И. Аксаков о Петре I

И. Аксаков

Гений преобразователя, окрыленный всемогуществом власти, везде отменял обычный, естественный ход жиз­ни, ее самобытное творчество, ее свободу, ее органиче­ские отправления; везде, с неколебимою настойчиво­стью, ставил на их место указ и регламент, все созидал и воздвигал вновь, не оставив, кажется, ни одного уголка не только государственной, но общественной и даже ча­стной жизни, который бы не был заклеймен печатью его изволенья и силы. Ничто не укрылось от орлиного взора, — на все обращено зоркое внимание власти, все принято к правительственному соображению, все сведе­но к единой цели, заданной себе творцом новой Рос­сийской Империи, все поступило на службу идей госу­дарства, все взято в казенное ведомство, — не только жизнь и достояние людей, но и нравы, — не только моря и земли, но и парики и бороды. Конечно, громаднее переворота не видала история. Рядом с созданием армии, флота, фортеций, сената, коллегий, магистратов, ратуш, — заказывалась наука, повелевалось быть искус­ству, поэзии, литературе, предписывались уставы для об­щежития, заимствованные у Голландцев и Немцев, на­лагались, по грозной воле царя, правила «комплимен­тов», — Русские люди, под страхом казней, учились тан­цам и фривольным манерам, важные и сановитые бояре выделывались, выдалбливались и выколачивались в пе­тиметров… Русское общество, обритое, причесанное, одетое по казенным образцам, согнано было в «ассам­блеи» — привыкать к веселым добрым нравам, к кото­рым относилась и выпивка знаменитого кубка Большого Орла. Если в начале Русские люди упирались и не одна Русская боярыня, пожалованная в новое звание «дамы», была, за уклонение от ассамблеи и танцев, принуждена выпить сей кубок, а иные упрямцы, за несогласие расстаться с бородою расставались с головою, то впослед­ствии, однако, старания Петра увенчались полным успе­хом и насаждения его принесли соответственный плод: Русское общество смирилось, отреклось от Русских нра­вов, обычаев, преданий, восколько это было возможно для природы людей, все же Русских по происхождению, и с покорностью двинулось по указанной ему дороге, к ассигнованному ему волею Петра идеалу. Этот настой­чивейший из реформаторов, который, по выражению Пушкина, был «на троне вечный работник,

«То академик, то герой,

то мореплаватель, то плотник»,

то цирюльных, то галантерейных дел мастер, успел даже дать официальную формулу выражениям народной пре­данности и восторга (введением Венгерского крика «ура») — и вообще вдохнуть во все движения обществен­ной жизни всемогущество казенного духа.

[…] Но какая же это держава без наук и искусств? Необходимы науки и искусства, искусства смягчают нра­вы, смягченные же нравы облегчают государственное управление; необходимо и просвещение в известной мере и степени: оно образует полезных слуг государству. И вот могущественною волею Петра пересаживаются науки и искусства — совсем готовые берутся под госу­дарственное покровительство, поступают в государствен­ную службу. Хорошее цветущее государство без муз не обходится!.. нужен и поэт для прославления подвигов, и скульптор для изваяния статуй великих государственных деятелей, нужен и писатель с добрым слогом, чтоб мог сочинить на нужные государственные случаи, торжества и другие потребы — приветственную речь, похвальное слово, гисторию событий; нужен и актер для увеселения двора и публики (которую также приходилось создавать вновь, ее ведь не было, — она также у нас происхож­дения официального!)… Да, необходимы актеры, необхо­димы комедии, балеты, необходимо веселье, как одно из условий государственной гигиены… И вот являются и поэты, и скульпторы, и живописцы, и писатели, и акте­ры, и балетмейстеры, и ученые и веселые люди, и все поступают на службу, расписываются по классам и ран­гам, содержатся на счет государства и отдают отчет пра­вительству в своей художнической, ученой, литературной или увеселительной деятельности. Когда читаешь ис­торию просвещения России при Петре 1-м Пекарского, приходишь в невольное изумление пред теми настойчи­выми, энергическими усилиями государства: создать во что бы то ни стало — штатс-просвещение, штатс-науку, штатс-искусство, штатс-журналистику, штатс-поэзию, штатс-литературу, штатс-галантерейность, штатс-нравы, штатс-нравственность… Государство не щадило расходов на воспитание общества — в направлении и в духе со­ответствовавших государственным целям… Конечно, ни одно общество в мире не стоило таких издержек казне, как Русское общество! Нигде, впрочем, и не давалось ему свыше, от казны, воспитания! От кабаков и увесе­лительных домов до академий наук и разных храмов музам — все это содержалось на казенные деньги, на казенный счет, казною, ради государственной надобно­сти.

Так началось и шло развитие Русского общества!

Как началось и шло развитие русского обще­ства. Полн. собр. соч. в 7 т. М., 1887. Т. 6. С. 241-242, 245-246.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс