С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. Том 15. Дополнение.

ДОПОЛНЕНИЯ К ТОМУ 15

1. Ведомости о числе родившихся и умерших в Москве. 1703 год

В генваре родилось муж. пола 693, женска 592, всего 1285; умерло младенцев муж. пола 318, женска 291, итого умерших младенцев 609; умерло больших мужеска 202, женска 152, итого 354; да в монастырях монахов и монахинь умерло 14, в убогий дом положено мертвых тел 9, всего умерших 986; да в убогом дому Покровского монастыря мужеска 14, женска 1.

В феврале род. мужеска 522, женска 544, всего 1066; ум. младенцев мужеска 365, женска 330, итого 695; умерло больших мужеска 218, женска 255, итого 473, да в монастырях умерло 11; в убогие домы положено 58, всего умерших 1237.

В марте род. младенцев мужеска 571, женска 460, всего 1031; умерло младенцев мужеска 437, женска 391, итого 828; больших мужеска 282, женска 283, итого 565; в монастырях 4 монаха, 11 монахинь; в убогие домы положено 47, всего 1455.

В апреле род. мужеска 500, женска 453, итого 953; ум. младенцев мужеска 383, женска 444, итого 827; больших мужеска 266, женска 281, итого 547; монахов 9, монахинь 12; в убогие домы положено 21, всего 1416.

В мае род. мужеска 489, женска 415, всего 904; умерло младенцев мужеска 515, женска.439, итого 954; больших мужеска 257, женска 230, итого 487; монахов и монахинь 23; в убогие домы положено 13, всего 1477.

В июне род. мужеска 530, женска 470, итого 1000; умерших младенцев мужеска 525, женска 516, итого 1041; больших мужеска 242, женска 192, итого 434; монахов 12, монахинь 9; в убогие домы положено 24, всего 1520.

В июле род. мужеска 541, женска 509, итого 1050; умерших младенцев мужеска 395, женска 387, итого 783; больших мужеска 178, женска 179, итого 358; в монастырях 6 человек; в убогие домы положено 7, всего 1153.

В августе род. мужеска 468, женска 447, всего 915; умерло младенцев мужеска 360, женска 388, итого 748; больших мужеска 126, женска 124, итого 250; в монастырях 12; в убогие домы положено 6, всего 1016.

В сентябре род. мужеска 442, женска 373, всего 815; умерло младенцев мужеска 363, женска 357, итого 720; больших мужеска 121, женска 110, итого 231; в монастырях 2; в убогих домах 4, всего 957.

В октябре род. мужеска 572, женска 510, всего 1082; умерло младенцев мужеска 373, женска 350, итого 723; больших мужеска 113, женска 116, итого 224; в монастырях 6: в убогих домах 16, всего 969.

В ноябре род. мужеска 319, женска 279, итого 598; умерло младенцев мужеска и женска 599; больших 277; монашеского чина 8; в убогих домах 8, всего 892.

В декабре род. мужеска 322, женска 315, всего 637; умерло младенцев мужеска 278, женска 279, всего 557; больших 267; в монастырях 8; в убогих домах 4, всего 836.

1704 год

В генваре род. мужеска 461, женска 494, всего 955; умерло младенцев мужеска 265, женска 259, итого 524; больших мужеска 172, женска 122, итого 294; в монастырях 14; в убогих домах 71, всего 903.

В феврале род. мужеска 454, женска 419, всего 873; умерло младенцев мужеска 309, женска 579, итого 888; больших мужеска 238, женска 212, итого 450; в убогих домах 10; в монастырях 3, всего 1351.

В марте род. мужеска 453, женска 365, всего 818; умерло младенцев мужеска 410, женска 367, итого 777; больших муж. 272, женска 261, итого 533; в монаст. 9; в убогих домах 10, всего 1329.

В апреле род. мужеска 463, женска 431, всего 894; умерло младенцев мужеска 305, женска 352, итого 657; больших муж. 319, женска 259, итого 578; в монастырях 16; в убогих домах 87, всего 1438.

В мае род. мужеска 465, женска 340; умерло младенцев мужеска 463, женска 411; больших муж. 224, женска 232; в монастырях 14; в убогих домах 7, итого рожденных 855, умерших 1351.

В июне род. мужеска 483, женска 381, всего 864; умерло младенцев мужеска 451, женска 436, итого 887; больших муж. 149, женска 179, итого 328; в монастырях 4; в убогих домах 51, всего 1270.

В июле род. мужеска 491, женска 465, всего 956; умерло младенцев мужеска 479, женска 446, итого 925; больших муж. 103, женска 128, итого 231; в монастырях 5; в убогих домах 8, всего 1169.

В августе род. мужеска 616, женска 574, итого 1190; умерло младенцев мужеска 616, женска 564, итого 1180; больших мужеска 142, женска 135, итого 277; в монастырях 4; в убогих домах 3, всего 1464.

В сентябре род. мужеска 531, женска 473, итого 1004; умерло младенцев мужеска 437, женска 399, итого 837; больших муж. и женска 206; в монастырях 1; в убогих домах 18, всего 1062.

В октябре род. мужеска и женска 1206; умерло младенцев 726; умерло больших мужеска 84, женска 90, итого 184; в монастырях 1; в убогих домах 6, всего 907.

В ноябре род. мужеска 524 и женска 405, всего 929; умерло младенцев мужеска 335, женска 315, итого 650; больших мужеска 103, женска 100, итого 203; в монастырях 5; в убогих домах 17, всего 875.

(Из дел Монастырского приказа в Архиве мин. юстиции)

II. 1705 года февраля Спаса Андроникова монастыря по указу архимандрита Феодосия с братиею села Покровского крестьяне, выборный сотник, пятидесятник и рядовые крестьяне, выбрали мы на монастырском дворе на мирском совете в выборные к 1705 году крестьянина деревни Давыдкова Никона Васильева: быть ему за нашим выбором в селе Покровском у дела на монастырском дворе, сбирать великого государя подати и монастырские, денежный сбор и за монастырскою пашнею смотреть и крестьян ко всякому делу наряжать и у сева и у жнитва быть и от молотьбы не отходить и у житниц и в житницах хлеба ведать и беречь накрепко и печатать и на поле копны и снопы считать и у молоту быть и над нами крестьяны ведать и расправу между нами вправду чинить старостою и смирять нас, крестьян, кто чего доведется. А будет он, Никон, за сим нашим выбором, в чем монастырской убыток учинит или учнет пить и бражничать, и на нас монастырская пеня, а пени, что архимандрит с братиею укажет, и что будет за его, Никоновою, оплошкою, учинится какая хлебная и дворовая утрата, и за тое утрату взято на нас, крестьянех, будет вдвое: в том мы, крестьяне, и выбор дали.

(Из дел Монастырского приказа)

III. 1) В нынешнем 1706 году марта в 9 числе большого полку генералу фельтмаршалку и военному Малтийскому свидетельствованному славного чина святого апостола Андрея кавалеру Борису Петровичу Шереметеву в урочище Выкчибурском Яру явились из Астрахани астраханского Спасского монастыря архимандрит Антоний, да приказные палаты подьячий Иван Щетинин да астраханский житель купецкой человек Федор Клементьев и перед ним фельтмаршалком и кавалером сказали: после отъезду из Астрахани Семена Бехтеева были у астраханских воров и у бунтовщиков по многие дни круги и мятеж великой, и многие ходят с ружьем и с копьи, и как присыланы были от него фельтмаршалка указы, и против тех указов говорят, что де ему в Астрахани делать? И для чего с полками без указу великого государя идет? У нас де посланы к великому государю челобитчики, а буде придет к Астрахани с полками в город пустить не хотят разве с малыми людьми с 50 человеками или менши, и пушки и снаряд по городу готовят и говорят: есть де у нас яблок много, мы де и попов поставим по городу, и какова пора будет, мочно де отобраться человек с тысячу и больше и выйтить на выласку, и хотели загородные дворы и слободы выжечь, также с учугов и с Красного Яру и с Селитряного городка людей забрать и сесть в осаду, и если что явится, большой снаряд, которой будет им не в мочь, хотели затопить в воду, а достальной забрать с собою и итить на Аграхань, и велели делать струги, а митрополита астраханского по многие дни говорили, чтоб его убить.

2) Шереметев государю 4 марта. Премилостивейший государь! На Черный Яр пришел я марта 2 дня, и черноярцы все вашему величеству вины шатости своей принесли со всяким покорением. Воевода на Черном Яру Вашутин добр и показал вашему величеству верную службу, многих их уговорил, при том есть и иные из подьячих и из граждан, которые к щатости не приставали: и я тому воеводе велел быть по-прежнему да для караулов оставил полк солдацкой Обухов 500 человек, чтоб заводчиков не распустить до указу твоего самодержавия, а кто из черноярцев в шатости были, послал при сем письме перечень. Посланник мой, которого посылал я в Астрахань, с Саратова возвратился на Черный Яр сего марта 4 дня, привез от астраханцев ко мне отписку, и написали, чтобы я помешкал на Царицыне, и пустить меня в Астрахань не хотят, и многие возвраты (развраты) между ими учинились. А я с полками своими от Черного Яру сего марта 5 дня пойду наскоро, и чтоб при помощи божией намерение их разорвать и не упустить из города и чаю поспешить. Повели указ прислать с статьями, о чем к вашему самодержавству писал наперед сего: естьли вину принесут, что чинить?

3) Шереметев Головину 18 марта. За присланное секретное письмо зело зело, милостивый мой, благодарствую, а к Астрахани в поход понужден был для того: естли б не поспешил, конечно б Астрахань разорена была и имела намерение соединиться с кубанцы и с каракалпаки и итить в верховые города, о чем и Аюка хан тайша говорил мне, что и они в великом сумнительстве были и чаяли, что во оборону не будут. А Хованского ни во что ставили и еще бы с тово выросло, естьли бы он пришел, и астраханцы об нем инако рассуждали, о чем, ваша милость, сам изволишь выразуметь, а что изволишь писать ко мне, что я к вам пишу не сходно в ведомостях, и я к вам пишу самую истину, не выбирая ничего и не соглашая одного с одним, уведомясь о каждом подлинно, чти принесено, и можно уверить мое дело: Носов и прочие живы и скажут, что их было намерение. Надобно совершенно прислать к морским судам мастера, а которые здесь были, все перебиты, а иных никого нет.

4) В письме к Борису Петровичу Никиты Кудрявцева, Александра Сергеева, Степана Вараксина написано: уфимцы положенного на них старого ясаку против прошлых лет не платят и посланным от нас из Казани чинят противенство, подвод по указам против прежнего не дают. Посланного из Казани на Уфу воеводу Льва Аристова на дороге остановили и не пущают и говорят, что воевода-де у них Александр Аничков и он-де им люб, а говорят, что Аничкову приказал ты быть воеводою. Из верховых городов беглецов иноверцев принимают, и кои до сего числа к ним пришли, не отдают. А тот Аничков за некоторыми причинами там быть по многу негоден. Ведомость нам есть, что посланные от милости твоей на Уфу приказом твоим башкирцам быть к тебе с челобитьем велели, и, по словам посланных твоих, поехали к вашей милости с Уфы челобитчики ведомый вор и бунтовщик башкирец Демейко со товарыщи, которой прошлого лета в Казанском уезде села и деревни разорял, людей побивал и в полон брал и стада отгонял. А их, башкирцов, по указу царского величества велено ведать нам и от всяких их шатостей приводить в покорение и во всякое послушание, а, окроме нас, никому ни в чем ведать не велено. А будет, ваша милость, изволишь челобитье их примать и ослабу им чинить, то всеконечно добра некакого ждать. И естли что учинится, то не от нас, мы правим дела по имянному царского величества указу, свое на нас положенное, и в. разном несогласии и никогда состояния доброго не бывает. О том от нас писано в полки, а не писать было нам невозможно для того, что они, иноверцы, имеют нравы всегда в ослабе непостоянны, хотя малую себе какую ослабу увидят, то все городы и уезды того же пожелают, в те числа укротить их будет невозможно. А что изволишь, ваша милость, писать к нам о присылке хлеба, и мы радеть вседушно по усердию своему ради, и которой приготовлен, с тем пошлем за первым льдом водою, а в другом учинился недобор, иноверцы уже по приезде нашем стали платить, а до приезду нашего нечто мало платили, чинились непослушны, а другие и ныне в том упорстве стоят, а сказывали, что ожидают от тебя по челобитным указов, по которым будто вы обещали им учинить определение.

5) Сиятельнейший князь, милостивейший Александр Данилыч! доношу твоему сиятельству последний твой раб Никита Кудрявцев: к уфимским башкирцам ездил я от Казани в 300 верстах, а не доехал до Уфы 200 верст, и их, собравшись человек с 400, ко мне приехали в саадаках, в них от первых три человека: Уразай Ногаев, Кемей Шишмаметев да Мещеряк Имай; сказал я им государеву милость, что царское величество пожаловал их, указал им платить ясак против прошлых лет, а новонакладного ничего не имать. И они, выслушав, поклонились, а по-видимому знатно, что не усердно то приняли. Им же говорил, чтоб беглых к себе татар, чувашу, черемису и прочих иноверцев не принимали, а которые есть, тех бы отдали. И они того и слышать не хотели и сказали, что они беглых никого не знают. Им же говорил: для чего они государевым посланным по дорогам против прежних лет никому по указам подвод не дают? Сказали, что и вперед давать не будем никому, и из них один, башкирец Уразай, по-русски говорил мне: полно де нам с тобою говорить! Ты де ездишь без государева позволения собою, чтоб де денег больше собралось, и по тем словам пошли от меня с двора все и, отшед от двора, стали кругом и прислали ко мне Мещеряка Сулмаметка, и он говорил, прислали де его начальники и все мирские люди сказать: слышно де им, что идет на Уфу воевода Лев Аристов, и они де его, Льва, не пустят, у них де хорош воевода Александр Аничков. И как я от них поехал назад, и они ехали наперед меня и позади с ружьем человек с 60 тридцать верст, а слышно мне, буде бы я стал брать подводы, не хотели давать. После того послали мы на Уфу Льва Аристова на Александрово место Аничкова для лучшего усмотрения, и он, Лев, поехал и писал к нам в Казань, что башкирцы его на Уфу ехать не пущают, остановили на дороге до Уфы верст за двести, а говорят: велел де у них быть воеводою Александру Аничкову Борис Петрович и нам де он люб. А он, Александр, житель уфинской, и имели мы в том опасения, нет ли от него к ним в упорстве какого ослабления. А из верхних городов иноверцы и уездные люди бегут в Уфинской уезд, а башкирцы принимают и заказу нашего не слушают, и мы поставили по дорогам заставы, а имая их, велели приводить в Казань. От господина фельтмаршалка посылан был на Уфу Василий Арсеньев и, приехав с Уфы, сказывал, что поехал к нему, фельтмаршалку, с Уфы в челобитчиках пущий вор и бунтовщик башкирец Демейко с товарыщи, который в прошлом в 705 году разорял села и деревни и людей побивал и в полон брал и стада отгонял. Да и опричь того слышно, что уфинцы поехали к нему, фельтмаршалку, бить челом, по словам присланных от него. А до посылки на Уфу фельтмаршалковой стали было быть смирно и полонное отдавали и впредь отдавать хотели, а после того не так. Естли его милость в такие дела станет вступать и такому народу учинит, не осведомясь с нами, хотя малую ослабу, то всеконечно нам в доброе их установить и злое от них отрешить будет невозможно для того, что мы, по обещанию своему, делаем душевным намерением и безмездно, а другие особым намерением, о котором их намерении ваше превосходительство сами довольно известны.

6) Шереметев Головину: апреля 18 числа писали ко мне из Казани Никита Кудрявцев, Александр Сергеев, Степан Вараксин, и я против того письма писал к ним, что Никита Кудрявцев на то на все сам сведом, а не так, как они писали. И как я приехал в Казань, и каков мне был указ премилостивейшего моего государя устной, которой я ему объявил, и с ним о том говорил пространно, как бы тех башкирцов привесть в прежнее состояние и послушание, и как я от него выразумел о тамошнем их поведении, и послали к ним с письмами, и которые сидели за караулами в Казани свободили для того и послали с ними нарочно офицера для лучшего уверения, и велели, чтоб они от своих шатостей отстали и были во всяком послушании и покорстве, и для лучшего уверения, что по указу великого государя приехал в Казань, прислали б ко мне башкирцов из лучших людей, буде какие есть нужды, чтоб доносили и во всякое своевольство не вступали. И по тем моим посылкам приехал в Казань башкирец Усей Бигинеев, который был у меня в полку в свейском походе, и о чем они великому государю били челом, и я о тех делах писал и с ним, Никитою, при отпуске к Москве приказывал словесно, чтоб он донес о том великому государю. И по той моей посылке уфимцы и башкирцы почали было быть во всяком послушании и покорности и всякие подати все хотели платить по-прежнему. И как Усей был у меня в Казани, и он сказал, что со всех дорог присланы будут лучшие люди с повинностью своею и с челобитьем, и мне было им запретить, чтоб ко мне не ехать, невозможно для того, что указал премилостивейший государь усмотреть, буде бы что положено на них в тягость, и их своею государевою милостию обнадежить. И при моей бытности пришли было все в старое состояние, и если б я не ускорил своим приходом в Казань, он же, Никита, мне сказывал, что и в Казани было не безопасно, а в Синбирску было и сделалось, если б не показал своей службы синбирской воевода Федор Есипов. И моим прибытием в Казань и в низовые городы никакому государеву делу порухи не учинилось, но обновилось, а на Уфу воевода Аничков послан по указу великого государя, каков привез ко мне Михайло Щепотев, а не я собою послал, на что он, Никита, сведом же, а челобитных, о чем мне подавали уфимцы и башкирцы и иных низовых городов, как в оброках, так и в ясаках и в иных их накладных сборах, и я ни во что не вступал и никакого указу не учинил и те челобитные послал к великому государю к Москве, а когда ко мне приехал в Казань Михайло Щепотев и вручил мне писмо премилостивейшего государя собственной его государевой руки, что указал мне великий государь итить к Саратову и к Царицыну, и я казанские все дела, которые были, оставил все в Казани и по походе своем в тамошнее дело, кроме военных дел, что надлежит к походу моему, ни во что не вступал, а ныне, как прислан великого государя указ, что велено быть ему, Никите, и прочим, и я ни в какие их дела не вступал и не вступаю и впредь без указу вступать не буду, а тем башкирцам дале Синбирска ехать было я не велел, и приехали они ко мне в Астрахань по первым моим посылкам марта в 26 числе, и ныне, государь мой, тех приезжих башкирцов послал к милости твоей. Тебе ж, государю моему, известно чиню: прислали ко мне с Саратова списки с указу великого государя, каковы разосланы во все низовые городы от Александра Сергеева и Стрелкова, что меня ни в чем слушать не велит, и те списки послал к милости твоей при сем же писме: и естли, государь, стану о чем в которые городы и посылать, а воеводы меня слушать не станут, чтоб в том какой порухи в делах государевых не было и мне не причтено было в нерадение. Зело я, государь, опасаюся, чтоб не учинилось и на Уфе от башкирцев так же, как и в Астрахане, а я вижу, что зреет, а как сделается, мудро будет унимать.

(Москов. архив мин. иностр. дел, дела персидские 1705 и 1706 годов)

IV. 1) Из письма иерусалимского патриарха Досифея к царю 1702 года. Аще приидут отсюды или сервы, или греки, или от иного народа туды, аще бы и случайно были мудрейшие и святейшие особы, ваше державное и богоутвержденное царствие да никогда сотворит митрополитом или и патриархом грека, серва или и русянина, но москвитянов, и не просто москвитян, но природных москвитян, многих и великих ради вин, аще и не мудрии суть: понеже патриарх и митрополит, ежели суть добродетельнии и мудрии — велие есть добро, аще ли же и не суть мудрии, довлеет добродетельным быти, и да имеют мудрых клириков и в иных чинах. Наипаче москвитяне суть хранителие и хвалителие своих (догмат), хранят отческую веру непременную, сущии нелюбопытательнии и нелукавнии человеки, но страннии и онии, иже хождаху зде и тамо, могут произвести некие новости в церкви, и что великое ваше царствие и из Азова выслал оного грека, много разумнейши и умнейши сотвори, и да будет тамо митрополит москвитянин природный, безлукавный и нелюбопытательный, и да имеет русяны, греки и сервы учители. Подобает же добродетели патриарха, который будет, имети и смирение, да будет патриарх, а не царь самодержец, да имеют власть архиереи, иереи и презвитеры глаголати церковные пред ним, да не будет зверь, и да страшатся (не страшатся) его архиереи, сущии братия, яко раби; да не возможет глаголати в церкви чуждая церкви, да не может мешатися во гражданских и повелевати синклиту, яко сотвори Никон и смути вселенную. Внемли, всеблагий владыко, не дати власть гордым и тиранский и насильный нрав имущим. Еще доносим и сие, что пришли сюды письма из Вены и пишут, яко похваляются тамо, что пошлет ваше царствие сына своего, Алексея Петровича туды обыкновения ради и учения: внемли не выслать из Московии сына вашего, да не пойдет в чужие места и научится не обыкновению, но иностранным нравам. Приснопамятнии отцы и праотцы святого вашего царствия и богоутвержденное ваше царствие от которых франков научилися вы обыкновению и ведению? И владели и владеете едва не всею вселенною, крепции сущии, величайшии, страшнии и непобедимии, а онии франки знающии и обыкновеннии что исправили, токмо что едятся и воюют междо собою? Никакого соединения никогда не твори с франками, от них же и самый Леопольд паповенчанный ложный кесарь коликожды солга великому вашему царствию? Егда имеет нужду, притекает к вам, и молит, и просит, и обещевает множайшая, последи тебе остави единого, не бояся бога и не устыдився людей, и явися явный враг и явный наветник в Карловице, егда посол ваш и венеты противостояху в миру и взысковаху некая взыскания, что глаголаху послы Германов и наипаче посол английский с стороны германские? Довлеет сотворити Отоманом мир с немцами, но венеты и москвитяне есть не есть, едино есть? Великое ваше царствие помогло ему, а он гонит православные горши Диоклитиана и Максимиана.

2) Из письма того же к тому же 1704 года. Много много подобает внимати вам и учинити из двух единое, или смирити шведа и укрепити и саксонского в Польше, или учинити мир с шведом и укрепити и саксонского в Польше. Я прежде сего писал к благородию твоему, чтоб не печалился о том, как умирают воины, когда есть полезно, а наипаче, когда время позовет, потому что многажды ни во что ставя время, не мочно в другой ряд сыскать. Господин Димитрий (кн. Голицын) ныне как пришел в Польшу, довелося ему ударитися с своими на шведа, и хотя бы не учинил и победы великой, однако ж умалялася бы сила шведская, зане хотя бы и побиты были москвитяне и козаки, пришли бы иные на их место, а буде убиты были бы шведы, осталися бы менше, и наипаче, как ныне слышим, не были многие под Львовом. Дела саксонского не покажутся храбрые, потому что хитростию ищет победы без трудов, однако ж воинские дела требуют не токмо хитрости, но и дела, понеже Аристотель пишет в нравоучительной своей философии, яко добродетель не состоится в том, что ведати, но в том, что делати. Богом утвержденный мой! Что жалеешь козаков буде умрут? Зане буде умрут есть мученики. Во Львове была одна горсть шведов, и козаки могли бы поглотити их живых. Воинское дело несть для какого упрямства, но для православия, и без бедства как может получить конец, который ему доведется. Есть и стыд от людей, что вышли столько тысяч козаков с гетманом своим и обратятся назад без дела. А есть и иное: когда воюют, сколько живы останутся, научаются воинскому делу, а как сидят, так и не воюют, во время нужды ни к чему не годны. А буде есть такие люди, которые чают, что исправление воинское делается без беды, без труда, без смерти: они бы сделали себе по камилавке, и пошли бы жити в монастырь, и четки свои перевертывали бы.

3) Перевод с греческого письма, каково подал ближнему боярину Фед. Алекс. Головину иеромонах Серафим в Нарве 1704 года августа в 20. Начало и причина увещания бедных греков, а потом и вся история яко же следует. Первая причина был умерший патриарх кир Каллиник в 1693 году, как жил в доме посла французского седмь месяцев, как отставлен был от патриаршества от кир Дионисия. Предложено прежде от того посла Кастаниера Скоторнуфия вопросительно на обеде приватно оному патриарху при нас токмо диаконах таких способом. Какое было бы окончание и збытие еллинского роду и всея восточные церкви? Отвещал блаженные памяти кир Каллиник, что всю нашу надежду по бозе имеем на христианских государей, а особливо на Людовика XIV, по дружбе и защищению, которое явил и повседневно являет к бедному, пренебреженному и плененному роду еллинскому и по храбрым и благочестивым делам и христианским поступкам, что повседневно видим и слышим исправляема от него. Отвещал Скоторнуф: добра ваша надежда, но зависть европейских государей есть зла, и та не допустит вам видеть вольности своей. Кир Каллиник его о том вопросил: для чего? Отвещал Скоторнуф: понеже никогда не согласятся между собою европейские государи, чтоб отдали Грецию одному, который бы имел и другое государство, но паче предпочитают бытье в руках турских, нежель отдать другому государю. Того ради потребно бы было, чтоб вы сами промыслили какую Речь Посполиту и согласитися между собою, и тогда б могли вызвать и просить тайно, кого восхощете себе за государя. И от того времени началась пересылка с французами. А что учинилось между тем, не знаю, понеже был я здесь на Москве и в Англию послан от помянутого патриарха кир Каллиника ради школы, которая учинена в Аксфорте ради еллинов, а как возвратился я из Англии в Царьград, паки послан я был, быв посвящен, от помянутого Каллиника на Белое море в 1699 году к наместником рода (народа), которых есть седмь, и из тех большая часть есть ныне консулы французские, и от них я послан во Францию и с другим некоторым иеромонахом, который ныне послан в Ефиопию ради службы рода, а я в Англию в 1699 году. И те седмь наместники не были учинены с общего совету рода, но токмо от патриарха и от немногих некоторых тайно: того ради, что ни делали, все с великим страхом и трепетом делали, чтоб не объявиться туркам или венецианам, потому что как от тех, так и от других опасаемся. А между тем случился и мятеж миссионариев короля французского в Турецкой земле, и те миссионарии не были так за веру и духовные дела, елико для дел и вымыслов короля французского, как о том и из Голанской земли я вам писал, а понеже поимали нескольких из наместников и посадили их на каторге вместе с миссионариями, однако ж не ради гражданских дел, но ради веры, для того что и туркам не явились дела наши, понеже употреблены были под именем веры. И оные случаи, как мне отписали из отчизны моей в Англию в 1701 году, объявил я некоторым мудрым другом моим, чада суть и те (через мене благодатию божиею учинены) восточные церкве, и те суть содействители и оборонители свободы церкве Христовы, и с теми сей способ знаем привесть в едино состояние род наш, и дабы убегнуть и пронырств короля французского и бед других языков, и оный способ есть сей, и его послал из Англии в лето 1702 в отчизну мою, чтоб всякая церковь избрала единодушно и единогласно единого человека из всякой епархии или острова в правление рода, которых доднесь выбрано с 36, которые, избрав от себя трех ученых и искусных, дали бы им всю власть в управлении рода, и те имеют все островы Егейского моря, кроме некоторых, и часть Греции во власти их, и те одни знают все дела тайные рода нашего, так что не знает никто ничего, что ни делают, разве тот, которому явится пристойно объявить что потребное, и имена их суть сия: Димитрий Симадин Митилеянин, Антоний Мивруди Армении Милеянин, Федор Георгиев Фамени Сифнеянин. И они мне писали, прислав двух человек, как я был в Галле саксонской, чтоб я ехал в Голландию и в Англию уведать намерение их: естли когда подастся причина и случай приличной искать нам вольности нашей, будут ли нам помогать? (и все они нам обещались, как и ваш посол Андрей Артемонович то знает, что будут нам помогать конечно), и доведався их намерения, чтоб я ехал и к московским уведать и их намерения и, уведав, чтоб я им то объявил, потому что им доведется усмотреть по рассуждению намерения московского, которое есть полезнее, то бы и начинать, сиречь: или бы с конфедератами протестантов (Англиею и Голландиею) стоять, или бы согласиться с консулами французскими, и их намерение и мысль есть, чтоб освободился род и пусть от кого-нибудь, и будут просить короля французского, и его намерение есть такое: чтоб разделить на четыре части Грецию: часть Иерусалима королю испанскому, часть Египетскую королю ефиопскому, часть Константинопольскую и Анатолию себе, часть Македонии с островами грекам. И так вся история вкратце греческая. А прошение еллинов от благоутробия его величества есть сие: есть ли изволение и благоволение величества его оборонять их или помогать им купно с союзниками протестантов (протестантскими) или неутрально? Понеже естли есть изволение величества его оборонять их, доведется согласиться с Речь Посполитою Венецкою против турка, когда б он поднялся против цесаря римского, потому что мы будем у них (венециан) просить, чтоб нам не мешали собирать людей близь морей или Пелопонеза, а понеже они опасаются, чтоб не было бунту против них, и о том мы им обещаемся пред богом и всеми, что не токмо елико имеют, но сколько ни возьмут, чтоб было их вовсе, и в том, если не учинят добровольно по прошению нашему, требуем ходатайства его величества, когда будут в союзе, а буде не учинят по ходатайству его величества, просить будем чрез конфедератов протестантов перво дружески, а потом принудительно, понеже ради Речи Посполитой Венецкой не доведется быть толиким народом в плене и тиранстве нечестивых. И сему всему доведется быть ныне заранее, чтоб мы не промышляли о том в то время, как доведется промышлять иное, потому что как бы начал турчанин войну с цесарем римским, имеет подняться против него Черным морем во стране Египетской ефиопский король, который есть готов, и тамо надобно турчанину покинуть цвет воинства своего, именуемое Мисиркулу, или египетское войско, которых есть 40000, такожде и мы с стороны Епира сухим путем и морем с помощию, которую нам даст конфедерация протестантов купно с венетами, сожегши перво караван турской в Цареграде, такожде и величество его, если б изволил с Черного моря, и тако будет, богу изволившу, конец нечестивым, аминь.

4) 1704 года ноября в 25 доносил боярину (Головину) словесно комендант тительский Пантелеймон Божич нижеписанное. Понеже мы от давнего времени пребываем под игом бусурманским и многие нужды и скорби за веру христианскую и за церковь нашу претерпеваем, от чего убегая и чая себе лучшего и свободного пребывания и повольности в вере нашей и всякой себе справедливости от цесаря, яко же он нам обещал, и поддалися ему, за что, по обычаю нашему православному, служили мы ему верно против бусурман и много тысячей людей своих потеряли без всякой платы, не требуя от него ни ружья, ни пушек, но на своем иждивении служили. А видя к себе многую кривду от цесарских начальников, советовали мы с прежде бывшим мунтянским господарем Шербаном Кантакузиным, дабы нам какое себе спасение приобрести, на что оный господарь отвещал всем нашим начальным, чтоб мы себе иного не промышляли, а ожидали б от восточного царя всякой себе помощи, и тем нас обнадежил, на что мы и присягли все, а по смерти оного Шербана нынешний господарь Бранкован обнадеживал, также и все Кантакузины в том нас утверждали, чего ради и послали посланника своего, господина Корбе, к его царскому величеству, которого и по се время ожидали мы, а понеже уж толикое время отповеди о том деле не получили и всегда пребывали в сумнительстве, прислали меня наши единомышленники начальные к господарю мунтянскому для отповеди и к Кантакузиным, и они меня к царскому величеству для отповеди послали. Того ради доношу его величеству, что я прислан от всех начальных сербов, которые живут под цесарем в Венгерской земле при границах турских, прося его величество, дабы знали мы, что изволяет нас иметь за своих подданных и верных, и во все время приличное ведал бы, что всегда готовы будем служить против бусурман без всякой платы и жалованья, никакого ружья не требуя, но токмо за едино православие, а коликое число войска нашего будет, сам его царское величество удивится, и желаем ведать, если его величество будет иметь под своею рукою, понеже хотя принуждали нас бунтовщики венгерские, чтоб мы были с ними против цесаря, однако, уведав, что та факция есть французская и шведская от посла Речи Посполитой Польской и от шведского короля к Ракоцию посланного, которого мы в пути переняли, в том отказали и ни во что не вступились, покамест здесь я побуду и уведомлюся, как нам поступать и долго ли ожидать или бы где себе какого места искать. Такожде и прочие сербы, которые суть под бусурманом и венецианами, все во единомыслии с нами пребывают, в чем иные надежды по бозе кроме его величества не имеем, и если его величество оставит нас, тогда все православные погибнем.

5) Грамота к царю от иерусалимского патриарха Досифея 28 января 1705 года. Колена преклоняя пред вашею божественностию и касающеся священных твоих колен и лобызая честнейшее и светлейшее лицо твое, молим и просим святое и великое твое царствие яко молебницы и ходатаи всех бога чрез господа нашего Иисуса Христа в дусе святе: сей список послания, каково послали мы прежде к господину Стефану, наместнику патриаршеского престола, да соизволит прочести великое твое царствие и, выразумев укорителя и хульника восточные, тожде рещи, кафолические церкве, ругателя и хульника отцев и праотцев наших, ругателя и хульника святых, да сотворит отмщение блаженных отцев и праотцев ваших и всех православных, и да не понесет тое, еже оставити ето в такой чести, хотя и вспокается и напишет противная в книгах хуления своего, в тех же да умолчает и от чести пречестные да лишается. А какие суть хулы его, объемлет книга, которая напечатана в Мултянской земле и надписана на имя вашея великие и самодержавные державы. Второе: аще великое твое царствие имеет намерение учинити избрание патриарха, да повелит, чтоб не учинилось избрание особы из козаков, и россиян, и сербян, и греков, зане суть много смешени и сплетени с схисматиками и еретиками, ниже имуть нелестна и чиста во всем православного догмата, но да повелит быти избранию особы из самого москвича, и чтоб был и стар и доброго жития, зане москвитяне патриархи покамест были, хранили целу православия проповедь, и чтоб был такой человек, который смотрел бы одну только церковь, а от политичных был бы отлучен и не писался бы господин и патриарх, но токмо б архиепископ и патриарх, и хотя не будет философ, довольно ему знати церковные, и может имети архиереев или клириков мудрых, служащих ему. Есть и другое, что москвитяне патриархи как церкве, так и царства не бывают наветники и предатели. Есть и еще: да не явится в мире, что не осталося потребных людей из москвитян, и взводятся странные на патриаршеский престол. Третье: да повелит святейшему патриарху, елика новоуставишася в церкви, яко же ваянная (шествие патриарха на осле в Вербное воскресенье), и оные комедии, которые составлены от некоторых в праздники, игры папежские и из сердца дьявольского произведенные, или что иное причинилося, хотя велико, хотя не велико, дабы имел власть и указ св. патриарх истребить тая из церкви и токмо бы оставил оные, яже беша древняя и отечественная. Четвертая: дабы имел великое и святое твое царствие попечение токмо единого гражданства, а церковь бы всегда была мирна и безмятежна. Да повелит доблественно и твердо, зане если случится какое взыскание церковное, да не будет решение в тамошних странах, чтоб не причинилися прения и сумнительства и главоболия царей, но дабы писана была грамота к четырем св. патриархам, и потом да взыскуется решение. Сие, всеблагий государь, несть новое и новоустановленное, но древнее и отечественное, потому что тако творили блаженные и приснопамятные отцы и праотцы святого твоего царствия, а наипаче сотвори приснопамятный и преблаженный отец великого твоего царствия. Пятое: молим, понеже великое и святое твое царствие взял много мест у шведов, да не поставить архиерея тамо, но да поставить архиерея в Петрополе, а другого в Нарве, чтоб было удобнейше церковное поучение. Наипаче и сие полезнейше есть, дабы был митрополит в больших городах, и в иных епископы, подлежащие митрополиту, и аще будет какое-нибудь препятие в тамошних странах, архиереев украшения и расходы многи, то да сотворит власть вашего царского величества менши, как имели то в Цареграде архиерее во время святых самодержцев, и яко же творим и мы, что расходы наши суть равны с единым игуменом наименьшего монастыря, и на одежды наши все не изойдет пяти сот копеек.
(Греческие дела в Москов. архиве мин. ин. д.)

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс