ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ, ДРЕВНЕЙШИЙ ТИТУЛ РУССКИХ ГОСУДАРЕЙ.

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ, древнейший титул русских государей. У различных славянских племен глава племени носил разные названия: жупан, князь и пр. У племен русских славян также существовало для главы, начальника племени или рода, название князь. Первые князья в летописях называются большей частью просто князьями. Рюрик нигде не называется великим и только однажды назван «старейшим», но и то, вероятно, по отношению к братьям, по возрасту. Олег и следующие за ним князья до Ярослава также большей частью называются просто князьями и только иногда великими; так, в 912 русские послы заключили мир и ряд с греками «от Олега, великого князя Русского». В то же время вел. князьями называются наместники князя по городам: в 907 Олег брал с греков уклады, между прочим, и на разные города: «по тем бо городам седяху велиции князи». Летописное название первых князей великими следует, кажется, признать произвольным: летописцы могли называть, напр., Олега великим, так сказать, задним числом, по примеру современных им старейших князей. Только впоследствии, когда род Рюрика размножился и когда один из членов этого рода должен был принять участие в пользовании и управлении Русской землей с родовым титулом князя по прямому происхождению от Рюрика, необходимость заставила чем-нибудь отличить старшего князя от других. К титулу «князь» с образованием уделов начинают прибавлять отличительные эпитеты «старейший» и «великий». Титул «великого» не давал князю никаких действительных прав над прочими удельными князьями. Вел. князь пользовался некоторыми преимуществами, но исключительно почетными: для других князей он был «в отца место», но без отцовской власти; по общими делам, касающимся всей земли, он мог созывать князей на съезды, на которых ему предоставлялось почетное первенство; в походах против общего неприятеля он также первенствовал. Но в управление уделами других князей он не вмешивался, ведая только своим Киевским княжеством, носившим, по князю, также название великого. В дела уделов вел. князь, и по личному праву старейшего, и по требованию других удельных князей, мог вмешиваться только в случаях общего правонарушения, когда заинтересованы были все князья. Между последними соблюдались степени старшинства, с которым соединялось право на обладание тем или другим уделом, а позже и самим вел. княжеством, которое не было наследственным в одной семье, а переходило от одного князя к другому по родовому старшинству, нарушение которого обычно сопровождалось кровавыми распрями. Преимущества, соединенные с титулом вел. князя, были действительными только в руках лиц с сильной волей, энергичных, каковы были Владимир Мономах, сын его Мстислав и др. Вел. князь имел право суда как отец или третейский судья над младшими, что видно из слов Ростислава Юрьевича, обращенных к вел. кн. Изяславу Мстиславичу: «А ты мене старей, ты меня с ним и суди» (Полное собрание русских летописей, 1, 41). Мало того, Мономах и сын его Мстислав изгоняли нелюбимых ими князей. Единолично вел. князь не мог выносить приговоры относительно других князей, а если такие случаи бывали, то другие князья могли требовать от него отчета и даже отмены состоявшегося приговора: «…Аще ти вина, коя была нань, обличил бы и перед нами, и упрев бы и створил ему; а ноне яви вину его, оже ему створил еси», — говорили Мономах, Олег и Давид Святославичи вел. кн. Святополку-Михаилу и Давиду, ослепившим Василька Теребовльского.

С течением времени вследствие сильных междоусобий за великокняжеский стол и перехода Киева от одного князя к другому, часто не по праву старшинства, значение Киевского княжества как великого стало умаляться, и вместе с тем теряла почву мысль о неразрывном соединении великокняжеского титула с обладанием Киевским княжеством. По смерти Юрия Долгорукого сын его Андрей принял великокняжеский титул. Киев, когда Боголюбский взял его приступом и посадил в нем младшего брата своего Глеба, низведен был до степени простого удела, каким и остался бы, если бы Андрей Боголюбский, отвлеченный от юга делами на северо-востоке, не упустил его из своих рук. Последующие киевские князья, не зависимые от Владимиро-Суздальского князя, продолжали уже только по традиции носить титул великих, так что в XII—XIII вв. на Руси было два вел. князя: один — во Владимире на Клязьме, другой — в Киеве. Так продолжалось до нашествия татар, когда Киев потерял всякое значение, между тем как на севере великокняжеский титул сохранился в роде Юрия Долгорукого. Титул этот зависел теперь от хана, который не сообразовывался ни с какими правами по старшинству. Это обстоятельство, хотя сначала не совсем и не вдруг, разрушило прежние южные представления о праве старшинства на великокняжеский стол и помогло утвердиться великокняжескому достоинству в младшей московской линии потомков Ярослава Всеволодовича, и притом в нисходящей линии, по праву первородства. Теперь вел. князь, хотя и первый слуга хана, его наместник, пользовался среди других князей не одними только почетными преимуществами, но и действительными: владея своим личным уделом, он владел и Владимирским вел. княжеством, и землей Новгородской как наместник хана; именем последнего он мог вмешиваться в дела других удельных князей своей области; потом уже лично, по собственному произволу, приводил их «под свою руку», более или менее властно распоряжался в их уделах, пользовался их военными силами, собирал с них дань для хана или ордынский выход. Наряду с вел. кн. Владимирским были еще вел. князья в Тверской и Рязанской землях, но между первым и последними была большая разница. Вел. кн. Владимирский был, по воле хана, вел. князем «всея Руси», между тем как тверские и рязанские сами назывались и со стороны других князей признавались великими только в их землях, по отношению к удельным князьям их земель; эти вел. князья признавали Владимирского, а потом Московского вел. князя «старейшим братом». Упразднение южнорусских понятий о праве на великокняжеское достоинство привело наконец к тому, что титул вел. князя и вел. княжества стал неразрывным с Московским вел. княжеством и его князем, что определенно обозначилось при Василии Темном, когда в спорах за великокняжеское достоинство претенденты старались занять не Владимир, а Москву. Титул великого употребляли и некоторые удельные князья в том случае, когда уделы их, дробясь на более мелкие, становились почему-либо более или менее обособленными от Владимирского вел. княжества, а потом Московского. Так, великими называются и в летописях, и в родословных книгах некоторые из ярославских князей (напр. Иван Васильевич), а стол их — старым, старейшим; так же назывались и смоленские князья. Очевидно, здесь титул «великий» усваивался только местно, старшим князем в общем уделе, выделившем из себя более мелкие уделы. Но особенное стремление к усвоению этого титула замечается у суздальско-нижегородских князей, решительно стремившихся к полному обособлению от Москвы. Так было в Южной и Северо-Восточной Руси. Но оставалась еще Западная Русь. Эта последняя объединилась в одно целое под властью князей литовских, которые с Гедимина стали называться также вел. князьями и даже князьями «всея Руси», в качестве каковых становились соперниками вел. князей Северной Руси. Вскоре титул вел. князя Литовского соединился с достоинством польского короля, а московские князья по свержении татаро-монгольского ига приняли титул царей, который они давали прежде ханам. В н. XX в. название вел. князя сохранялось в полном титуле русского императора, который, кроме того, носил этот титул как государь Финляндии.

Великий князь Михаил Николаевич, четвёртый и последний сын императора Николая I и его супруги Александры Фёдоровны

Великий князь Михаил Николаевич, четвёртый и последний сын императора Николая I и его супруги Александры Фёдоровны

Титул вел. князя и сопряженное с ним наименование императорским высочеством принадлежало, в силу Учреждения об Императорской фамилии от 2 июля 1886, сыновьям, братьям и, в мужском поколении, внукам императоров; по Учреждению же от 1797 титул этот принадлежал, в мужском поколении, и правнукам и праправнукам императора. Помимо общих прав и обязанностей членов Императорского дома вел. князьям были присвоены еще следующие особые права и преимущества: 1) им был предоставлен указанный титул; 2) Андрея Первозванного св. ап. орден, а также ордена Александра Невского св., Белого Орла, Анны св. I степени и Станислава св. I степени они получали при Крещении; 3) они имели свои определенные флаги на основании морских уставов; 4) при проезде через крепости или во время присутствия во флоте им отдавались почести по уставам воинским и морским, если было на то собственное их изволение; 5) им предоставлены были особые гербы, большой и малый, с отличием вел. князей — младших сыновей императора от вел. князей — внуков императора. Вел. князьям производилось особое содержание на основании следующих правил. На содержание вел. князей — сыновей царствующего императора до их совершеннолетия определялось для каждого в год по 33 тыс. руб., которые отпускались из сумм государственного казначейства. Во всех остальных случаях суммы, предназначенные для содержания вел. князей, отпускались из удельного ведомства, а именно: каждому сыну царствующего императора (кроме наследника) по достижении совершеннолетия назначалось на содержание по 150 тыс. руб. в год и, сверх того, единовременно на устройство помещения 1 млн руб.; по вступлении же в брак, императором дозволенный, определялось по 200 тыс. руб. и на содержание дворца по 35 тыс. руб. ежегодно. Вел. князьям — внукам императора до совершеннолетия или до брака, императором дозволенного, отпускалось по 15 тыс. руб. в год; по достижении же совершеннолетия, если они до того не вступят в брак, они получали по 150 тыс. руб. в год и, кроме того, единовременно 600 тыс. руб. на устройство помещения. О рождении, вступлении в брак и кончине вел. князей возвещалось во всенародное известие манифестами.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс