Книга как проводник новой культуры в XVIII веке

П. Милюков

Новая культура победила, как известно, прежде всего своими техническими преимуществами, сделавшими из нее необходимое орудие новой государственности и не­избежное условие более развитой промышленной жиз­ни. Победив, эта культура на первых же порах приоб­рела симпатии господствующего класса, которому она дала самый удобный по своей наглядности признак, впервые проведший резкую внешнюю черту между «благородством» и «подлостью». Наконец, опять-таки с самого начала, новая культура расположила в свою поль­зу влиятельные классы, как источник особых, доселе не­ведомых наслаждений, материальных, эстетических и умственных, начиная с гастрономического обеда и воль­ных отношений к женщине и кончая картами, музыкой, спектаклем и забавной книгой. Все это, однако, не да­вало еще достаточного материала для нового, принципи­ально различного от старого общественного самосозна­ния.

Материал этот дала книга, как только перестали ис­кать в ней простой забавы. Первоначально, правда, в ней искали только правил для сознательного личного по­ведения. Но от этого первого шага — от правил свет­ского обхождения или предписаний индивидуальной морали — переход к следующему шагу, к признанию важ­ности общественной теории и необходимости сознатель­ного общественного поведения, был уже нечувствителен и совершался незаметно. […] с пятидесятых годов вли­яние книжной морали и общественной теории перестает ограничиваться отдельными личностями и захватывает целый общественный круг — правда, еще очень огра­ниченный: круг дворянской молодежи, прошедшей вы­сшую школу.

Очерки по истории русской культуры. В 3 т., СПб., 1904. Т. 3, ч. 2. С. 67.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс