ПАТРИАРШЕСТВО В РОССИИ

ПАТРИАРШЕСТВО В РОССИИ. В 1589—1700 было неотъемлемой и неразрывной частью высшей государственной власти Русского Православного Царства. Мысль о возведении русской митрополии в патриаршество зародилась и укрепилась постепенно с усилением вселенского значения Русского Православного Царства и падением значения и самостоятельности восточных Патриархов. С 1-й пол. XV в. московские митрополиты (см.: Митрополиты русские) стали окончательно независимыми от Константинопольских Патриархов; пала и номинальная зависимость. Флорентийская уния подорвала авторитет Византийской духовной власти. С падением Константинополя Москва явилась наследницей византийской светской государственной власти, и соответственно она должна была наследовать и духовную власть. В н. XVI в. эта мысль высказывается идеологами Святой Руси. Наиболее решительно она была высказана в царствование благочестивого Федора Ивановича, когда в 1586 прибыл в Москву путешествовавший Антиохийский патр. Иоаким. Это было первое посещение Московского государства Патриархами. Царь Федор обратился с просьбой похлопотать перед восточным духовенством об установлении патриаршества. Иоаким обещал, но скорого ответа с Востока не последовало. В 1588 в Москву прибыл Цареградский патр. Иеремия, однако он не привез с собой никакой грамоты от восточных Патриархов. Федор Иванович с большей настойчивостью повел речь об учреждении патриаршества и предложил самому Иеремии стать Патриархом с наименованием, впрочем, Владимирским (а не Московским) и всея Руси. Тот уклонился, что соответствовало намерениям московского правительства возвести в патриарший сан митрополита Иова, близкого к царю и Борису Годунову.

26 янв. 1589 было совершено торжественное поставление Иова Иеремией, для чего предварительно был составлен подробный «чин и устав». В мае, незадолго до отъезда Иеремии из Москвы, царь Федор приказал написать уложенную грамоту о русском патриаршестве «для утверждения от рода в род и на веки». В ней было указано, чтобы впредь русским Патриархам поставляться в Москве от своих митрополитов, архиепископов и епископов по избранию Собора, с утверждения своего государя, и новопоставленному Патриарху извещать о своем поставлении Вселенского Патриарха, который также будет отписывать ему о своем поставлении; всех же русских епископов и митрополитов по избранию Собора и соизволению государя надлежало поставлять Московскому Патриарху. Только в 1591 прибыла ответная соборная грамота восточных Патриархов о русском патриаршестве, присланная с Тырновским митр. Дионисием. Подписана она была Патриархами Константинопольским, Антиохийским и Иерусалимским (Александрийская кафедра оставалась тогда вакантной), 42 митрополитами, 19 архиепископами и 20 епископами. В ней выражалось благословение русскому Патриарху и, признавая его своим «братом и сослужебником», восточные иерархи отводили ему пятое место после Иерусалимского в ряду других Патриархов. Московское правительство не удовлетворилось этим и просило установить за Московским Патриархом третье место. Состоявшийся в 1593 в Царьграде Собор, на котором видную роль играл новый Александрийский патр. Мелетий, отклонил это ходатайство. В последующее время избрание Патриархов происходило на Соборах русских иерархов при решительном воздействии царя, но прочно и определенно установленного порядка не было. Первый Патриарх Иов, друг Бориса Годунова, был низвержен Лжедмитрием I в 1605 и заточен в Старицком монастыре, где вскоре умер, его преемник грек Игнатий был назначен царем. После падения Лжедмитрия его ставленник пал и был избран Казанский митр. сщмч. Гермоген, сыгравший видную роль в Смутное время (в 1606—12). После его мученической кончины настало время междупатриаршества, продолжавшегося семь лет, до возвращения из польского плена отца царя Михаила Ростовского митр. Филарета. В это время церковью до 1614 правил Казанский митр. Ефрем, а затем — Крутицкий Иона. Филарет в 1619—33 был поставлен прибывшим в Москву Иерусалимским патр. Феофаном. Преемник же его архиеп. Псковский Иоасаф I (1634—40) избран был епископским Собором в числе трех кандидатов. Следующий Патриарх, бывший архим. Симонова монастыря Иосиф (1640—52), был избран, как избирались и последние Патриархи, иначе, чем предыдущий: царь Михаил написал имена шести кандидатов, избранных им самим, запечатал жребии царской печатью и отослал в соборную церковь, где находились духовные иерархи. Они при совершении молебствий и положении жребиев перед чудотворными иконами вынули сперва из первой тройки, потом — из второй по жребию, а затем, совершив новое молебствие, из двух вынули один, который и отослали царю как жребий избранного волей Божией. При избрании Никона в 1652 и в 1657 и номинально числившегося до 1667 царь Алексей Михайлович предоставил Собору право избрания Патриарха из 12 кандидатов, однако все знали желание царя и избрали Никона. Во время удаления Патриарха и до осуждения его церковью правил Крутицкий митр. Питирим. Новый Патриарх, избранный Собором «не без ведома государя», т. е. по его указанию, бывший архим. Иоасаф II в 1667—73 был поставлен на патриаршество жившими тогда в Москве Антиохийским патр. Макарием и Александрийским Паисием. Далее следовали Патриархи: бывший Новгородский митр. Питирим (1673—74) и Новгородский же митр. Иоаким (Савелов, до 1690), а затем последний, 10-й, если не считать Игнатия, патр. Адриан (1690 — 1700), бывший митрополит Казанский.

Права и управление Патриарха Церковью видоизменялись, расширялись и суживались при разных лицах и положениях, но они по существу были те же, что и у московских митрополитов. Существовали только некоторые преимущества в обрядовой внешности и священнослужении, возвышавшие их перед прочими архиереями. Патриарх при соборном служении облачался посреди церкви, на амвоне, архиереи — в алтаре, он стоял посередине, они — по сторонам, сидел в алтаре на горнем месте, во время литургии причащал из своих рук архиереев. Одежды его при богослужении были: саккос с нашивной епитрахилью, омофор, митра с крестом наверху, иногда с короной по опушке, стихарь, пояс, епитрахиль и поручи с галоматами как символом токов крови Христовой, два энколпия или панагия и крест. Мантия Патриарха была зеленой, со струями золотыми и серебряными, на ней помещались скрижали, вверху с образом Благовещения или с крестами и Херувимами, а внизу — со звонками; пастырский жезл был со змиями, клобук — беловидный, с нашивным крестом и иногда с Серафимами. Во время церковного хода перед патриархом несли свечу, а во время путешествия ему предшествовал крест и последовал жезл. Кроме того, патр. Филарет по родству, а Никон — по дружбе с царем носили титул «великого государя». С введением патриаршества произошли изменения в степенях русской иерархии. Той же грамотой Московского Собора, которой узаконено было патриаршество, полагалось быть в России четырем митрополитам, шести архиепископам и восьми епископам. Сан митрополита был у епископов Новгородского, Казанского, Ростовского и Крутицкого, ближайшего помощника и временного заместителя Патриарха. На степень архиепископов возводились все другие епископы, кроме Коломенского. Из числа новых епископских кафедр замещены были только Псковская и Корельская. Впоследствии умножилось число митрополитов и епископов. В 1667 восточные патриархи предлагали открыть 19 новых епископий и вместе с тем подчинить епископов ведению митрополитов. Ту же мысль о епископах предлагал Собору в 1682 и царь Федор, но оба раза предложение о подчинении епископов митрополитам в Русской Церкви не было признано полезным. В 1686 в ведении Патриарха насчитывалось двенадцать митрополитов, семь архиепископов и три епископа. Патриарху, как и митрополиту, окончательно принадлежал суд церковный, но дела, важные для всей Церкви, решались на Соборах.

Патриаршие имущества, как принадлежавшие епархиальному пастырю, были велики. Земельная область его владений уже в самом начале патриаршества заключала в себе епархии: Московскую (исключая Коломенскую), Костромскую и Вятскую, Нижегородскую, Курскую и Орловскую, части епархий Архангельской, Владимирской, Новгородской и Тамбовской. Впоследствии область эта увеличилась, несмотря на выделение из нее епископств Нижегородского, Белгородского и Вятского. В 1702 в патриаршей области насчитывалось 3750 церквей. Такие обширные владения с селами, монастырями и громадным населением требовали четкого управления. В 1625 патр. Филарет, получив несудимую грамоту, открыл по примеру царя приказы. Во-первых, был учрежден Приказ судный, иначе Патриарший разряд, заведовавший всей судебной частью; ему подлежали: 1) дела о построении церквей; 2) определение к духовным должностям, т. е. выдача настольных грамот; 3) рассмотрение жалоб на духовенство и духовных лиц между собой; 4) рассмотрение преступлений против веры; 5) рассмотрение завещаний. Во-вторых, из Тиунской избы образовался Приказ церковных дел, в котором в 1667 положено было присутствовать только духовным лицам; он ведал тем, чтобы никто не служил без ставленных и отпускных грамот, и наблюдал за церковным благочинием. В дела этих приказов вмешивался с 1649 Монастырский приказ, значение которого было ослаблено после Собора 1667, а через 10 лет он был упразднен. В-третьих, с 1620 существовал Казенный патриарший приказ, собиравший доход с вотчин, посылавший приказчиков посельских и житничных старцев, бравший пошлины за грамоты и печать Патриарха. Наконец, самым главным приказом Патриарха был Дворцовый: он ведал патриаршими вотчинами и вообще хозяйством Патриарха, постепенно овладевая и другими функциями патриаршего управления. Можно утверждать, что он возник после 1613 и был уже организованным учреждением к 1620. Непосредственно подчиненный Патриарху, приказ этот имел во главе дворецкого как одного из первых должностных лиц при дворе Патриаршем, главного управляющего патриаршими вотчинами во всех отношениях, подведомственных приказу. Помощниками его были сначала один, а потом два дьяка. Далее следовал целый ряд подчиненных им подьячих. Кроме приказных подьячих были еще «площадные дворцовые подьячие», писавшие в приказе челобитные, «всякие письма» и т. п., а также приставы для исполнения разных поручений. В состав Дворцового патриаршего приказа входили двое патриарших стряпчих: они были посредниками между Дворцовым патриаршим приказом и другими государственными приказами по делам, касающимся патриарших вотчин и крестьян, особенно по судебным случаям и финансовым отношениям. Обязанностями Дворцового патриаршего приказа были: 1) устройство и управление патриарших вотчин; последние разделялись на три части: а) домовые вотчины; б) вотчины домовых патриарших монастырей (в XVI в. их было 35, после Смутного времени — 13, а к к. XVII в. — 24; в) вотчины, отдававшиеся в поместья патриаршим дворянам; 2) финансовые дела приказа разделялись на государственные и вотчинные. В пользу государства взимались с патриарших вотчин деньги ямские, полоняничные, стрелецкие, ратным людям на жалованье и с к. XVII в. — на корабельное строение, а также шли натурой «стрелецкий хлеб», даточные люди на ратную службу и им же жалованье и даточный хлеб. Кроме этих постоянных существовали и периодические сборы денег и припасов в пользу государства. Источниками вотчинных доходов патриаршей кафедры служили десятинные пашня и хозяйство при ней, земля, состоявшая в тягле крестьян, оброчные статьи, промышленные учреждения и разные пошлины; 3) судебные дела Дворцового патриаршего приказа касались всей патриаршей области, которая составляла особый судебный округ в государстве, не зависевший от общих судебных государственных органов. После смерти патр. Адриана в 1700 Петр I решил не избирать больше Патриарха, а назначил Местоблюстителем патриаршего престола Рязанского митр. Стефана Яворского; в 1701 Дворцовый приказ был изъят из его ведения и во главе был поставлен боярин Мусин-Пушкин, а с 1712 — кн. Прозоровский. В 1721 было отменено и местоблюстительство патриаршего престола, а тем самым упразднено патриаршество. Управление Церковью перешло 14 февр. 1721 в руки Синода, заменившего единоличную власть Патриарха коллегиальным управлением.

С. Ю.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс