Александр III. Часть 2

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

14 сентября 2002 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Валентин Корнилов — историк.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН Сегодня мы продолжаем разговор об императоре Александре III. Он начался в прошлый раз. Меня не было, но я в курсе. Мои коллеги, Антон Орех и Николай Александров, проводили эту передачу. Если напомнить кратко, о чем была та передача, об Александре III как личности, становлении его, круге. Потому что очень много существует мифов, устойчивых и поддерживаемых в образе Александра III, его коренном отличии от своего отца или от своего сына. Одни идеализируют, а другие эпоху Александра III «черным пятном» делают. А это логично, из определенных исторических обстоятельств и из личности государя проистекавшая историческая эпоха в России. Сегодня мы положением России и в России как раз и займемся, и начнем с того, с чем столкнулся Александр III, когда взошел при таких трагических обстоятельствах на престол.
В. КОРНИЛОВ Да. Александр III вошел на престол, как известно, 1 марта 1881 года. Это событие было очень трагичным, но в то же время оно характеризуется двумя чертами. Был кризис политический и династический. И предварительно я хотел бы объяснить, в чем суть этого кризиса, и как из этого кризиса был найден выход. Я напомню, что Александр III вошел на престол 1 марта 1881 года. Ему потребовалось 2,5 года, чтобы официально оформить свое восшествие на престол. То есть официальная коронация Александра III состоялась лишь 2,5 года спустя. Естественно, это требует своего объяснения, почему и с какими событиями это связано.
Как известно, день 1 марта 1881 года был очень насыщен событиями. Это было воскресенье, но, несмотря на это, события очень бурно и стремительно развивались. Утром 1 марта Александр II, отец Александра III, встретился с тогдашним диктатором Лорис-Меликовым и подписал письмо о созыве представителей земств и городов, органа, который рассматривался как предварительный орган для создания представительного учреждения в России. Вообще, фигура Лорис-Меликова тоже вызывала очень много вопросов и у общественности, и особенно в аристократических кругах России. С чем это было связано? Сравнительно небольшой период правления Лорис-Меликова называли диктатурой. В кругах говорили «бархатная диктатура». Это действительно была необычная диктатура. Дело в том, что Александр II частично отказался от своих властных полномочий и передал их Лорис-Меликову. Лорис-Меликов этим воспользовался, но не как диктатор, а как человек, который хотел как-то изменить общество, государственный строй в сторону представительных учреждений. Его предварительная деятельность завершилась тем, что он наметил план неких конституционных преобразований в России. И этот план потихонечку начинает развиваться.
Собственно, день 1 марта стал ключевым моментом в реализации, а точнее, в нереализации этого плана. Потому что, подписав 1 марта 1881 года этот указ о созыве представителей земств и городов, Александр II не смог это довести до конца. Как известно, спустя несколько часов, в 14:30 на него было совершено покушение, и уже в этот день вечером стали обсуждаться в царских кругах вопросы, связанные с дальнейшей эволюцией власти. Уже вечером Александр III встречается с Победоносцевым, (а мы прошлый раз упоминали фигуру Победоносцева и говорили, какое влияние мог оказать и оказывал Победоносцев на Александра III), и Победоносцев ему заявляет: «Надобно покончить разом именно теперь все разговоры о свободе печати, о своеволии сходок, о представительном собрании». Это очень важный момент был. Я подчеркну, что, в общем, никто не ожидал этого события 1 марта, но складывается такое впечатление, что в придворных кругах буквально ждали какой-то трагической развязки.
С. БУНТМАН Тому были причины. Это далеко не первое покушение на Александра II.
В. КОРНИЛОВ Да, но вопрос не только в одних покушениях. Хотя и это тоже. Я напомню, что эта волна покушений в период «бархатной диктатуры» или «диктатуры сердца» Лорис-Меликова эта полоса значительно прерывается, потому что эти 1,5-2 года покушений на Александра III не было. Считается, что Лорис-Меликов смог установить контакты с обществом, и это вселяло какие-то надежды. Так вот, события 1 марта показывали, что у Лорис-Меликова было чрезмерное количество иллюзий, что этими иллюзиями, конечно, питаться нельзя было. Но, с другой стороны, это продемонстрировало определенное торжество консерваторов, которые говорили: «ну, вот видите, к чему это все ведет, вот вам наглядный пример».
С. БУНТМАН «Насколько невозможно сейчас проводить какие бы то ни было серьезные и глубокие реформы конституционные», да?
В. КОРНИЛОВ Против них возражали и до этого.
С. БУНТМАН Но вот, получили доказательства, в общем-то.
В. КОРНИЛОВ Здесь возникли дополнительные аргументы, очень серьезные. Вообще, сама эта диктатура Лорис-Меликова имела еще и другой подтекст, определенный, личностный. Как известно, незадолго до этого, меньше года тому назад, до 81 года, Александр II женился на княгине Долгорукой, которая приняла фамилию княгиня Юрьевская, состоялся брак. Этот брак был очень остро воспринят и в придворных кругах, и в особенности в царской семье. Этот роман с княгиней Долгорукой был известен давно, у них было уже трое детей, но мы имеем дело с традиционным обществом. И в этих условиях роман романом, а определенные традиции в обществе, то есть этот брак уже вызывал какие-то возражения. И считалось, что эти увлечения Александра княгиней Долгорукой существенно отразились на его государственных делах. Передача власти Лорис-Меликову была связана именно с этим. Потому что Александр II отошел от дел, занялся своими семейными делами, и, таким образом, появляется фигура Лорис-Меликова, в общем, чуждая в придворной среде. И это тоже было воспринято в верхах общества очень настороженно. Отсюда мы сталкиваемся как бы с двоякой стороной. Это, с одной стороны, действительно политика Лорис-Меликова в обществе, в государстве, и, с другой стороны, отношение к Лорис-Меликову в придворных кругах. Этим часто объясняли добровольную передачу власти со стороны Александра III.
Поэтому события 1 марта 1881 года в придворных кругах не были восприняты очень уж глубоко. Те, кто сидел и играл в карты, продолжали играть в карты. Кто развлекался, продолжал развлекаться. Я напомню, что это было воскресенье. Верхние слои общества восприняли это спокойно, считая, что это закономерный результат того, что в чем-то Александр II запутался. Где-то недалек от этого понимания был его сын Александр III. Он тоже болезненно переживал эту семейную проблему. Более того, Александр II вынашивал идею короновать княгиню Долгорукую. И в этом случае наследник престола Александр III мог бы и лишиться престола, потому что у них были еще и другие дети. И в том случае, если Юрьевская стала бы императрицей, соответственно, права получали бы и ее дети. Это тоже нужно было понять для того, чтобы оценить отношение Александра III к 1 марта. Внешне, конечно, все было пристойно. Естественно, Александр III демонстрировал трагичность этой ситуации. Естественно, он демонстрировал свою преданность отцу. Тем более, что из того, что предполагалось, ничего не произошло. Я обронил фразу вначале, что какого-то этого случая даже ожидали. Такое бывало в царских домах, и в России в какой-то степени это тоже напоминало события 1825 года, когда был тоже своеобразный династический кризис, и нужно было некое потрясение.
С. БУНТМАН Нужно было разрешение всех проблем. Конечно, никто не желал впрямую смерти государю. Это же не история Павла, когда существуют заговорщики, и просто устраняют, или Петра III. Но какой-то такой, с нехорошим чувством, вздох облегчения, наверное, многие люди испытали. То есть это ожидание как бы разрешилось. Оптимальное разрешение, как страшно это ни звучит. Наверное, так. Значит, в принципе, уже принимается решение о сворачивании реформ, о свертывании проектов Лорис-Меликова и последних проектов Александра II. И начинается новое правление. Почему 2 года потребовалось, для того формализовать свое пребывание на троне, Александру III? Чем эта ситуация была такая чрезвычайная?
В. КОРНИЛОВ Вообще, сам Александр III, конечно, не был политическим лидером. И в сложной политической ситуации ему, конечно, нужно было сориентироваться. Ему нужно было опереться на кого-то, найти выход из положения, хотя его симпатии проявились сразу. Потому что уже 29 апреля им был опубликован манифест о незыблемости самодержавия, где намекается на какие-то особые национальные интересы, о каких-то особых вопросах, связанных с существованием самодержавия. Самодержавие, естественно, должно сохраняться. Манифест этот венчал череду других событий. Те деятели Александра II, которые олицетворяли либеральный курс, постепенно были уволены. Постепенно это с небольшим интервалом. Сначала был уволен Лорис-Меликов. Причем все это произошло таким образом, что Лорис-Меликов вынужден был покинуть Россию после этого. Был уволен знаменитый человек, последний фельдмаршал Милютин, который был человеком, как известно, либерального склада. Был уволен Абаза, министр финансов. Был уволен даже Горчаков, который не особенно отличался либеральными взглядами, но, тем не менее, он все равно олицетворял некий александровский курс.
И на смену этой группе несомненных либералов приходят другие деятели. И к ним нужно было тоже по-своему присмотреться. Это тоже был необходимый элемент. К этому надо добавить, что общество в этот период тоже было определенным образом дезориентировано. Было совершенно непонятно, что следует из этого манифеста о незыблемости самодержавия. Он был полон намеков, которые не могли разгадать. Здесь было много вопросов, связанных с тем, в чем же действительно эта русская национальная идея. Она не так сформулирована, но эти национальные интересы здесь были глухо обозначены. Наконец, было неясно, а что же будет дальше, с точки зрения тех преобразований, которые произошли раньше. Ясно было только одно. Представительного учреждения не будет. Это было ясно. В связи с этим общество начинает тоже глухо бродить. Таких открытых выступлений не было, потому что видно было, что события 1 марта восприняты были плохо в обществе, но, тем не менее, стали искать виновных. И, как известно, вслед за этим прокатилась в том числе и волна еврейских погромов в стране. Я далек от того, чтобы утверждать, что инициатором этих погромов был Александр III или кто-то из его ближайшего окружения. Но вопрос в другом возникал. В условиях такой идейной неразберихи местные власти, увидев эти события, не понимали, как они должны реагировать на это, исходит ли это от власти, или это само по себе, нужно это пресекать или не нужно. То есть власть не дала никакого намека. Впоследствии со всем этим было покончено, и власть заняла твердую позицию, прекратила все это дело. Но я просто объясняю это для того, чтобы понять, что здесь был такой вакуум, который стали заполнять эти темные силы. Я об этом скажу и дальше, в отношении этих темных сил.
Как известно, сразу после этого была организована тайная организация «Священная дружина». Многие стараются утверждать, что Александр III ничего об этом не знает, что это все было помимо него сделано. Но в это все-таки очень трудно поверить. В прошлой передаче я упоминал такую «структуру», в общем, был Яхт-клуб, где собирались верхи общества, и председателем его был Черевин, который был самым близким человеком к Александру III. «Священная дружина» возникла как раз среди этих посетителей или членов Яхт-клуба, и, естественно, Черевин был в это посвящен. Во главе «Священной дружины» оказался Шувалов, тоже своеобразная фигура. Его в верхах звали Бобби Шувалов. Я уж не знаю, почему он Бобби был. Вообще, его не Борисом звали.
С. БУНТМАН Англомания, наверное?
В. КОРНИЛОВ Да. Его так легко называли: «Бобби Шувалов». А Бобби Шувалов был не больше, не меньше до этого, как начальником Третьего отделения, которое, кстати, как известно, Лорис-Меликов ликвидировал. И вот, во главе «Священной дружины» становится Бобби Шувалов, привлекает сюда других сановных деятелей. Но, правда, здесь была и инициатива снизу. Об этой инициативе мы встречаем несколько свидетельств. Одним из таких свидетелей был тоже известный деятель эпохи Александра III, это Сергей Юльевич Витте. Впоследствии, уже когда Витте находился за границей, тоже такая непростая дама, графиня Клейнмихель ему задает вопрос: «А правда ли, что Вы были организатором «Священной дружины»?» Вообще, к этому времени Витте, конечно, стыдился этого уже. Но из песни слов не выкинешь, и он рассказал, что да, и что он даже проявил инициативу. Он в то время был мелким служащим на Киевской железной дороге. И, как только он узнал о том, что совершено покушение, он написал письмо в Петербург, где заявил о том, что с заговорщиками надо бороться такими же заговорщицкими средствами. И вот, в результате этого его пригласили в Петербург. И на него возложили некую секретную миссию от имени этой заговорщицкой организации. Это не выдумки совсем. В своих мемуарах Витте об этом факте тоже упоминает. Может быть, без той остроты, которая должна бы быть в этом вопросе, я говорю, ему неловко было, но он об этом упоминал.

С. БУНТМАН Наша программа посвящена Александру III. Непростая обстановка, в которой Александр III взошел на престол, и уточнение, объявление снова прочных позиций самодержавия, и некий вакуум власти, который тут же начал заполняться, как всегда это бывает, такими самопальными, но не без ведома правительства, организациями, которые как раз национальную идею и решили охранять. На этом мы остановились с Валентином Корниловым, на роли будущих деятелей, известнейших двух последних царствований России, таких как Сергей Юльевич Витте, например. Итак, кризис, наступление консерватизма, причем как организованного, так и неорганизованного. Что ж, мы продолжаем.
В. КОРНИЛОВ Да. «Священная дружина» формировалась как некая тайная организация. Правда, вся эта тайна была шита белыми нитками. Все были наслышаны вокруг этой тайной организации. Поэтому трудно было себе представить, что эти слухи не доходили до самого Александра III. Собственно, они и дошли. И он, в том числе, видимо, с подачи близких ему людей, понял, что существование этой организации ни к чему хорошему привести не может. Уж больно это все выглядело одиозно, уж больно много было здесь было в том числе и корыстных настроений, потому что вокруг этой организации начало кормиться довольно много авантюристов. Туда жертвовались большие деньги, и эти авантюристы черпали эти деньги, естественно, использовали для себя. Об этом тоже рассказывает графиня Клейнмихель. К ней что заходил один офицер, который без конца у нее брал денег в долг. В конце концов, он задолжал очень крупную сумму, и она перестала ему давать деньги в долг. И вдруг он объявился. Она его приняла и сказала: «Ты извини, но все-таки я денег Вам не могу дать». На что он ответил: «Вы знаете, а я принес долг». Она, пораженная, задает вопрос: «Откуда же деньги?» И тут выясняется, что он эти деньги смог почерпнуть из средств «Священной дружины».
Это, в общем, объясняет многое, потому что здесь были далеко не только одни такие идейные соображения, а было на самом деле очень много наносного, что было заметно, бросалось в глаза. На это в свое время обратил внимание Витте, написал письмо, что он выходит из этой организации, к его чести. Может быть, это могло бы и навредить ему в дальнейшей карьере, но не навредило, потому что вскоре после этого, по распоряжению Александра III, эта организация была просто распущена. И Витте просто опередил это событие немножко, чем сослужил себе неплохую службу. Так бывает, что это предвидение оказывается полезным. Это для характеристики тех настроений, которые возникли сразу после восшествия на престол Александра III.
Возникали другие вопросы, которые волновали общество. Я напомню, что одним из великих современников Александра III был Лев Толстой. Лев Толстой узнал о событиях 1 марта 1881 года на следующий день, случайно. Гулял по дороге, встретил итальянского мальчика, который играл на шарманке или еще на каком-то инструменте, и он на плохом русском языке объяснил ему, что произошло такое событие. После этого Толстой велел купить газет и из газет узнал, что произошло убийство Александра II. Он очень драматично воспринял это событие. И для него это было определенным нравственным элементом. Он сразу приходит к выводу о том, что Александр III должен непременно казнить покушавшихся. Буквально 3 или 4 дня после этого события он советовался со многими людьми и задавал вопрос: «Неужели это может произойти? Не может царская власть опуститься до того, чтобы ответить местью на эти кровавые события. Да, они виновны, безусловно, виновны, но власть должна быть выше этого принципа «око за око». И в связи с этим Лев Толстой принимает решение написать письмо Александру III, где он в своих традиционных богоискательских выражениях пишет о том, что их нужно помиловать, во всяком случае не казнить. Его уговаривают: «Может быть, не следует подавать такого письма? А то Вас могут понять как защитника террористов».
С. БУНТМАН А то и сторонника.
В. КОРНИЛОВ Он говорит: «Ну, если уж меня поймут, тогда уж совсем власти деваться некуда. Как раз мне-то и нужно написать. И, главное, написать для того, чтобы, в конце концов, Александр III не заявил бы после казни: «А можно было бы и не казнить, а не нашлось человека, который не предупредил меня об этом». Так вот, этим человеком должен быть я». Толстой написал письмо, подлинный текст этого письма не известен. Известен вариант, который сохранился в бумагах Толстого, а именно тот текст, который был направлен Александру III, неизвестен. Но я думаю, что это несущественно. Вопрос в том, как передать это письмо. Хотя Толстой и известная фигура, но передать было сложно, и Толстой не нашел ничего лучшего, как передать это письмо через Победоносцева. У них были кое-какие контакты. Как известно, впоследствии между Толстым и Победоносцевым будет жесточайший конфликт, который завершится отлучением от церкви Толстого. Но в то время Победоносцев еще терпимо относился к Толстому, хотя не был почитателем его идей. И Толстой все-таки олицетворял мысли определенного круга людей. На самом деле, взгляды Толстого имели, как известно, довольно большую поддержку.
Так вот, это письмо с большими трудами, буквально за несколько дней до казни попало к Победоносцеву, и Победоносцев докладывает Александру III о том, что есть такие мысли. «Сегодня пущена в ход мысль, которая приводит меня в ужас. Люди так развратились в мыслях, что иные считают возможным избавление осужденных преступников от смертной казни!» Это фраза, которая была высказана Победоносцевым в отношении Толстого, когда он докладывал об этом Александру III. На письме, которое подал уже Победоносцев с изложением всего этого, Александр III написал: «Все шестеро будут повешены. За это я ручаюсь». Это тоже, конечно, решение, которое предопределило действия императора на годы вперед. Я думаю, что это тоже объяснимо. Тем не менее, поиски продолжались. Нужен был какой-то вариант решений политических проблем, и в том числе нужно было заполнить ту кадровую пустоту, которая возникла после того, как были уволены со службы министры-либералы.
С. БУНТМАН Да, Александра II.
В. КОРНИЛОВ Да. И на пост министра внутренних дел, который до этого занимал Лорис-Меликов, назначается граф Игнатьев. Это тоже интересная фигура. Вообще, попутно я хотел бы здесь высказать одну вещь. У нас на прошлой неделе, в предыдущие дни были торжества по поводу 200-летия министерства внутренних дел.
С. БУНТМАН Да, было такое дело.
В. КОРНИЛОВ Я здесь попутно хотел объяснить, что министерство внутренних дел в XIX веке представляло нечто иное, по сравнению с тем, что министерство внутренних дел представляет сейчас.
С. БУНТМАН Это не полицейское министерство было.
В. КОРНИЛОВ Там были, конечно, и некие полицейские структуры. Но в условиях отсутствия центрального представительного органа все управление губерниями осуществлялось через министерство внутренних дел. Надо пояснить, что это совсем не полицейское министерство. Всем, что касалось почт, других вопросов, занималось министерство внутренних дел.
С. БУНТМАН Это больше похоже на британское министерство, и как потом будет министерство внутренних дел во французских республиках. То есть это примерно те же функции, это то, что называется «home», министерство внутренних дел, британское министерство.
В. КОРНИЛОВ Совершенно верно. Я это пояснение делаю, чтобы слушателям было понятно, каково значение министра внутренних дел во внутренних делах страны. Было несколько ключевых фигур, причем политического уровня. Председатель государственного совета, государственный канцлер или министр иностранных дел, и министр внутренних дел, где было сосредоточение всего управления страной. Так вот, на этот пост был назначен Николай Павлович Игнатьев. Он был до этого дипломат. О нем довольно часто упоминают, как о человеке-мыслителе, хотя, на мой взгляд, Игнатьев был достаточно поверхностным человеком, как мыслитель он не очень проявлял себя, но своими славянофильскими пристрастиями он отличался. И он много заигрывал со славянофилами. Причем я не оговариваюсь, когда говорю «заигрывал». Он буквально заигрывал. Он очень ценил их общество, старался найти какой-то общий язык с ними, хотя это порой и осуждалось властью.
Граф Игнатьев стал заниматься тем, что готовил коронацию царя. Это было важнейшим моментом его деятельности на этом этапе. Он предложил в день или в момент коронации созвать т.н. Земский Собор, который представлял бы представителей всех сословий и представителей всех организаций в России. При этом Земский Собор не должен был решать никаких вопросов. Он должен был сделать только одно: продемонстрировать безграничную преданность общества Александру III. Ему задавали вопрос: «А что, если наряду с тем, что будет продемонстрирована безграничная преданность, Земский Собор сформулирует какие-то претензии?» Игнатьев отвечал совершенно открыто: «Да что вы! Мы это сделаем как ширму». Причем это прямые слова Игнатьева, которых он не стеснялся. Поэтому, конечно, здесь Игнатьев выступает, как лукавый политик. Его это не очень хорошо характеризует, но, тем не менее, сам по себе этот шаг показателен. Так вот, эти слухи о Земском Соборе дошли до Победоносцева. И Победоносцев начал внушать уже самому Александру III то, что это дело плохое, никуда не годится, его надо прекратить в самом корне. Игнатьев на это возражал и говорил: «Это правильно, вообще, привлечь хоть каким-то образом общество».
С. БУНТМАН Хоть видимость какая-то.
В. КОРНИЛОВ Хоть видимость какую-то создать. Но Победоносцев был человеком в этом смысле непреклонным, и, в конце концов, не дожидаясь этого события и не дожидаясь коронации, Александр III отправляет в отставку и Игнатьева тоже. Только за то, что тот помыслил создать даже не представительный орган, а какую-то ассамблею, скажем так.
С. БУНТМАН О чем это говорит? О зависимости Александра, о его некой все-таки не такой могучей силе и уверенности, как об этом говорят, во всяком случае здесь, в 81-82 годах, а о том, что все-таки он опасается за образ самодержавия как монолита некоего. И любое упоминание о любой реформе, даже такой забавной, скорее, как у Игнатьева, такой декоративной, все-таки его выводит из себя.
В. КОРНИЛОВ Я бы вообще не назвал это реформой.
С. БУНТМАН Даже намек, даже что-то такое.
В. КОРНИЛОВ У меня здесь двоякое отношение. С одной стороны, понимая эту неискренность Игнатьева, можно отметить, что Александр-то поступил тут честно. Прямо заявил, и никаких тут ширм, что не должно быть, и все. Второй вопрос, который Вы сформулировали, было ли это зависимостью его от общества. Конечно, было. Это несомненно. Трудно себе представить, что какой-то абсолютный монарх, вообще, не испытывает никакой зависимости от общества. Речь идет о том, от какой части общества эта зависимость исходит. В данном случае совершенно очевидно было, что ориентация взглядов Александра III была на консервативную часть общества. А этой самой консервативной частью общества, конечно, были помещики и люди, которые волей той государственной политики, которая продолжалась на протяжении многого времени, оказались просто втянуты в эту сферу. К этому времени появились, конечно, как сейчас говорят, крупные олигархи, которые наживали колоссальное состояние в железнодорожном строительстве. Но они так адаптировались в этом дворянском обществе, что тоже были приверженцами консервативных взглядов. Словом, эти люди, имевшие консервативные настроения, конечно, одержали верх.
Возникает один из главных вопросов. А что понимать под этим консерватизмом? Потому что, вообще, оказывается, понятие «консерватизм» вроде бы тоже не имеет границ. Совершенно ясно, что в это время, в отличие от консерватизма николаевской эпохи, когда основным пунктом консерватизма было сохранение крепостного права, в 80-е годы XIX века речь не могла идти о восстановлении крепостного права, но речь шла об определенной системе взаимоотношений, которая давала бы возможность сохранить помещичье землевладение. И это была основа консервативной идеи. Следующий пункт, который был у консерваторов, — это недопустимость представительства. Здесь, конечно, тоже было противоречие. Дело в том, что дворянские, губернские верхи, вообще-то, были сторонниками представительства, но представительства, которое касалось бы только верхов дворянства.
С. БУНТМАН То есть представительства, но в рамках сословия?
В. КОРНИЛОВ Да, как раз олигархическое представительство. Олигархия это что? Соединение власти и денег в одних руках. Как раз об этой олигархии дворяне и мечтали. Эти две вещи, конечно, и определяют тот консерватизм, который проявился в то время. Мы дальше еще поговорим, что этот консерватизм не до конца тоже был оценен, и власть вынуждена была отходить от этого консервативного курса, не задумываясь о том, куда это ведет. Так вот, касаясь этого консервативного курса, здесь нужно остановиться на роли главного столпа консерватизма, который имел колоссальное влияние в России в ту эпоху. Это Победоносцев.
С. БУНТМАН Мы сейчас начнем, а потом продолжим, в следующей передаче.
В. КОРНИЛОВ Я думаю, что да. Это, наверное, первая фигура, которая должна быть подчеркнута в период правления Александра III. Я уже как-то упоминал, что Победоносцев был одним из наставников молодого Александра III. Хотя «один из», но, по-видимому, он оставил самый глубокий след в его сознании. И поэтому первый человек, к которому обратился Александр III после восшествия на престол, был тоже Победоносцев. К этому времени Победоносцев уже был обер-прокурором святейшего Синода, хотя Победоносцев ведь не был религиозным мыслителем. Победоносцев был по своему образованию юристом. Более того, Победоносцев ведь был цивилист, то есть занимался гражданским правом. Им даже был опубликован учебник по гражданскому праву. Современники очень скептически относились к этому учебнику, но поскольку Победоносцев был человеком влиятельным, этот учебник все-таки был востребован, в силу того, что его написал Победоносцев. Так вот, говоря о Победоносцеве, наверное, нужно отметить некоторые его особенности, как личности. В отличие от многих других, Победоносцев не был, конечно, творческой личностью. Вот как вспоминал о Победоносцеве Витте. «Как человек, он был недурной, но был наполнен критикой разумной и талантливой. Но страдал полным отсутствием положительного жизненного творчества». Я считаю, это очень ясная характеристика.
С. БУНТМАН Емкая, во всяком случае.
В. КОРНИЛОВ Да. Действительно, Победоносцев отличался критическим взглядом на вещи. Как-то в нашем сознании складывается понимание, что вся критика обычно идет откуда-то слева, или от радикальных кругов, или уж, в крайнем случае, от либеральных. А Победоносцев был критиком справа, то есть он критиковал власть, находясь еще на более правых позициях. Конечно, в условиях царствования Александра II поле для его критики было неограниченным. Но в условиях правления Александра III ситуация складывается сложнее. Обычно Победоносцев высказывался и говорил в самых мрачных красках о том положении, в котором находилась Россия. Считал он, что все, Россия находится у черты. И слушатели были доведены до такого состояния, что задавали вопрос: «Ну надо же что-то делать! Что делать?» И тогда, по воспоминанию современников, Победоносцев восклицал: «О, что вы! Делать ничего нельзя!» Ему тогда говорили: «Ну, хорошо, но будет революция» «Пусть лучше будет революция, она, может быть, приведет к очищению. Но делать ничего нельзя!» Такой парадоксальный подход крайнего консерватора, конечно, в какой-то части был и неискренен, но в какой-то части он был и характеристикой того курса, которого он придерживался.
С. БУНТМАН Мы продолжим рассказ об Александре III в следующую субботу в программе «Не так», совместной с журналом «Знание сила».

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс