывалось до 30 чел. подьячих. Посольский приказ, по свидетельству Флетчера, назывался первой четвертью.

2. Разряд, или Разрядный приказ (вторая четверть, по свидетельству Флетчера) заведовал всеми делами по службе. Он был чем-то вроде Инспекторского департамента по военным и гражданским делам, существовавшего в XIX в., и в служебном отношении был первой и главной инстанцией, так что все роды службы военной, придворной и гражданской зависели от него. Он посылал указы во все другие приказы и ведомства, назначал начальников и делопроизводителей, делал взыскания по службе, наряжал следствия и производил суд над лицами, не оправдавшими своей службой доверия начальства; он заведовал всеми войсками, как прирожденными, т. е. дворянами и детьми боярскими, так и приборными, и др. В непосредственной зависимости от Разряда были и все пограничные города и крепости с их населением и землями, доход с которых всегда шел в Разрядный приказ; он вел книги всем служилым людям в государстве, с обозначением, у кого какой поместный оклад, какое денежное жалованье и кто как исправен по службе. Смотря по службе и состоянию, Разрядный приказ увеличивал или уменьшал оклад служилых людей, повышал или понижал их, переводя из одного чина в другой; от него также зависело и назначение войск тех или других городов в поход; он же делал и все распоряжения относительно похода, содержания войск во время похода и выдавал деньги полковым казначеям или воеводам для раздачи тем служилым людям, которые получали денежное жалованье; наконец, через Разряд приводились в исполнение все высшие распоряжения по службе и им же представлялись государю все донесения и отписки воевод. При такой сложности дел в Разрядном приказе было 70 чел. подьячих. Главным начальником Разрядного приказа был государев дьяк.

3. Поместный приказ заведовал всеми делами, относящимися к поместным и вотчинным землям и вообще к поземельному владению. В нем велись ежегодно книги, или списки, в которых обозначалось, сколько за кем и где поместий и вотчин, эти книги назывались даточными книгами, или дачными. От Поместного приказа посылались писцы, дозорщики, межевики и другие чиновники для составления писцовых, переписных, окладных, дозорных, приправочных, межевых и других книг. Отсюда же выдавались жалованные грамоты, вводные, отказные, межевые и сошные выписки и другие крепостные акты на право владения землей. В Поместном приказе производился и суд по всем делам по поземельному владению, если они возникали при составлении писцовых и межевых книг, а также записывались все переходы недвижимых имений от одного лица к другому через куплю, мену, наследство и др. По свидетельству Флетчера, в Поместный приказ поступали и все подати с земель, находившихся в его ведении. Относительно раздачи поместий и обращения их в вотчины Поместный приказ находился в тесных сношениях с Разрядом. В этом отношении он был только исполнителем приказаний Разряда, т. к. сам он не имел права ни раздавать поместий, ни обращать их в вотчины. Обычно все челобитные о поместьях и вотчинах тогда подавались в Разряд. Разряд, сделав справку о том, действительно ли челобитчик находится на службе и нет ли за ним каких земель, посылал в Поместный приказ отписку или указ об отмежевании ему такого-то количества и таких-то земель. Начальниками Поместного приказа были боярин с товарищем и дьяк; подьячих в нем было 200 чел. Поместный приказ прежде назывался Поместной избой. По Флетчеру, он составлял третью четверть.

4. Приказ Казанского дворца был учрежден Иваном Васильевичем по завоевании Казанского царства. В его ведении находились все города этого царства, а также все другие города, лежавшие по Волге между Казанью и Астраханью. Казанский приказ назначал во все эти города наместников и других чиновников и заведовал управлением и доходами в этих городах. В Казанском приказе были: боярин с товарищем, дьяк и 40 чел. подьячих. По Флетчеру, приказ этот составлял четвертую четверть.

5. Приказ Большого дворца заведовал всеми дворцовыми имениями; ему были подчинены 36 городов с их уездами и множество волостей и сел, расписанных в разных городах. В этом приказе производились все дела по дворцовым имениям и делались все распоряжения по дворцовой службе. Ведению его подлежали также монастырские земли. Начальниками Приказа Большого дворца были дворецкий, его товарищ и дьяк. Впоследствии от Приказа Большого дворца отделилось несколько приказов или ведомств: Житный двор, Сытный дворец, Кормовой дворец, Хлебный и др., которые, впрочем, все находились в зависимости от него. Отдельно от Приказа Большого дворца существовал еще при Иване IV Васильевиче Казенный приказ. Начальником его был окольничий Иван Федорович Колычев, начальник опричнины. В ведении этого приказа были все драгоценности государева дворца (по-тогдашнему «кузня», отсюда слово казна). Ему же подлежала и раздача государевых наград.

6. Судный приказ был высшей судебной инстанцией по гражданским искам. Он учрежден, кажется, не раньше царствования Бориса Федоровича Годунова. При Михаиле Федоровиче он был разделен на Судный Владимирский и Судный Московский. В этот приказ вносились все судебные дела по гражданским искам, которые не могли быть вершены в подчиненных ему городах наместниками, воеводами и губными старостами; сюда же, вероятно, поступали и все жалобы на судей по гражданским делам. В каждом Судном приказе начальниками были боярин с товарищем и дьяк; подьячих было по 30 чел. в обоих Судных приказах.

7. Стрелецкий приказ, по всей вероятности, был учрежден царем Иваном Васильевичем. В его ведении находились все дела стрелецкого войска, как по военной службе, по нарядам на войну, по приему людей в стрелецкую службу, так равно и по управлению и содержанию стрелецкого войска. Впоследствии под его же ведомством состоял Приказ сбора стрелецкого хлеба. Начальниками Стрелецкого приказа были боярин, его товарищ и дьяк; при них было до 50 чел. подьячих.

8. Иноземный приказ был учрежден при царе Федоре Ивановиче. Он заведовал делами войск иноземного строя. Впоследствии, со времени Михаила Федоровича, он стал заведовать и русскими, поступавшими в полки иноземного строя. Для содержания войск иноземного строя к Иноземному приказу было приписано несколько городов и волостей, из которых также выдавались поместья тем из служилых иностранцев, которые навсегда оставались в России.

9. Пушкарский приказ в первый раз встречается при Михаиле Федоровиче. Он заведовал артиллерией; главным предметом его забот было снабжение артиллерии всеми нужными материалами, поэтому в его же ведении были все оружейные, медеплавильные, пороховые, селитряные и другие заводы. От него же зависело снабжение крепостей всеми военными запасами.

10. Земский двор, или Земский приказ, существовал еще при царе Иване Васильевиче. Он заведовал полицейскими делами в самой Москве. Поэтому под его надзором находились постройка и поправка общественных зданий, предохранение от пожаров, содержание в чистоте улиц, ночные караулы по городу, сбор городских податей и наблюдение за порядком в городе. В ведении его состояли все старосты, сотские и десятские разных общин городских, которые доставляли в Земский приказ сведения о членах своих общин и о пришлых людях, а также о том, кто у кого живет и имеет ли законный вид для проживания. Здесь производили расправу с людьми подозрительными или беспокойными, на которых были жалобы от домохозяев или старост и сотских; здесь содержались пожарные трубы и здесь же клеймились и выдавались торговым людям торговые весы и меры. Начальниками Земского приказа были два дворянина и дьяк, при них 40 чел. подьячих и столько же решеточных приказчиков, или надзирателей за ночными караулами в Москве. При царе Иване Васильевиче от Земского приказа было отделено особое ведомство городских построек, называвшееся Каменным приказом.

11. Холопий приказ был учрежден при царе Иване Васильевиче. В ведении его находились все дела о холопах. Здесь совершались крепости на холопов, заявлялись отпускные холопов, споры между холопами и господами и явки о беглых холопах; тут же отыскивали свободу от холопства и писались кабалы на кабальных холопов.

12. Ямской приказ заведовал ямской гоньбой. В его ведении было устройство ямов, управление ямскими землями, сбор денег на подмогу ямщикам, выдача подорожных и надзор за дорогами. Известия о Ямском приказе начинаются со времени царя Ивана Васильевича; конечно, он им и основан. Начальниками этого приказа были ямские стройщики.

13. Разбойный приказ был учрежден царем Иваном Васильевичем; он был высшей инстанцией уголовного суда. В нем производился суд по татебным и разбойным делам, когда тати или разбойники были пойманы с поличным, а также над теми, кого на повальном обыске называли: лихим человеком, татем, грабителем, разбойником, пристанодержателем и укрывателем краденых вещей, равно и над теми, которые в Судном приказе приговаривались к пытке, как тати и разбойники. В ведении Разбойного приказа находились все губные старосты и целовальники, губные дьяки и тюремные сторожа; они приезжали в Москву перед отправлением своих обязанностей, давали присягу в этом приказе; все жалобы на них со всего государства подавались в этот приказ. Устройство и содержание тюрем зависело также от Разбойного приказа.

14. Приказ Большого прихода заведовал сбором всех казенных пошлин, торговых, проезжих и др., во всех городах; им отдавались на откуп бани, кабаки и другие оброчные статьи. Сюда же поступали все судебные пошлины из Судного, Разбойного и других приказов, а также полишки, или остатки, от поземельных доходов с городов и волостей, приписанных к Разряду, Посольскому, Стрелецкому, Казанскому и другим приказам. Впоследствии от Приказа Большого прихода были отделены и составились особые ведомства под названиями Большая таможня, Померная изба, Мытная изба и Сбор десятой деньги. Когда учрежден этот приказ — неизвестно; первые известия о нем встречаются при Федоре Ивановиче.

15. Печатный приказ был также выделен из Приказа Большого дворца, вероятно, в царствование Федора Ивановича, а может быть, и при отце его. В ведении его состоял сбор печатных пошлин со всех крепостных актов и других бумаг по челобитным. Записные книги этого приказа, дошедшие до нас, начинаются с 1613.

16. Новая четверть заведовала откупными, оборочными, корчемными и другими делами. Она была выделена из Приказа Большого прихода. Время учреждения этого приказа неизвестно.

Кроме перечисленных приказов в дошедших до нас разных памятниках упоминаются приказы под названиями: Новгородская четь, Владимирская четь, Галицкая (Галичская) четь, Рязанский приказ, Сибирский приказ, Костромская четь, Устюжская четь. Когда учреждены эти приказы — неизвестно, но они уже встречаются в официальных бумагах времен царя Михаила Федоровича. Этим приказам были подведомственны области: Новгородская, Владимирская, Рязанская, Костромская, Галицкая, Устюжская и Сибирский край; в них же собирались и все доходы этих областей и присылались все отчеты тамошних воевод и наместников. Далее, еще были приказы патриаршего ведомства, учрежденные, вероятно, при царе Михаиле Федоровиче и Патриархе Филарете Никитиче. Ими были: Судный приказ, Патриарший разряд, Дворцовый и Казенный приказы и Монастырский приказ.

Все описанные приказы составляли центральные правительственные места разных ведомств управления и находились постоянно в Москве, но кроме них были еще разные местные правительственные места и лица по городам и областям, подчиненные приказам.

В н. XVII в. управление Московским государством находилось в том же положении, в каком оставил его Иван Васильевич: при Михаиле Федоровиче в Москву собирались выборные от всех городов Московского государства и составляли соборы, которые существовали почти беспрерывно в продолжение всего царствования Михаила Федоровича, так что без участия земских выборных за все это время не было ни одного важного распоряжения, особенно по финансовой части. Михаил Федорович даже делал попытки передать волостное управление в руки земщины — губным старостам и излюбленным головам, но русское общество тогда было до того расстроено вследствие смут самозванщины и междуцарствия, что эти попытки не имели успеха. Зато при Алексее Михайловиче приказная администрация год от года стала приобретать более силы и подавлять самодеятельность общества. За все время царствования Алексея Михайловича было только три Земских Собора: 1) при вступлении на престол Алексея Михайловича; 2) при издании т. н. Соборного уложения 1649; 3) при присоединении Малороссии к Московскому государству. То же продолжалось и при преемниках Алексея Михайловича, только с большим, чем при нем, успехом. Впрочем, о Федоре Алексеевиче должно сказать, что он держался других начал: он за время своего царствования созывал Земские Соборы и во многих местах восстановил общественное самоуправление.

Алексеевская администрация. При Алексее Михайловиче и его ближайших преемниках к центральной администрации относились приказы, а к областной — городовые воеводы с их приказными избами и таможенные избы.

Центральное управление. Всего приказов при Алексее Михайловиче, по свидетельству Котошихина, было 36; в них было до 100 дьяков и до 1000 подьячих.

Приказ тайных дел. По значению своему этот приказ до некоторой степени заменял прежнюю Боярскую думу; как Боярская дума была высшей правительственной инстанцией, так и Приказ тайных дел — главным центральным ведомством по управлению, и как Боярская дума всегда собиралась около государя, который был ее председателем, так и в Приказе тайных дел главным начальником был сам государь. Но этими внешними чертами и ограничивалось все сходство Приказа тайных дел с Боярской думой; далее характер их был совершенно различен. В думе государь был председателем, члены же ее во всех делах подавали свои голоса, и эти голоса имели такую силу, что нередко заставляли государя отступаться от своего мнения. В Приказе же тайных дел этого не было; он учрежден был Алексеем Михайловичем, по словам Котошихина, для того собственно, «чтобы царская мысль и дело исполнялись все по царскому хотению, а бояре и думные люди о том бы не ведали». Следовательно, с учреждением этого приказа прежняя Боярская дума, если еще и продолжала существовать, то только для формы; она уже не имела никакого значения, и ее обязанностью было только приведение в исполнение того, что прикажет государь. Тайному приказу не было предоставлено особого ведомства дел, он был собственно тайным надсмотрщиком над всеми делами администрации. По словам Котошихина, «в Приказе тайных дел сидит дьяк да человек десять подьячих, а ведают они и делают дела всякие царския — тайныя и явныя, и в тот приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме царя. А посылаются сего приказа подьячие с послами в государства, и на посольские съезды, и на войну с воеводами, и те подьячие над послами и над воеводами надсматривают и царю приехав сказывают, и которые послы, или воеводы, ведав в делах неисправление свое и страшась царскаго гнева, тех подьячих дарят и почитают выше меры, чтобы будучи при царе, их, послов, выхваляли, а худым не поносили». В Приказе тайных дел ведались еще царская соколиная охота и гранатного дела мастера и всякое гранатное дело и заводы.

В Посольском приказе были: «думный дьяк, да два дьяка, да подьячих человек 14, да 50 человек переводчиков и 70 человек толмачей». В этот приказ поступали все известия, присылаемые русскими тайными агентами в иностранных государствах, с которыми Московское государство имело сношение, и для всех этих известий здесь велись особые тайные книги. Явно же в этом приказе принимались и отпускались иностранные послы и отсюда же отправлялись московские послы и гонцы в иностранные государства; кроме того, в этом приказе ведались и все иностранцы, приезжавшие в Россию, а также он заведовал заграничной русской торговлей; тут же производился и суд по делам приезжавших иностранцев с русскими. Этому же приказу подведомственны были донские и черкасские казаки и казанские, астраханские, касимовские и сибирские татары, поступившие на службу к московскому государю и получившие от него поместья и вотчины в подмосковных городах, а также греческие «власти» и вообще все греки, приезжавшие в Россию для сбора милостыни. Посольскому приказу были подчинены 5 городов, доходы с которых шли на покрытие расходов приказа; сюда же собирались со всего государства «полонянечныя деньги», собираемые для выкупа русских из плена. В Посольском приказе хранилась большая государственная печать, которая прикладывалась к грамотам, посылаемым иноземным государям, а также малая государственная печать, которая прикладывалась к жалованным грамотам. Впоследствии, при первых преемниках Алексея Михайловича, Посольским приказом заведовал думный дьяк, а потом — ближний боярин, который был хранителем государственной печати.

В Разрядном приказе при Алексее Михайловиче заседали боярин, окольничий да думный дьяк, да два дьяка, следовательно, в это время характер и значение этого приказа до некоторой степени изменились, потому что прежде его начальником считался сам государь, и ни окольничих, ни бояр в нем не было. В этом приказе по-прежнему ведались все роды служб: военная, придворная и гражданская. Здесь наряжались воеводы в полки и делались все распоряжения по управлению, содержанию и назначению войск; сюда воеводы присылали свои донесения, и отсюда же посылались они для управления городами. Здесь производились все дела о жалованье служилым людям, повышения по службе, а равным образом и дела о наказаниях за проступки по службе и дела по местничеству.

В Поместном приказе начальниками были окольничий, думный дьяк и два дьяка. В этом приказе «ведалось всего Московскаго государства земля, и что кому дано поместья и вотчин, или кто у кого вотчину купит, или кому вотчину вновь дадут по государеву указу за службу». На все это в Поместном приказе имелись особые записные книги. Из Поместного же приказа посылались писцы, дозорщики и межевщики по всему государству для составления писцовых и переписных книг, межевых и дозорных книг. Этот приказ содержался на доходы, получаемые от пошлин с продажных вотчин и с новых поместных дач. Впрочем, продажа и покупка вотчин могли производиться во всяком городе, записывались у воеводы и оплачивались пошлинами. В Поместном же приказе производилась продажа и покупка только вотчин жалованных, владельцы которых были неполными собственниками.

Дворцовые приказы: 1) Приказ Большого дворца. В этом приказе заседали боярин и дворецкий, окольничий, думный дьяк и два дьяка. В ведении этого приказа состояли государевы дворы и дворовые люди; под его же ведомством состояли судом, управой и податьми все дворцовые города и села и черные волости, а также 8 московских ремесленных слобод, в которых жили царские ремесленники; из этого же приказа отдавались на откуп в Москве ледоколы и проруби зимой, а летом мосты и перевозы. Разные доходы с дворцовых городов, сел и др. доходные статьи, собираемые в этом приказе, шли на дворцовые расходы, на строительство церквей, на тюрьмы, богадельни, на раздачу милостыни, на покупку дворцовых запасов, на жалованье и содержание дворцовым служителям и т. д.; 2) Конюшенный приказ. Начальником этого приказа был ближний боярин конюший. Этот приказ заведовал лошадьми, как царскими ездовыми, так и теми, которые выдавались служилым людям иноземного строя; он же заведовал и всеми припасами для этих лошадей. К этому приказу причислялись несколько городов (Козлов, Тамбов, Воронеж и другие степные города), в которых находились государевы конные заводы; 3) Царская мастерская палата. Этот приказ находился в ведении стряпчего с ключом и дьяка; он заведовал царским платьем и мастеровыми царскими людьми. Отсюда каждый день выдавалось царю платье, принималось платье прошлого дня и записывалось в книги; 4) Царицына мастерская палата. В этом приказе заведовал делами дьяк, а начальницей его была боярыня-казначея. Этот приказ заведовал платьем царицы, царевичей и царевен, а также мастеровыми людьми; ему подведомственны были ремесленные слободы, откуда поставлялись ко двору полотно, скатерти и т. д.; 5) Приказ золотого и серебряного дела. Начальниками этого приказа были окольничий и дьяк. В этом приказе набирались из городов лучшие золотых и серебряных дел мастера и записывались в книги; отсюда же выдавалось им и жалованье, с тем чтобы они делали сосуды для царского обихода и церковную утварь; 6) Аптекарский приказ. Начальником этого приказа был тот же боярин, который заведовал и Стрелецким приказом, и при нем был дьяк. В ведении этого приказа состояли: аптеки, аптекарь и лекарь из иностранцев; отсюда же им выдавалось и жалованье — годовое и месячное; 7) Хлебный приказ. Он находился в ведении дворянина и дьяка и был центральным управлением всеми движимыми и недвижимыми имениями, составлявшими родовую собственность царского рода. «А ведаются в этом приказе города и волости, и села, и кабаки, и таможни с доходами и податьми после боярина Никиты Ивановича Романова, где устроены пашни на царя и для досмотру уставлены прикащики-дворяне, и что в тех городах и селах хлеба уродится отдают на житный двор»; 8) Панафидный приказ. Начальником его был дьяк. В его ведении состояло устройство поминовений по умершим великим князьям, царям и царицам, царевичам и царевнам, в дни памяти которых посылались из этого приказа указы по церквам и монастырям; отсюда же выдавались и запасы, посылаемые в города для поминовения умерших царей и цариц.

Военные приказы: 1) Стрелецкий приказ. Он находился в ведении боярина и двух дьяков и составлял главное, центральное управление всеми стрелецкими войсками. Здесь ведалась всякая служба стрельцов, как московских, так и городовых; сюда собирались деньги и запасы со всего государства на стрелецкое войско и отсюда выдавалось стрельцам жалованье. Стрелецкого войска в самой Москве всегда было до 20 полков и более, а в каждом полку до 1000 или 800 чел., из них один выборный, или стремянный, постоянно находился в Москве и на службу никуда не посылался, а содержался собственно для охраны особы государя и его семейства. Главная служба московских стрелецких полков состояла в содержании караулов в Москве и по всем крепостным стенам и воротам трех городов Москвы, а также в содержании караула на царском дворе, где каждый день стояло по 500 чел. с головой, или полковником. Стрелецкий полк, стоявший на карауле в праздничное время, получал в день караула с царского двора корм и питье. Стрельцы, стоявшие на дворцовом карауле, постоянно сопровождали царя или царицу во всех путешествиях собственно для охранения их от тесноты, почему они и выходили не с ружьями, а с батожьями. В военное время из московских стрельцов полка по два или по три высылались в поход с боярами и с воеводами, а во время пожаров на Москве стрельцы составляли пожарную команду. Такая же служба была и у городовых стрельцов по городам. Рядовые стрельцы были большей частью люди ремесленные и торговые, зажиточные по своим промыслам и получавшие достаточное жалованье, а начальники их были из дворян и детей боярских; впрочем, низшие стрелецкие начальники, десятники и пятидесятники, были также по большей части люди торговые. Каждый стрелецкий полк имел стрелецкую избу, в которой судились все дела между стрельцами. Главными правителями в стрелецких избах, или стрелецкими судьями, были полковники. Во время Алексея Михайловича Стрелецкий приказ был одним из самых важных. Он тогда имел и полицейское значение; так, в нем производились пытки и казни, и вообще он тогда имел такое же значение, какое при Петре I имел Преображенский приказ; 2) Пушкарский приказ. В ведении этого приказа состояли пушечные дворы в Москве и по городам, казна, пушкари и всякие пушечные запасы и сборы, пороховые дворы и мельницы. В Москве при пушечном дворе было мастеровых 600 чел., которые занимались литьем и выделкой пушек и других орудий. Этому же приказу были подчинены и все медные и колокольные заводы; содержание и устройство крепостей зависело также от этого приказа. Пушкарский приказ находился в ведении боярина и двух дьяков; 3) Иноземный приказ. Начальником его был тот же боярин, в ведении которого находился Стрелецкий приказ, и при нем были товарищи, дворянин и два дьяка. В ведении Иноземного приказа состояли все иноземцы, состоявшие на службе у московского государя, здесь им выдавались кормы, жалованье и поместья за службу, здесь же они и судились; 4) Рейтарский приказ. Он находился в ведении того же боярина, который был начальником в Стрелецком приказе, при нем товарищи — дворянин и два дьяка. Ему были подведомственны все люди рейтарской службы, которые набирались из дворян, боярских детей мелкопоместных и из вольных людей. Из этого же приказа им выдавалось и жалованье; 5) Оружейный приказ. Начальниками его были окольничий да дьяк. «А ведомы в том приказе двор, где делают ружья, и казенная Оружейная палата и мастера ствольнаго, ложечнаго и замочнаго дела. А берут к тому делу мастеров на Москве, и из городов, и из монастырей кузнецов и всяких этого дела промышленных людей, погодно, по переменам, и дают им за то поденный корм из царской казны».

Финансовые приказы: 1) Приказ Большой казны. Этот приказ был в ведении того боярина, который заведовал и Стрелецким приказом, товарищами его были думный дворянин и два или три дьяка. Этот приказ ведал гостями и гостиной и суконной сотней, серебряного дела мастерами и разных городов торговыми людьми; в ведении этого же приказа состоял Денежный двор, управляемый особым дворянином и дьяком. Этому же приказу был подчинен железный завод под Тулой, на котором изготавливалось железо и отливались пушки и ядра; 2) Приказ Большого прихода. Начальниками в этом приказе были окольничий и два дьяка. Сюда шли со всего государства доходы, получаемые с отдачи лавок, гостиных дворов и погребов во всех городах, а также доходы от клеймения мер, таможенные пошлины, мыт, перевоз и мостовщина. Из этого приказа деньги шли на содержание московских послов, отправляемых к иностранным дворам, на содержание иностранных послов, приезжавших в Россию, а также на кормы персидским, греческим и другим властям и купцам, на выдачу жалованья иноземцам и поденный корм приезжавшим в Москву донским казакам и черкесам, на всякие судовые заводы и покупку товаров для царской торговли в Архангельске; 3) Новгородская четь. В этом приказе заседали посольский думный дьяк и дьяк. В ведении его состояли города: Новгород Великий, Псков, Н. Новгород, Архангельск, Вологда и разные поморские города по тверской границе. В этот приказ шли из всех этих городов денежные доходы с торговых людей, таможенные и кабацкие доходы и доходы с соляных, железных и других промыслов; 4) Устюжская четь. Начальниками этого приказа были боярин и два дьяка. В нем ведался г. Устюг Великий со всеми податями с городских и уездных людей, с кабаков, с таможен и со всяких откупов; 5) Костромская четь. В ведении этого приказа состояли Ростов, Кострома, Ярославль и другие города этого края. В приказ шли из этих городов доходы с посадских людей, таможенные и кабацкие. Начальниками этого приказа были думный дворянин и дьяк; 6) Галичская четь. Начальниками этого приказа были боярин и два дьяка. В ведомстве его находился г. Галич с его уездом во всяких доходах. Доходы, получаемые с этих четырех четей, шли на разные расходы, куда случится (так, при Алексее Михайловиче на доходы Галичской чети содержался театр), а также на жалованье боярам и ближним государевым людям; 7) Новая четь. Начальниками в этом приказе были окольничий, оружейничий и два дьяка. В этом приказе ведались московские и многих других городов, сел и волостей кружечные дворы, «на вере (т. е. когда продажа вина предоставлялась самому обществу) и на откупу». Здесь судили и наказывали корчемников, незаконно торгующих вином и табаком; 8) Печатный приказ. Начальниками этого приказа были посольский думный дьяк и дьяк. В этом приказе на основании Уложения собирались печатные пошлины со всех грамот и памятей, посылаемых в города как по царскому приказу, так и по челобитным, а также пошлины с челобитья, с денег, с животов, которые писаны в грамотах и печатях, с грамот на воеводства и по приказам, и кому будут даны поместья и вотчины с четвертей земли. Пошлины эти записывались в особые книги, в которых подробно фиксировались, по какому случаю взята какая пошлина. У думного дьяка, начальника Печатного приказа, печать, по свидетельству Котошихина, всегда висела на шее; 9) Счетный приказ. «В нем сидят два дьяка и ведают и делают дела всего Московскаго государства — приход и расход и остаток по книгам за многие годы». Следовательно, это был собственно контрольный департамент по приходам и расходам всего государства. Для этого сюда поступали на приход все остаточные деньги, которые в котором году с кого не взяты в царскую казну, а также в котором году за расходом, что осталось в остатке, как в Москве, так и по всем городам. Деньги из этого приказа не отпускались ни на какие определенные расходы, а выдавались только по особым царским повелениям.

Судебные приказы: 1) Челобитный приказ. В этом приказе заседали окольничий и два дьяка; в ведении его состоял разбор челобитных, которые подавались царю в походах и на праздниках. Царь с боярами по слушании тех челобитных давал указ или отказ, что и подписывалось на челобитных думным дьяком, потом челобитные эти отсылались в Челобитный приказ, а для этого из приказа посылались подьячие читать те челобитные на площади перед царским крыльцом вслух всем людям; потом челобитные отдавались тем, кто подавал их, и они, смотря по надписи думных дьяков, отправлялись туда, куда написано (т. е. в тот приказ, в котором решалось дело). В том же приказе ведались судом приказные люди: дьяки, подьячие, сторожа и ходоки; 2 и 3) Судебные приказы: Московский и Владимирский. В них, в каждом, заседали: боярин, стольник, один или два дьяка. В этом приказе ведались судом «во всяких делах бояре, окольничие, думные и ближние люди, и стольники, и стряпчие, и дворяне, и всякие помещики и вотчинники». Следовательно, Московский и Владимирский приказы были собственно высшими центральными судебными местами для высшего сословия дворян и для всех служилых людей по рождению, а не по прибору, и конечно в делах, не относившихся к службе, т. к. суд по служебным делам принадлежал Разряду; 4) Разбойный приказ. В нем заседали боярин или окольничий, дворянин или стольник и два дьяка; в ведении этого приказа был высший суд по разбойным, татебным и приводным делам во всем Московском государстве, управление и надзор за всеми губными избами по городам, утверждение выборных губных старост и суд над ними, а также надзор и попечение об устройстве тюрем по всему государству — вообще суд и управление по всем губным делам; 5) Холопий приказ. Здесь начальниками были стольник и дьяк. В ведении этого приказа было собственно два рода дел: во-первых, здесь ведались дворовые люди всяких чинов, люди кабальные, данные и записные, записывались в книги всякого рода крепости, служилые кабалы, вечные и данные на урочные годы, причем с них собирались пошлины. Во-вторых, здесь производился суд над холопами, если они бегали от своих господ и чинили смуты, равным образом здесь разбирались дела по искам холопами свободы в случае неправильного завладения ими, а также те дела, когда холопы давали на себя кабалы или крепости нескольким господам; 6) Земский приказ. В нем заседали дворянин, тот же, что и в Костромской чети, и два дьяка. В ведении этого приказа состояли московские посадские люди и некоторые города; он заведовал как в Москве, так и в городах и в слободах продажей и мерой дворовых мест, белых и черных, а также смотрел за чистотой и мощением улиц, а потому в этом приказе собиралась мостовщина со всякого чина жилецких людей. В этом же приказе ведались московские разбойные, татебные и всякие воровские приводные дела.

Приказы для управления землями, присоединенными к Московскому государству: 1) Приказ Казанского дворца. Начальниками этого приказа были боярин, думный дьяк и два дьяка. В его ведении состояли царства Казанское и Астраханское и все низовые города по Волге и по другим тамошним рекам. Из этого приказа посылались в те города воеводы и указы по всем тамошним делам. Ему же подведомственны были все войска, стоявшие по персидской и турецкой границам и со стороны калмыков и башкир, и ежегодная отправка в Москву татарских и ногайских конских табунов; 2) Сибирский приказ. Этот приказ находился в ведении того же боярина, который заведовал и Казанским приказом, и двух дьяков. В нем ведалось Сибирское царство, таким же порядком, как в Казанском приказе, ведались царства Казанское и Астраханское. Через Сибирский приказ производилась ссылка преступников в Сибирь и верстанье по сибирским службам; в Сибирский же приказ высылалась собираемая с сибирских ясачных людей соболья казна и другие меха, или мягкая казна, и для оценки этой казны в Сибирском приказе постоянно находился голова, избираемый из московских гостей, из торговых людей на год, а с ним товарищи — целовальники. Соболиная и вообще мягкая сибирская казна составляла собственно царский товар и шла на потребности двора и в разные раздачи, а в случае остатка за расходами продавалась торговым людям; 3) Приказ Малыя России. В этом приказе заседал тот же боярин, который был начальником в Галичской чети, и с ним дьяк. Этот приказ, учрежденный со времени присоединения Малороссии, заведовал малороссийскими делами. Здесь производились дела по утверждению гетманов и по распрям в Малороссии. Сюда присылались посланники от малороссийских гетманов и полковников; здесь же делалось назначение воевод и приказных людей по малороссийским городам, где в городах установлено было иметь московских воевод. Там же, в Малороссийском приказе, делались распоряжения о назначении в малорусские города московских войск для защиты народа от смут и от вмешательства во внутренние дела поляков; 4) Смоленский приказ. Он был учрежден вслед за завоеванием Смоленска и части Белоруссии и заведовал делами этих земель. Из этого приказа туда посылались воеводы по городам и делались другие распоряжения.

Приказы по отдельным ведомствам: 1) Монастырский приказ. В нем заседали окольничий и два дьяка. Этот приказ был учрежден еще в царствование Михаила Федоровича, но был отменен, а потом при Алексее Михайловиче учрежден вновь. В ведении этого приказа состояли все дела по управлению монастырями, монастырскими и церковными вотчинами, которые в прежнее время ведались в Приказе Большого дворца. Здесь велись счеты по управлению монастырями и архиерейскими домами. Сюда присылались все отчеты по управлению при передаче монастыря или архиерейского дома от одного управителя к другому. Кроме того, по Соборному уложению 1649 Монастырскому приказу был предоставлен суд по исковым делам на митрополитов, архиепископов, епископов и на весь церковный чин, а также приказных и дворовых людей, на митрополичьих, и епископских и на монастырских слуг и крестьян. Этот приказ, тягостный для духовенства, в продолжение XVII в. несколько раз закрывался и опять открывался; 2) Ямской приказ. В нем заседали боярин, думный дворянин и два дьяка. В ведении этого приказа были ямская гоньба и все ямщики. В этом приказе собирались деньги со всего государства на устройство ямов и на жалованье ямщикам. Из этого приказа посылались ямские стройщики, т. е. приказчики от правительства, для устройства ямов и для наделения их достаточным количеством земли, для управления ямщиками по разным местностям и для надзора за исправностью ямской гоньбы, чтобы ямские слободы стояли друг от друга не слишком далеко, а также не было дальних перегонов и остановки в гоньбе. С этой целью стройщики также смотрели за исправностью дорог, мостов и перевозов; 3) Каменный приказ. «В нем сидит стольник или дворянин да два дьяка. А в ведении сего приказа каменное дело и мастера дела во всем государстве. И для какого царскаго строения понадобятся те мастера и их собирают из всех городов и дают им царское жалованье и поденный корм. Да в ведении того же приказа состоят все известковые и кирпичные дворы и заводы в Москве. А где белый камень родится и делают известь и те города податями и доходами ведомы в том же приказе».

Общая характеристическая черта всех приказов состояла в том, что в них суд и администрация не были отделены друг от друга; каждый приказ заведовал и судом, и администрацией по своему ведомству. Хотя, по-видимому, суд и управление во всех приказах имели коллегиальное начало, это начало не всегда соблюдалось, ибо не было строгого требования, чтобы непременно все члены присутствия в приказе рассматривали каждое дело; напротив того, дело признавалось решенным правильно, даже если в его решении участвовал только один из членов приказа. Разумеется, по самому основному характеру приказов в них не допускалось выборное начало; все члены и служащие в приказах назначались от правительства, а не по выбору общества, не принимавшего в этом никакого участия.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс