АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ЦЕНТРАЛ

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ЦЕНТРАЛ — каторжная тюрьма в с. Александровское, близ Иркутска. Открыт в 1873 как уголовная тюрьма, с 1891 использовался для содержания политзаключенных. С 1904 военный госпиталь, с 1906 вновь тюрьма. В феврале 1917 освобождены все политзаключенные, а затем по амнистии Временного правительства и большинство уголовников. В 1518-19, в период правления А. В. Колчака, тюрьма с особо жестким режимом. В начале 1920-х гг.- концлагерь, затем (до 1950-х гг.) тюремный изолятор.

Александровский централ. Восточная Сибирь. Начало 20 в

Александровский централ. Восточная Сибирь. Начало 20 в

Тюрьма начиналась с Александровского винокуренного завода, построенная в этих местах лет двести назад. Завод, окруженный тайгой, был возведен в болотистой низине. В дальнейшем часть тайги была вырублена на дрова и заводские постройки, расчищена для пашен. Вокруг завода появились дома, куда уходили жить ссыльные после отбытия каторги. Они обзаводились семьями и занимались сельским хозяйством. В результате возникло село Александровское.

В 1873 году завод закрыли и в его здании устроили тюрьму, предназначенную для содержания каторжан, высылаемых из Европейской России. Через 16 лет тюрьма начинает существовать по новым правилам.

Александровский централ располагался в ложбине между двух высоких гор. В центре находилось двухэтажное здание из темно-красного кирпича, фасад которого выходил на тракт. Под крышей над главным входом была большим полуовалом вывеска с позолоченным двухглавым орлом. Над ним выделялась надпись: «Александровская центральная каторжная тюрьма». Издалека виднелись два ряда окон, покрытых железными решетками. Одни из них выходили на улицу, другие — на тюремный двор.

Александровский централ

Александровский централ

Главное здание Александровского централа состояло из двух смежных корпусов, образовывавший большой квадрат. Широкий тюремный двор обнесен кирпичной оградой. По ее углам поднимались вышки для тюремного караула. В главном тюремном здании находилось более 30 общих камер, 21 одиночка и тюремные мастерские. Во дворе — кухня, баня, прачечная, кладовые, церковь.

Общий уклад жизни в централе во многом дублировал сложившуюся практику содержания арестантов в других тюрьмах. В 5 часов по тюрьме объявлялся подъем, в 6 — перекличка, в 12 — обед, в 21 час — отбой. По меркам того времени, централ считался крупнейшей тюрьмой — в нем содержалось более тысячи заключенных.

Расцвет тюрьмы пришелся на 80-е годы, когда начальником тюрьмы стал Сипягин. Когда его произвели в должность иркутского тюремного инспектора, начальником централа стал Лясотович, продолживший и развивший политику своего предшественника.. С появлением в Александровской тюрьме этих двух либералов ее каторжный режим коренным образом изменился: вместо системы, основанной главным образом на том, чтобы карать преступников, появилась тенденция к их исправлению.

Розги, кандалы и даже карцеры исчезли. Начальство сделало все возможное, чтобы организовать работы, в которых были бы заинтересованы арестанты. Возник целый ряд мастерских, прибыль с которых шла на улучшение положения арестантов, а третья часть копилась, записывалась на их счет и выдавалась по отбытию наказания. В санитарном и гигиеническом отношении тюрьма превратилась в образцовое учреждение. Пища и одежда арестантов были таковы, что им завидовали даже крестьяне. Открылась школа, введены были собеседования, устроили театр, на сцене которого выступали арестанты, оркестр, дирижировал которым сам начальник тюрьмы.

Александровский централ

Александровский централ

О тюрьме стали говорить, писать целые трактаты. Смотреть ее стали приезжать иностранцы, не скрывавшие своего удивления невиданным порядкам. Слава о ней разнеслась далеко за пределы России. Правительство гордилось тюрьмой, охотно давало пропуски в нее и не обращало внимания на проправительственные газеты, кричавшие, что в селе Александровском не каторжная тюрьма, отель первого разряда. Она превратилась в гордость российского тюремного ведомства, и на нее всегда ссылались когда кто-то ругал русские каторжные порядки.

Результаты такого подхода к делу в тюрьме не замедлили сказаться: процент исправляющихся значительно повысился, побеги совершенно прекратились. Большие партии арестантов отправлялись на постройку Сибирской железной дороги без всякого конвоя, с одним — двумя надзирателями. — Это не тюремщик, а маэстро, арестанты — не арестанты, а публика, аплодирующая артисту, — говорили о начальнике тюрьмы и его подопечных, когда слушали музыку в исполнении тюремного оркестра.

В 1895 году Иркутск посетили французы Шафанжон и Матиссен. Один был депутатом парламента, другой — мэром французского
городка. Французы были в Иркутске проездом. Они ехали в Китай с коммерческими целями. В Сибири их поражало все: наши порядки, наши купцы. Но особенно они были ошеломлены, когда вернулись из поездки в Александровскую каторжную тюрьму.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс