Александр III. Часть 3

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

21 сентября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Валентин Корнилов — историк.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН Продолжаем серию «Династия Романовых». Подходит к завершению сама династия Романовых, ее история. И предпоследний, не формально, а по-настоящему, император из династии Романовых, Александр III сегодня у нас, и программа сегодня предпоследняя. Мы начали разговор, можно сказать, о сотрудниках Александра III, о тех лицах, которые определяли и его царствование, и политику Александра III. Мы продолжаем этот разговор.
В. КОРНИЛОВ Мы действительно начали говорить о ближайшем окружении Александра III, которое являлось как бы обликом власти. Если брать самого Александра, мы могли бы говорить о символе власти. Хотя, конечно, Александр III далеко не символическая, а реальная фигура. Но, тем не менее, облик монархии, самодержавия создавали те люди, которые были близки к нему. И остановились мы на Победоносцеве.
С. БУНТМАН Да, одна из ключевых фигур, естественно. Хотя монархия, которую Александр III объявил самодержавием, еще раз во всех смыслах этого слова подтвердил это, не все идеи транслировались собственно от монарха к его сотрудникам, но многое разрабатывалось и проводилось в жизнь самими этими сотрудниками, такого масштаба как Победоносцев.
В. КОРНИЛОВ Победоносцев действительно был очень своеобразной фигурой в эпохе царствования Александра III. И, забегая вперед, можно сказать, что он оказал большое влияние и на начало следующего царствования. Поэтому можно говорить о том, что это определенная фигура, которая олицетворяла консервативную политику самодержавия конца XIX века. Победоносцев содержал в себе многое. У него была очень своеобразная манера общения. Он был высокомерен по отношению к тем, кто был слабее его. Он очень раздражался по отношению к тем людям, которые чувствовали себя хоть в какой-то степени независимыми. Он очень покровительствовал тем, которые советовались с ним, внимали его словам. И возникает вопрос, кто такие люди? А такие люди часто были министрами, советовались. Советовались не по убеждению, а часто для того, чтобы просто Победоносцев не навредил. В этом смысле это тип высокопоставленного чиновника, который мог создать благоприятные условия для тех или иных политических решений, а мог и навредить, и часто этим пользовался.
Я уже говорил о том, что он был сторонником консервативного курса, что означало отрицание любых реформ. И он всегда задавал вопрос: а какой прок будет от тех или иных преобразований? Неясно, что будет через несколько лет, и поэтому эти сомнения оказывали очень большое влияние на всю политику. Еще один очень важный момент, я бы сказал, тоже политического свойства. Победоносцев был обер-прокурором синода. Но его влияние выходило далеко за пределы синода. Практически нет того государственного вопроса, в который бы Победоносцев не вмешивался. Хотя формально обер-прокурор синода это не самая ключевая фигура в условиях российского самодержавия.
С. БУНТМАН По-моему, впервые именно из-за Победоносцева вспомнили о ней, как о важной должности.
В. КОРНИЛОВ Да, пожалуй, это было так. Часто несколько раз в истории случалось так, что должность обер-прокурора совмещалась с должностью министра просвещения. И тогда, вообще, складывалась очень своеобразная ситуация.
С. БУНТМАН Да уж.
В. КОРНИЛОВ Это был Голицын, в том числе были и другие фигуры, о которых я упомяну дальше. Но в данном случае речь идет о другом, что Победоносцев действительно совал нос во все вопросы. Но, пожалуй, здесь нужно сказать, что он не очень глубоко занимался тем вопросом, которому должен был посвятить свою деятельность, а именно религией. Победоносцев не был религиозным мыслителем. Он, конечно, был человеком, который глубоко разбирался в этих вопросах, но он не был религиозным мыслителем, хотя иногда пытаются его представить таким образом. Более того, я считаю, что Победоносцев принадлежит к тому типу государственных деятелей России, которые во многом цинично попирали основы церкви и во многом несут ответственность за то безбожие, которое сложилось в народе позднее. Именно этими циничными действиями, когда через церковь проводились прямые политические решения, это, конечно, выхолащивало саму идею церкви. И многие действия церкви часто ассоциировались с теми действиями государства, которые были непопулярны.
С. БУНТМАН Это надо возвращаться к Петру, наверное, к его реформе церкви, к упразднению патриаршества?
В. КОРНИЛОВ Да, но мы все-таки подходим к началу ХХ века, когда религиозные представления тоже углублялись, и серьезно. В том числе появляется довольно много религиозных мыслителей, которые пытались ответить на вопросы своими аргументами. Так вот, Победоносцев как раз не принадлежал к кругу этих людей и по-своему выхолащивал эту идею. В чем, я считаю, он повинен. Победоносцев не любил все коллективные обсуждения и решения. Победоносцев даже не считал нужным уважать решения государственного совета. Я это особенно хочу подчеркнуть, потому что государственный совет к этому времени существовал уже более 70 лет. Это вполне устоявшийся орган, вполне лояльный, но, тем не менее, даже решения этого органа Победоносцев не признавал. Я, может быть, излишне подробно остановился на Победоносцеве, для того чтобы понять все-таки, какое лицо было у консервативного самодержавия 80-х годов.
Но был и другой тип консервативного деятеля и консервативного общественного деятеля. Здесь нужно, конечно, обратиться к человеку, близкому к Победоносцеву, но совершенно другому, а именно к Каткову. Катков, как известно, появился на политической арене до Александра III. Это был уже заметный публицист в эпоху реформ, но он с самого начала реформ занимал достаточно консервативные позиции. При этом надо сразу сказать, что Катков был яркой личностью. Это был очень увлекающийся публицист. Он очень гордился тем, что его издания, это «Московские ведомости» и «Русский вестник», были независимыми. Действительно, он не получал никаких прямых дотаций от власти, он использовал только остроту положения, которую он создавал в своих органах печати. И эти органы печати были популярны. Он как раз и формировали консервативный взгляд в общественном мнении. Надо сказать, что Катков очень часто выступал оппозиционно по отношению к власти. Но это никого не останавливало и не удивляло. Более того, Катков часто действовал вопреки мнению Победоносцева и вызывал в свой адрес большой гнев. Но, тем не менее, он отстаивал свои идеи, и надо сказать, что отстаивал небезуспешно. У него очень интересная линия была. Он считал, что в России есть две политики: одна политика самодержавия, а другая министерская политика. И в своих органах печати как раз он стремился разделить эти две политики. Тем самым поднять вес монарха, считая, что далеко не все то, что проводится министрами, означает, что это подлинная власть самодержца.
С. БУНТМАН Достаточно не новая идея, «хороший царь, плохие бояре». Подспудная идея эта. Это довольно распространенный способ консервативного мышления.
В. КОРНИЛОВ Если рассматривать с сегодняшнего дня, то действительно довольно распространенный. Но это были все-таки 80-е годы XIX века. Если взглянуть раньше, то роль печати, вообще, была значительно меньше. Поэтому в печати, можно сказать, он был первооткрывателем, именно в таком разделении. Причем ведь он критиковал любые органы, в том числе тот же самый государственный совет, считая, что они недостаточно ясно проводят линию самодержавия. Это, конечно, оказывало неоценимую услугу власти, и это во многом позволило Александру III предстать народным царем. Потому что такой распространенный образ, что не все действия власти означают одновременно и действия, и помыслы самого монарха, — это очень важный тезис, который получил распространение.
Я бы хотел остановиться еще на одном деятеле, который играл большую роль в период такого консервативного формирования общественного мнения. А именно я хотел бы остановиться на Леонтьеве, знаменитом консервативном философе. В середине 80-х годов вышла его знаменитая книга «Восток, Россия и славянство». В этой книге Леонтьев очень подробно останавливается на проблеме византийства, византивизм. И он считает, что Россия как раз и должна проводить политику византивизма. Что это такое, как он понимал эту политику византивизма? Это он рассматривал как совокупность принудительных мер для сохранения власти. Византивизм это особый путь России, он считал. Он не буржуазный, но одновременно и не либеральный. Это путь с сохранением сословий, но, тем не менее, с определенными новыми принципами, которые, может быть, не во всем получили распространение в России.
В политике византивизма Леонтьев отводил особую роль церкви. Церковь должна была поддерживать не только и не столько любовь к ближнему, сколько должна поддерживать страх божий. Государство тоже должно было внушать народу страх. И именно на этом должна была строиться консервативная политика государства. Вообще, это казалось крайним даже некоторым консерваторам. Тот же самый Катков однажды отказался печатать его материалы и возмущался: «Этак можно и до чертиков договориться». И, в общем, он был по-своему прав, потому что это была абсолютно крайняя точка зрения. Но Леонтьев подал самодержавию очень интересную идею. Власть царя должна осуществляться не по закону, а она должна быть над законом. Это такой свежий тезис консерватизма, за который ухватились многие. Это чтобы власть не запуталась в своих собственных же законах. И эта формула очень понравилась в том числе и Александру III. Вы понимаете, это по-своему поиски выхода из положения, которое было связано с неким правовым развитием России. Выйти из этого правового поля вот была задача. Эта задача по-своему понравилась, и в этой части эта идея сейчас тоже оказывается довольно часто востребована. И, вообще, если вы обратитесь к русской философии, то надо сказать, что Леонтьев сейчас достаточно популярен, хотя был период времени, может быть, даже около века, когда о нем почти не вспоминали совсем.
Был очень важный момент в консерватизме, на который обязательно нужно было ответить. Какой это момент? Это вопрос о том, что собою представляет свобода. И не менее острый вопрос, а как можно решить вопрос равенства в стране? Это вопросы, которые очень будоражили общество. Правда, хочу сразу сказать, что лично Александр III, конечно, не был поглощен этими проблемами. Но нужно было считаться с тем, что в стране существовала и оппозиция, и с тем, что все-таки в стране и после 1 марта 1881 года продолжалось революционное движение. И каким-то образом реагировать на эти проблемы было необходимо.
В связи с этой проблемой я хотел бы вспомнить выступление еще одного деятеля, а именно Льва Тихомирова. Это тоже очень своеобразная фигура. К середине 80-х годов это стал очень крупный философ и очень популярный публицист. Популярным он стал, потому что до этого он был народником. Был осужден, но потом был помилован. И пришел к выводу, что революционное преобразование невозможно, и переметнулся в лагерь крайнего консерватизма. Вот уж можно сказать, воистину, мысль о том, что пойдешь налево, придешь направо. Это типичный случай. И, конечно, Тихомиров был очень востребован властью, потому что, имея такое прошлое, не сразу могли разобраться некоторые представители общества, что за этим скрывается. Так вот, что за этим скрывалось. Тихомиров рассматривал свободу, как состояние внутреннего мира человека. Он считал, что любой человек, даже если он находится в прямой зависимости от другого, может быть более свободным. Даже крепостной с высокой нравственностью может быть более свободным, чем любой человек, который находится вне какой-то зависимости от другого. И этот тезис, может быть, сложен был для всеобщего понимания, но он был принят. И он развивался. И этот тезис имел под собой определенные основания. Мы с Вами прекрасно понимаем, что, действительно, в условиях крепостной зависимости декларировать это было невозможно. Но когда были еще определенные черты крепостной зависимости, то заявить об этом оказалось можно. Мы, конечно, понимаем, что эти высказывания практически не доходили до основной массы населения, до крестьянства. Поэтому здесь можно было, конечно, витийствовать в кругах интеллигенции, в кругах высокопоставленных людей. Но это было довольно бесполезно для основной массы населения. И, с этой точки зрения, все эти рассуждения были и достаточно безопасными. Другая проблема, о которой он тоже высказывался, это проблема равенства. Вообще, проблема равенства рассматривалась в условиях самодержавия однозначно. Равенство исключалось.
С. БУНТМАН Конечно.
В. КОРНИЛОВ Поддерживался сословный строй, и в условиях сословности ни о каком равенстве речи быть не могло. Но, тем не менее, эта проблема волновала, и отвечать на нее нужно было. Известно, что либерализм, в том числе в России, отвечал на этот вопрос путем решения проблемы равенства перед законами. Но мы знаем, что и против этого консерватизм в России выступал тоже. Поэтому в консервативной идеологии проблема равенства не получила своего развития, и поэтому все отложено было напоследок.
И, наконец, перед перерывом я хотел обратиться еще к одному вопросу, чтобы этим завершить. Все-таки как появлялись эти теории? Почему именно в этот консервативный период эти теории сложились? Здесь все-таки властью был дан некий знак востребованности этих теорий. Конечно, сами власти были далеко от этого, но этот знак создал такое широкое поле развития этой идеологии, чем очень многие и воспользовались. Мы назвали несколько имен. На самом деле их было гораздо больше.

С. БУНТМАН Есть один вопрос в интернете, достаточно любопытный, от Дмитрия. «Можно ли считать управление Москвой великим князем Сергеем Александровичем своеобразной идеальной моделью консервативной Александровской эпохи?»
В. КОРНИЛОВ В какой-то степени да. Это было абсолютно типично. Это был период более или менее спокойного существования города. И, конечно, можно сказать, что это классический случай.
С. БУНТМАН Но гораздо более жесткое было это управление, чем при Долгорукове, например. Бесконечное правление престарелого Долгорукого.
В. КОРНИЛОВ Я думаю, что это ничего не значит, потому что и в условиях самой правительственной политики были люди более жесткие, а были более мягкие, если можно так выразиться.
С. БУНТМАН Модель, наверное, не в том смысле, что оно давало модель для царствования, Дмитрий, (я отвечаю слушателю), а, скорее, как частный случай в старом столичном городе, большом, как некое проявление в миниатюре всей Александровской эпохи.
В. КОРНИЛОВ Таких случаев, кстати, было немало. Пример Москвы просто виден. Много других примеров такого рода.
С. БУНТМАН Просто рассматриваем он чаще всего и подробнее всего. Мы продолжаем говорить о деятелях эпохи Александра III и той политике, которую они собой олицетворяли.
В. КОРНИЛОВ До сих пор мы говорили, скорее, об идеологах консерватизма. А сейчас мне хотелось бы остановиться на некоторых практиках. И одним из таких практиков был тоже известный человек, Дмитрий Андреевич Толстой. Это уже непосредственно выбор Александра III. Причем выбор такой. Это не то что появление какой-то новой фигуры. Как известно, я уже упоминал об этом, в 1882 году, недолго пробыв на должности министра внутренних дел, получил отставку Игнатьев. И на этом посту Игнатьева сменяет Толстой. Толстой был, конечно, уже фигурой далеко не первой свежести. Дело в том, что до этого он был в должности обер-прокурора святейшего синода, а в 1866-1880 году был одновременно еще и министром просвещения.
С. БУНТМАН То сочетание, которое Вы упоминали.
В. КОРНИЛОВ Да, об этом я обещал упомянуть. Это двойное министерство Толстого. При этом эта деятельность вызывала всеобщее негодование. Не любили его все, абсолютно. И, как известно, в конце концов, Лорис-Меликову удалось отстранить Толстого от этого правления. И, между прочим, это создало очень хорошую репутацию Лорис-Меликову. В 1882 году Александр III возвращает этого довольно одиозного человека. Я говорю «одиозный», потому что многие качества его действительно не вызывали уважения. Сам он был человеком жадным и не скрывал этой своей жадности. Он был, безусловно, карьеристом, царедворцем. Внешне это был очень хрупкий человек с изнуренным лицом. Вообще, выглядел таким расслабленным старичком. По своему социальному статусу Толстой был помещиком, причем помещиком-крепостником с худшими традициями. Он считал, что лучший способ ведения хозяйства это пороть, пороть и пороть. И этого принципа он придерживался всегда. Нельзя не отметить, правда, и другой особенности. У нас как-то принято, что если образованный человек, то он должен быть мягкий. Толстой был образованный человек, но, как видите, мягким не был. Он окончил знаменитый Царскосельский лицей, причем окончил с золотой медалью. Правда, еще в годы учебы он не вызывал уважения у своих товарищей, поэтому старался избегать общества с ними. Образованность свою он продемонстрировал и тем, что издал труд «Истории католицизма в России». Правда, злые языки поговаривали, что этот труд является плагиатом из незавершенной работы его знакомого Хрущева. Но, в принципе, за руку его никто не поймал, и это не помешало Лейпцигскому университету присвоить Толстому степень доктора философии. С таким багажом Толстой вошел в государственную службу и добился достаточно высоких постов. Человек он был крикливый, при этом часто заявлял вещи, которые были даже неудобны самому Александру III. Например, как-то он заявил Александру: «Ваши предки создали Россию, но они нашими руками ее создали!» Как вспоминал Валуев, Александр III покраснел и ответил: «Он этого не забывает».
Вообще, тоже известный человек той поры, адмирал Краббе, он был военно-морским министром, однажды сказал: «Толстой вскормлен слюной бешеной собаки». Вы понимаете, когда высокопоставленный человек дает такую характеристику своему коллеге, это же нужно было действительно дойти до такого состояния. При этом действительно это был еле живой человек. И еще приведу одну фразу, тоже не менее известного деятеля, Половцева. А Половцев был государственным секретарем в России. Половцев писал, что от Александра III Толстой выходил чуть ли ни в виде разлагающегося трупа. Это тоже характеризует определенную степень и отношения его. Так вот, выбор Александра пал на этого человека, и этот человек на протяжении 7 лет управлял министерством внутренних дел.
Давайте обратимся к той политике, которую в результате это министерство проводило. Первое, что было предпринято Толстым и министром внутренних дел, это жесткое ограничение печати. Был издан новый цензурный устав, и этот цензурный устав серьезно ограничивал свободу печати. Вообще, как-то раньше было принято считать, что этот цензурный устав ограничивал леворадикальную печать. На самом деле, скорее, это коснулось либеральной и даже консервативной печати. Потому что леволиберальная печать не очень считалась с теми государственными рамками.
С. БУНТМАН Она выходила, она вся шла другими путями.
В. КОРНИЛОВ Да. А та печать, которая действительно старалась лояльно действовать в условиях государства, именно эти органы печати в первую очередь и пострадали. Опять же удар по левым в первую очередь пришелся по правым силам в России и даже по тем же самым консерваторам. Вообще, даже появился термин, который потом из поколения в поколение передавался: «карательная цензура». Почему появился этот термин? Дело в том, что было издано правило, согласно которому издатели были обязаны предоставлять властям подробную информацию об авторах, которые печатаются. Это уже было совсем неприятно и тяжело даже по-своему. Причем были работы, которые печатались под псевдонимом, и нужно было указать подлинное имя, пусть не для печати, но, по крайней мере, для властей. Это было, конечно, серьезным ограничением творчества. Я уже не говорю о том, что это серьезно ограничивало политические возможности для печати, с точки зрения изложения своих взглядов.
Надо вспомнить и еще один эпизод. При Толстом была создана секретная полиция. Сейчас у нас тоже популярная фигура на телевидении, Судейкин. Так вот, Судейкин возглавил как раз эту секретную полицию, которая занималась сыском, в том числе сыском и за границей. В определенной степени он был героем, потому что эта деятельность была достаточно успешна. И в 1882-1889 было проведено 52 политических процесса, по которым наказание понесло почти 3 тыс. человек. Мы с Вами прекрасно понимаем, что не все из них были террористами, хотя дело Александра Ульянова входит в это число. Как известно, дело Александра Ульянова возникло в связи с покушением на Александра III. Одним словом, эта карательная политика получила распространение в этот период времени.
Наконец, был издан, конечно, совсем позорный указ, который вошел в историю под названием «О кухаркиных детях». Раньше этот случай всегда даже упоминался в школах, потому что это уж больно ярко характеризовало реакционность политического курса, ибо этот указ запрещал принимать в гимназии детей тех родителей, которые находились в услужении: кучера, кухарки, слуги, мелкие торговцы и т.д. Это, безусловно, позорный указ, который ограничивал просто человеческие возможности. И, в конце концов, это было неправильно, даже с точки зрения того, что дети-то ведь совсем не виноваты, что оказались в таком положении.
С. БУНТМАН Да и какая тут вина, вообще-то.
В. КОРНИЛОВ Да. Поэтому не упомянуть об этом эпизоде нельзя, но факт остается фактом, что эти ограничения вводились.
И, наконец, я без подробностей, но упомяну еще один эпизод. Это гонения на университеты. То, что в императорской России было довольно часто. И очередная волна началась при Толстом. При этом пострадало довольно много известных и уважаемых людей, несмотря на то, что они отнюдь никак не могли быть представлены, как политические диссиденты или политическая оппозиция. Например, тот же Мечников. Мы с Вами понимаем, что это просто тот самый случай, когда под жернова мельницы попадают разные люди, в том числе и крупные ученые, которые имеют какие-то свои политические симпатии, но это никак не должно касаться их профессиональной деятельности.
Наконец, пожалуй, самый важный вопрос, это вопрос 9/10 населения России, о крестьянстве. В отношении крестьянства были приняты своеобразные меры. Во-первых, были понижены выкупные платежи. Я напомню, что по реформе 1861 года крестьяне должны были выкупить свою землю в течение 49 лет. И, соответственно, мы берем эпизод уже через 20 лет после реформы, то есть где-то на середине пути. Платежи эти были высокие, и государство приняло меры по снижению этих платежей. Было предпринято еще одно действие. До 1882 года, то есть тоже через 20 лет, в России продолжали существовать временно обязанные крестьяне, то есть те крестьяне, которые не стали еще владельцами. И вот, государство вынудило их перейти на обязательный выкуп. Был создан, правда, крестьянский банк, для того чтобы решить проблему крестьянского малоземелья. Вообще, этот крестьянский банк действительно сделал многое. И было выкуплено крестьянами более 5 млн. десятин. По масштабам России даже, это большая цифра. Но опять же, есть и вторая сторона от этого процесса. Дело в том, что крестьянский банк держал довольно высокие цены на землю. И тем самым этот процесс покупки крестьянами земли тоже в какой-то степени сдерживался.
Но были, конечно, вещи в крестьянской семье, которые совсем не соответствовали духу времени. Например, ограничивались семейные разделы. Это тоже идеология была, государство стремилось к тому, чтобы семьи были большими, традиционными, патриархальными семьями. И в этих условиях, конечно, семейные разделы разрушали эту систему. Но мы с Вами понимаем, на носу был ХХ век, и большие семьи, состоящие из нескольких поколений, уже изжили себя. Начиналась новая эпоха, и против этого государство вводило всевозможные действия, и дело даже доходило до того, что закон предписывал: чтобы разрешить семейный раздел, надо, чтобы не менее 2/3 крестьянского схода, то есть всей деревни, дало согласие на такой семейный раздел.
С. БУНТМАН То есть это был закон, фактически тормозящий любое развитие?
В. КОРНИЛОВ Да, конечно. Самое-то главное, что все равно это все происходило, вопреки всяким этим указаниям. Проходили семейные разделы, земли сдавались в аренду, в том числе и чужим людям. Все это было. Просто иногда удивляешься, до какой степени здесь государство не хотело считаться со временем, которое наступило.
Еще одна проблема, которую я бы хотел осветить более подробно. Напомню, что в 60-х годах в России возник новый суд. Суд присяжных и, главное, мировой суд. Мировой суд-то был как раз очень демократичный суд. Если суд присяжных был такой громоздкий и действительно существовал для крупных дел, то мировой суд это был быстрый суд. Я не хочу сказать, что он всегда был правильный суд, но он быстрый. И он сыграл очень большую роль в формировании гражданского самосознания людей. Так вот, в эпоху Александра III мировой суд был ликвидирован. Этот скорый суд, куда можно было обращаться, был ликвидирован. Оставался он только в трех городах: в Москве, в Петербурге и в Одессе. Но Одесса, Вы знаете, это особый город. Так вот, взамен этого были утверждены должности земских начальников, которые должны были заниматься и административными делами, и судебными. Всего по России было введено 2200 таких должностей, и они чисто административным путем должны были решать эту проблему. Это, вообще, было вопреки логике развития, даже вопреки консервативной логике. В связи с этим я не могу не привести один пример. Когда этот закон рассматривался в государственном совете, я уже говорил, что это был лояльный орган, из 39 присутствовавших членов государственного совета за этот закон высказались только 13. Все остальные высказались против. И, тем не менее, этот закон был подписан. Была тогда формула в государственном совете: «император подписывал, вняв мнению большинства». А здесь он подписал, вняв мнению меньшинства. И закон вступил в силу.
Еще один, казалось бы, тоже парадоксальный шаг. Мы знаем, что в России к этому времени существовали довольно устойчивые земства. Одна из мер, которая была предпринята правительством, это увеличение представительства дворянско-помещичьих кругов земств. Ясно, что это не самый удачный шаг, но главное в другом. Участие в земских выборах перестало распространяться на духовенство. То есть духовенство лишилось избирательных прав. Это тоже было очень непонятно.
С. БУНТМАН Это чей шаг? Это шаг Победоносцева или чей-то другой? Чья инициатива?
В. КОРНИЛОВ Нет, это, вообще-то, действие как раз Толстого. То же самое в отношении избирателей происходило в городах. И это было очень наглядно и видно. В городах, вообще, дело дошло до того, что количество гласных в некоторых маленьких городах совпало с количеством избирателей. То есть все, которые обладали избирательными правами, одновременно и становились членами Городской думы. Потому что их было всего несколько человек или несколько десятков человек. Я все это изложил, может быть, даже перегрузил наших радиослушателей этими сведениями, но это для того, чтобы было ясно, какое лицо было у этого консерватизма в эту эпоху. Хотя не все было до такой степени мрачно. Здесь нужно обратиться к экономической политике, которая проводилась в эпоху Александра III.
С. БУНТМАН Тут как раз наш слушатель Дмитрий просит поговорить о финансовой и экономической политике.
В. КОРНИЛОВ Да, я на этом обязательно остановлюсь. Вообще, Александру III повезло на министров финансов. В его царствование было два очень знаменитых человека министрами финансов. А именно Бунге и Вышнеградский. Бунге был ученый экономист, Бунге был ректором Киевского университета. Он был автором многих работ по экономике. Это как раз редкий случай, когда специалист, ученый, экономист одновременно становится министром финансов. Так вот, этот случай как раз произошел при Александре III. При этом Бунге был человеком достаточно либерального склада. Он, может быть, был менее либерален, чем министры эпохи Александра II, но, тем не менее, это был человек либерального склада по сути в вопросах экономики и финансов.
Бунге считал, что экономика и власть должны сближаться. Он считал, что граждане через экономический механизм должны приблизиться к государству. Каким образом? В первую очередь, через систему участия в налогах. И то, что Бунге предполагал сделать, правда, не сделал, это введение подоходного налога. В ту эпоху считалось, что введение подоходного налога это чуть ли ни демократическая мера. На самом деле это было связано с тем, что налог должны платить все сословья со своих доходов. Однако один шаг ему удался. Этот шаг сам по себе заслуживает большого уважения. Он отменил ту самую подушную подать, которая тянулась аж с Петра I. Несомненно, это был большой шаг. Это очередной раз ломало ту сословную грань, и, главное, эти принципы крепостничества, которые действительно были не на словах, а в реалиях.
Бунге сделал и некие другие шаги, чрезвычайно важные. Им был предпринят закон о правах рабочих. Это сложился очень интересный эпизод. В 1885 году эта Морозовская стачка, и в ответ на эту Морозовскую стачку издается рабочее законодательство. Мы всегда рассматривали Морозовскую стачку, как какой-то этап рабочего движения в России. А между тем, это был и этап в политике. Почему это оказалось? Только потому, что оказался такой министр. А все рабочие вопросы оказались в ведении не министерства внутренних дел, а в ведении министерства финансов.
С. БУНТМАН Слава тебе господи. Хорошо, мы продолжим. Здесь мы прервемся, и в следующую субботу последняя часть царствования Александра III, его внешняя политика, которой мы не касались практически в этих передачах, будет освещена.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс