СПЕРАНСКИЙ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ (1.01.1772—11.02.1839), ГРАФ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

СПЕРАНСКИЙ Михаил Михайлович (1.01.1772—11.02.1839), граф, государственный деятель. Родился в семье сельского священника, образование получил в Петербургской Духовной академии. Состоял в ней профессором математики, физики и красноречия (1792—95), а позже профессором философии и префектом академии (до 1797), пока не перешел на службу в Сенат. За время своей профессорской деятельности Сперанский написал учебник красноречия и несколько философских статей, из которых была опубликована только одна — «О силе, основе и естестве» («Московитянин», 1842). Заведуя одно время библиотекой масона кн. А. Б. Куракина и его обширной перепиской, Сперанский заслужил полное доверие этого сановника, вовлекшего его в масонство, так что когда по воцарении имп. Павла I Куракин был назначен генерал-прокурором Сената, он склонил Сперанского перейти туда на службу и быстро повысил его до чина коллежского советника и должности экспедитора. Куракин, однако, недолго продержался на своем посту. На его место был назначен кн. П. В. Лопухин, затем — А. А. Беклешов и, наконец, последнего сменил Обольянинов. Быстрое возвышение и падение было уделом сановников в то время, но эти трагедии не коснулись Сперанского, — все четыре генерал-прокурора одинаково высоко ценили его способности и труды. Одновременно Сперанский являлся секретарем комиссии по снабжению столицы продовольствием, где председателем был наследник престола вел. кн. Александр Павлович, который здесь познакомился со своим будущим сановником. 12 марта 1801 вступил на престол Александр I, а уже 19 марта вышло высочайшее повеление: «Быть при Нашем тайном советнике Трощинском у направления дел, на него по доверенности Нашей возложенных, статскому советнику Сперанскому со званием Нашего статс-секретаря». Осуществление реформаторских намерений Александра и было в это время возложено на Д. П. Трощинского, так что Сперанский оказался в эпицентре этих планов, сначала в роли исполнителя и редактора. Сперанский участвовал в составлении целого ряда указов, имевших целью избавиться от негативных сторон предыдущего царствования. К ним относятся восстановление Жалованной грамоты дворянству и Жалованной грамоты городам; отмена телесного наказания священников и дьяконов; ликвидация тайной экспедиции; дозволение ввоза из-за границы книг и нот; восстановление права открывать частные типографии; многочисленные помилования и мн. др. В 1802 в только что образованном Государственном Совете Сперанский был назначен начальником экспедиции гражданских и духовных дел и, после образования министерств, по желанию нового министра внутренних дел масона гр. В. П. Кочубея Сперанский получил должность правителя канцелярии министерства. С 1802 по 1807 пробыл Кочубей министром, и в сотрудничестве со Сперанским был осуществлен ряд нововведений в либерально-масонском духе, в т. ч. указ о свободных хлебопашцах, сравнительно более либеральное положение о евреях, разрешение вольного соляного промысла, преобразование медицинского и почтового дела и мн. др. Нередко Сперанский докладывал об этих делах лично Александру, который принял решение поручить ему составление проекта обширного круга реформ, которыми император желал обновить весь строй русской государственной и общественной жизни. С этой целью в 1807 Сперанский был отчислен из Министерства внутренних дел и получил звание статс-секретаря при особе государя. В 1808 Сперанский сопровождал Александра в Эрфурт на встречу с Наполеоном и в том же году представил свой проект на усмотрение императора.

В основу реформы было положено строгое разделение власти на законодательную, административную власть и судебную власть и не менее строгое проведение принципа разделения властей на местные и центральные. Эти вертикальные и горизонтальные деления всего государственного механизма создавали систему, начинавшуюся в волостных учреждениях, продолжавшуюся в уездных и губернских и заканчивающуюся высшими правительственными учреждениями империи. Волостное управление также делилось на органы законодательства, администрации и суда, как и управление уездное, губернское и государственное. Децентрализация законодательства, суда и администрации давала самой центральной власти возможность управлять важнейшими государственными делами, не отвлекаясь на местные вопросы и нужды. Александр I одобрил проект Сперанского, но осуществил лишь его небольшую часть, касавшуюся новых государственных учреждений. Центральное государственное управление проектировалось из трех независимых учреждений: Государственной думы, избираемой губернскими думами (власть законодательная), Сената (власть судебная) и министерства (власть административная). «В этих трех учреждениях, — писал Сперанский, — заключаются все государственные власти, или силы; законодательство вверено Государственной думе, суд, или судебная власть, — Сенату, администрация — министерству. Деятельность этих трех учреждений соединяется в Государственном Совете и через него восходит к престолу». Согласно проекту, утвержденному в 1809, положение о Государственном Совете было введено в 1810, а в следующем — новое положение о министерстве; преобразование Сената должно было состояться в 1812, но война задержала его введение, а затем и все остальные части плана Сперанского. Кроме проекта общего преобразования и его постепенного введения он занимался в это время самыми разнообразными делами. Им была составлена и введена: финляндская конституция, осуществлено освобождение крестьян в Лифляндии, учрежден Царскосельский лицей, преобразованы духовно-учебные заведения, в т. ч. устав духовных академий, таможенный тариф. Проектированы, кроме того: положение об освобождении крестьянства в России, новое гражданское Уложение, финансовые планы, вносившие упорядоченность в систему управления русскими финансами, и мн. др. К этому же времени относятся два законодательных акта, вызвавших большое неудовольствие, но возвысивших бюрократию. Это указы о придворных званиях и об экзаменах на чины. Первым отменялось существовавшее правило, по которому пожалование придворным званием даровало и высокие чины, вследствие чего дети аристократов обгоняли по службе других чиновников и сановники почти без исключения выходили из аристократии. Другой указ повышал образовательный ценз чиновников, и они могли в соответствии со способностями занимать более высокие посты.

Записка «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», поданная Н. М. Карамзиным Александру I в 1811, поколебала доверие царя к Сперанскому. Открылась тесная связь последнего с масонами, а также незаконные тайные контакты с имп. Наполеоном. Сперанский в 1812 был арестован, уволен со всех должностей и сослан в Н. Новгород, откуда вскоре переведен в Пермь. Здесь поначалу он вынужден был закладывать царские подарки и пожалованные ему ордена. По некоторым сведениям, во время ссылки Сперанский от масонства отошел. Освобожден он был в к. 1816 и назначен губернатором в Пензу, где пробыл около трех лет. В 1819 состоялось назначение Сперанского сибирским генерал-губернатором с чрезвычайными полномочиями для производства ревизии. В 1821 Сперанский вернулся в С.-Петербург с результатами ревизии и с проектом нового Уложения для Сибири. Его планы были утверждены, сам он щедро награжден и назначен членом Государственного Совета и начальником комиссии о гражданском уложении.

Воцарение Николая I Павловича открыло перед Сперанским новые перспективы государственной деятельности, но с задачей переформирования существующего строя и его организации на прежних основах. Здесь Сперанскому была отведена своя роль, соответствующая его способностям. Отойдя от масонского реформаторства, Сперанский сделал немало полезного в упорядочении российских законов. Издание Полного собрания законов и составление Свода законов являются заслугой Сперанского. Немало потрудился он и на ниве развития юридического образования. По его инициативе и выбору около десятка молодых людей были посланы за границу в лучшие юридические учебные заведения для теоретической подготовки по правоведению с целью создания основ юридической науки в России. Сам он тоже развивал деятельность по подготовке практикующих юристов, продолжавших его кодификационные труды. На него же возложено было преподавание правоведения наследнику престола, будущему имп. Александру II. Принципиальное сходство многих из реформ Александра II с некоторыми частями плана, проектированного за полвека до этого Сперанским, едва ли можно считать случайным.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс