Герцен

Новгород Великий в XIX столетии

Новгород Великий в XIX столетии

А. Герцен Когда едешь из Москвы в Петербург, сначала по дороге деревни на­поминают близость к сердцу государства; Тверь — дальний квартал Москвы, и притом хороший квартал, Тверь на Волге и на шоссе, го­род с будущностью, с карьерой. Но в Новгородской губернии пут­ника обдает тоской и ужасом; это предисловие к Петербургу: другая земля, другая природа, бесплодные(…)

Новые идеи как мода

Новые идеи как мода

А. Герцен Одно из существеннейших достоинств русского характера — чрезвычайная легкость принимать и усваивать себе плод чужого труда. И не только легко, но и ловко; в этом состоит одна из гу­маннейших сторон нашего характера. Но это достоинство вместе с тем и значительный недостаток: мы редко имеем способность выдержанного, глубокого труда. Нам понравилось загребать жар чужими(…)

О развитии революционных идей в России

О развитии революционных идей в России

А. Герцен Долгое рабство — факт не случайный, оно, конечно, отвечает какой-то особенности национального характера. Эта особенность может быть поглощена, побеждена другими, но может победить и она. Если Россия способна примириться с существующим порядком вещей, то нет у нее впереди будущего, на которое мы возлагаем надежды. Если она и дальше будет следовать петербургскому курсу или(…)

Опьянение самовластья

Опьянение самовластья

А. Герцен Избалованность власти, не встречавшей никакого противудействия, доходила несколько раз до необузданности, не имеющей ничего себе подобного ни в какой истории. Вы знаете меру ее из рас­сказов о поэте своего ремесла императоре Павле. Отнимите кап­ризное, фантастическое у Павла, и вы увидите, что он вовсе не оригинален, что принцип, вдохновлявший его, один и тот же(…)

Особый русский характер московского общества XIX столетия

Особый русский характер московского общества XIX столетия

А. Герцен Я ужасно люблю старинные московские дома, окруженные полями, лесами, озерами, парками, скверами, саваннами, пустынями и степями, по которым едва протоптаны дорожки от дома к погребу и на которых если не найдете дворника, то зато встретите стадо диких собак. Замечательно, что в Москве дом окружен двором, а в Петербурге двор — домом; это имеет(…)

От волнений национальной войны к мертвому штилю петербургского деспотизма

От волнений национальной войны к мертвому штилю петербургского деспотизма

А. Герцен Невозможно было сразу перейти от волнений наци­ональной войны, от славной прогулки по всей Европе, от взятия Парижа к мертвому штилю петербургского деспотизма. Само правительство не могло сразу же вер­нуться к своим старым замашкам. [...] Что же до нищего крестьянина, то он возвратился в свою общину, к своей сохе, к своему рабству. Ничто для(…)

Отношение народа к казакам-разбойникам

Отношение народа к казакам-разбойникам

А. Герцен Уход в монастырь, в казаки, в шайку разбойников был единственным средством обрести свободу в России. На­род учтиво называл разбойников шалунами и вольницей. В древние времена один Новгород поставлял вооружен­ные шайки, которые спускались по Волге и Оке, до самых берегов Камы, «идучи искать наудачу счастья». Разбойни­ки-казаки, преследуемые Иваном IV, завоевали под на­чальством Ермака Сибирь,(…)

Петербург и Москва: такие разные столицы

Петербург и Москва: такие разные столицы

А. Герцен <…> Житель Петербурга привык к деятельности, он хлопочет, он домогается, ему некогда, он занят, он рассеян, он озабочен, он опоздал, ему пора!.. Житель Москвы привык к бездействию: ему досужно, он еще погодит, ему еще хочется спать, он на все смотрит с точки зрения вечности; сегодня не поспеет, завтра будет, а и завтра не(…)

Петр I едва скрывал свое равнодушие к православию

Петр I едва скрывал свое равнодушие к православию

А. Герцен Петр едва скрывал свое равнодушие или презрение к греческой церкви, которая по необходимости должна была впасть в опалу вместе со старым порядком. Он запретил открывать новые мощи и творить чудеса. Он заменил патриарха синодом, назначаемым правительст­вом, и определил туда обер-прокурором кавалерийского офицера. Патриарх никогда не обладал верховными пра­вами и не был полностью независим(…)

Петр I копировал Запад

Петр I копировал Запад

А. Герцен Петр I пользовался полнейшей свободой. Но душе его недоставало гения и творческой мощи: он был порабо­щен Западом и стал копировать его. Ненавидя все от­носящееся к старой России, хорошее и дурное, он под­ражал всему европейскому, дурному и хорошему. Поло­вина иностранных форм, пересаженных им в Россию, была в высшей степени противна духу русского народа. Его(…)

Петр I сделал бесконечно много добра и зла России

Петр I сделал бесконечно много добра и зла России

А. Герцен Петр I сделал бесконечно много добра и зла России; но особенной благодарности от русских он заслуживает за толчок, который дал всей стране, за движение, кото­рое он сообщил нации и которое с тех пор не замед­лялось. Петр I понял скрытую силу своего народа, так же как и препятствие, мешавшее развитию этой силы; с энергией(…)

Петр I хотел создать сильное государство с пассив­ным народом

Петр I хотел создать сильное государство с пассив­ным народом

А. Герцен Петр I хотел создать сильное государство с пассив­ным народом. Он презирал русский народ, в котором любил только численность и силу [...]. Борода считалась преступлением, кафтан — мятежом; портным угрожала смерть за шитье русского платья для русских, — это, конечно, пес plus ultra[1] Правительство, помещик, офицер, столоначальник, управитель, иноземец только и делали, что повторяли(…)

Петровские ассамблеи

Петровские ассамблеи

А. Герцен Сколько раз видел Петербург, как его государь, в окружении своих еле державшихся на ногах министров, охмелевший от венгерского вина и анисовки, покинув на рассвете пиршественный стол, брался за барабан и бил сбор. Случалось также видеть, как он носился по улицам с ряжеными, сам тоже одетый в маскарадный костюм. Старые бояре, чей степенный и(…)

Петровский переворот замешал обоюдоострый элемент в жизнь дворянской России

Петровский переворот замешал обоюдоострый элемент в жизнь дворянской России

А. Герцен [...] петровский переворот замешал обоюдоострый элемент в жизнь дворянской России. Петру нравилась материальная сторона цивилизации, прикладная наука; ее богатые средства удесятеряли власть; но он не знал, какие шипы кроются в этих западных розах, а, пожалуй, слишком презирал свой народ, чтоб думать о том, что он может усвоить и еще кое-что, кроме фортификации, кораблестроения(…)

Последствия обращения России в правосла­вие

Последствия обращения России в правосла­вие

А. Герцен После норманнского первым иноземным элементом, примешавшимся к русской национальности, был византий­ский. Пока наследники Святослава лелеяли мечту о заво­евании восточного Рима, этот Рим предпринял и завершил их духовное подчинение. Обращение России в правосла­вие является одним из тех важных событий, неисчисли­мые последствия которых, сказываясь в течение веков, порой изменяют лицо всего мира. Не случись этого,(…)

Призвание на царство Романовых. Михаил Федорович

Призвание на царство Романовых. Михаил Федорович

А. Герцен Четыре года длилось междуцарствие, гражданская война, война с поляками, казаками и шведами при отсут­ствии какого бы то ни было правительства. Народ поло­жил последние силы на защиту своей политической неза­висимости, он шел на любые жертвы. Нижегородский мясник Минин и князь Пожарский спасли отчизну, но спасли ее только от иностранцев. Народ, уставший от сму­ты, от(…)

Произвол во имя православия и народности на рубеже XVII столетия

Произвол во имя православия и народности на рубеже XVII столетия

А. Герцен Московский народ, разжигаемый мятежными боярами, восстал во имя православия и народности, находившихся под угрозой, ворвался во дворец, зверски убил молодого царя, надругался над трупом, сжег его и, зарядив пушку прахом, развеял его по ветру. Эти события чрезвычайно усилили начавшееся броже­ние, которое вызвало теперь лихорадочную деятельность во всем государстве. Россия всколыхнулась от Казани до(…)

Промежуточное существование — между геологией и историей

Промежуточное существование — между геологией и историей

А. Герцен Крестьянин, живущий в этих домишках, — все в том же положении, в каком застигли его кочующие полчища Чингисхана. События по­следних веков пронеслись над его головой, даже не заставив его за­думаться. Это промежуточное существование — между геологией и историей. У этой формации свой особый характер, образ жизни, физиология, но нет биографии. Через каждые два-три(…)

Развитие революционных идей в России

Развитие революционных идей в России

А. Герцен Наука процветала еще под сенью трона, а поэты вос­певали своих царей, не будучи их рабами. Революцион­ных идей почти не встречалось, — великой революци­онной идеей все еще была реформа Петра. Но власть и мысль, императорские указы и гуманное слово, само­державие и цивилизация не могли больше идти рядом. Их союз даже в XVIII столетии удивителен.(…)

Роль Сибири для будущего всей России

Роль Сибири для будущего всей России

А. Герцен Сибирь имеет большую будущность — на нее смотрят только как на подвал, в котором много золота, много меха и другого добра, но ко­торый холоден, занесен снегом, беден средствами жизни, не изре­зан дорогами, не населен. Это неверно. Мертвящее русское правительство, делающее все насилием, все палкой, не умеет сообщить тот жизненный толчок, который увлек бы(…)

Россия и ее таланты. Начало XX века

Россия и ее таланты. Начало XX века

А. Герцен Что же это, наконец, за чудовище, называемое Россией, которому нужно столько жертв и которое предоставляет детям своим лишь печальный выбор погибнуть нравственно в среде, враждебной все­му человечеству, или умереть на заре своей жизни? Это бездонная пучина, где тонут лучшие пловцы, где величайшие усилия, вели­чайшие таланты, величайшие способности исчезают прежде, чем успевают чего-либо достигнуть.(…)

Русская знать в эпоху правления Екатерины II

Русская знать в эпоху правления Екатерины II

А. Герцен Вероятно, в первое время после реформы все эти грузные и грубые бояре, в своих пудреных париках и шелковых чулках, сильно смахивали на тех отаитских щеголей, которые гордо расхаживают в красных англий­ских мундирах с эполетами, но без штанов и рубашки. Однако благодаря нашей восприимчивости высшая знать вскоре усвоила манеры и язык версальских придворных. Восприняв(…)

Русская литература приобрела значение в годы правления Екатерины Второй

Русская литература приобрела значение в годы правления Екатерины Второй

А. Герцен Европеизированная русская литература начинает приобретать известное значение лишь во времена Ека­терины II… Первым русским произведением, снискав­шим огромную популярность, было не послание, обра­щенное к императрице, не ода, на которую вдохновили поэта бесчеловечные опустошения и кровопролитные победы Суворова, а комедия, едкая сатира на провин­циальных дворянчиков. Тогда как Державин сквозь оре­ол славы, окружавшей трон, видел одну(…)

Русская Москва

Русская Москва

А. Герцен Слава Петру, отрекшемуся от Москвы! Он видел в ней зимующие корни узкой народности, которая будет противудействовать европеизму и стараться снова оттор­гнуть Русь от человечества. Дневник. 1842 г., собр. соч. в 30 т. М, 1954. Т. 2. С. 241.

Русь петровская

Русь петровская

А. Герцен Сколько ни декламировали о нашей подражательности, она вся сводится на готовность принять и усвоить формы, вовсе не теряя своего характера, — усвоить их потому, что в них шире, лучше, удобнее может развиваться все то, что бродит в уме и в душе, что толчется там и требует выхода, обнаружения. Если б хотели хорошенько всматриваться(…)