Русско-японская война. Часть 1

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

7 февраля 2004 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Олег Будницкий историк.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН: Олег Будницкий у нас сегодня, как мы и договорились в прошлый раз. Мы сегодня начинаем историю несчастной той войны, русско-японской. Добрый день.
О. БУДНИЦКИЙ: Добрый вечер.
С. БУНТМАН: Уже вечер, да, действительно. Я хотел бы спросить, неужели непонятно было, что война там была с какого-то момента неизбежной. И было ли там, как в случае с Крымской войной, как мы очень часто говорим, был серьезный дипломатический просчет. Недооценка, постановка не на ту карту.
О. БУДНИЦКИЙ: Просчет, видимо, был, он даже несомненно был. То, что война неизбежна, видимо, стало понятно после захвата Россией Ляодунского полуострова, то есть примерно лет за шесть до ее фактического начала. Но я бы все-таки пошел по порядку, и рассказал бы немножко о предыстории всех этих дел, о взаимоотношениях России и Японии за предшествующие войне полвека, конечно, очень конспективно. И поговорил бы немножко о самой Японии, то есть, с каким противником и почему столкнулась Россия.
С. БУНТМАН: Вот Александр Владимирович, который нам именно это и написал, «следовало бы рассказом о Японии эпохи Мейдзи».
О. БУДНИЦКИЙ: Не думаю, что можно подробно рассказать о Японии эпохи Мейдзи, в силу ограниченности нашего времени и определенности предмета сегодняшней передачи, но, тем не менее, замечу, что в развитии России и Японии второй половины 19 века наблюдался какой-то удивительный параллелизм, или синхронность, что ли. В 60-70-е гг. в России великие реформы Александра II, в Японии революция Мейдзи 1867-68 гг. И ряд реформ, те, которые принято называть буржуазными. То есть, те элементы, которые говорят о модернизации страны. Интересно, что почти одновременно происходит и военная реформа. В Японии закон о всеобщей воинской обязанности был принят 28 декабря 1872 года. В 74 году Милютинская реформа, военная реформа в России. Ну, что касается представительства и Конституции, то здесь Япония Россию опередила. Эта азиатская, дикая, с точки зрения россиян-европейцев, страна приняла Конституцию в 1889 году, точнее она была дана сверху императором. А уже в 1890 прошли выборы в парламент. Хотя власть Микадо была, конечно, огромной. Так что, Япония стала конституционной на 17 лет раньше, чем Россия. В России, напомню, вторая редакция основных законов была принята в апреле 1906 года. Как развивались отношения между Россией и Японией? Напомню, что Япония была совершенно закрытой страной. И собственно, общаться с иностранцами там было просто запрещено под страхом смертной казни. И лишь в середине 19 века происходит открытие Японии, причем открытие насильственное, под дулами пушек иностранных судов японцы вынуждены были подписывать договор, как правило, неравноправные. Одним из договоров был договор с Россией 1855 года, первый договор между Россией и Японией, определявший те точки, японские города, в которых можно было торговать. И кстати, определивший границу между Россией и Японией, граница между островами Итуруп и Уруп. К северу от Урупа это российская часть Курильских островов, к югу японская, включая 4 острова, Кунашир, Хабомаи и так далее. 20 лет спустя, в 1875 году еще один договор. Очень любопытно, что по этому договору Россия обменяла 18 Курильских островов на южную часть Сахалина. Вот такой произошел любопытный обмен в 1875 году. Следующий договор, при всем любопытно, что этот договор отменял положение всех предыдущих, кроме обмена территориального Курильских островов на Южную часть Сахалина. Почему отменял, потому что все предыдущие были неравноправными. Они были в пользу России, теперь впервые был подписан равноправный договор. То есть, вплоть до конца 19 века Япония чуть было не стала объектом колонизации иностранными державами. Но этого не произошло, Япония стала сама весьма заметным игроком на международном поле. И Япония стала, как и другие европейские державы, претендовать на участие в дележе Китая, который шел достаточно активно. Первыми там были англичане, французы, но потом появились и новые державы. Новые в смысле претензий на права и привилегии в Китае, и возможно, на китайской территории, прежде всего, Россия и Германия. Вот тут-то и начинается вызревание войны. 1894-95 гг. японо-китайская война. Это было уже не первое столкновение японцев с китайцами, но здесь была уже полномасштабная война, закончившаяся поражением Китая, и очень серьезными территориальными приобретениями Японии. А именно Ляодунский полуостров, Формоза, ныне известная под названием Тайваня, и острова Пэнху-Лидао, или Пескадорские. Кроме того, Корея становилась независимой от Китая, Япония фактически получила там свободу рук. Все это очень сильно не понравилось России. И по инициативе министра финансов Сергея Юльевича Витте был предпринят дипломатический демарш с требованием, точнее, с советом Японии отказаться от большинства приобретений.
С. БУНТМАН: Чем мотивировался этот демарш?
О. БУДНИЦКИЙ: Совет был такой. Мотивировался он тем, что эскадра соединенная России, Германии и Франции подошла к японским берегам. Разумеется, я немножко шучу, когда говорю, что этим мотивировалось, это был совет, скажем так. И японцам дали понять, что они зашли чересчур далеко, и что есть и другие претенденты на китайские территории, и на привилегии в Китае. Почему Витте, который впоследствии изображал из себя миролюбца и противником войны, а он таковым был действительно позднее. Но именно он, безусловно, стоял у истоков этой самой проблемы дальневосточной, что прекрасно показал прекрасный российский историк Борис Александрович Романов, классик в некотором роде российской исторической науки, в огромной книге «Очерки дипломатической истории русско-японской войны». Так вот, тогда уже строилась Транссибирская магистраль. И одной из идей Витте уже тогда было провести часть дороги через территорию Манчжурии, через территорию Северного Китая. Это очень здорово сокращало.
С. БУНТМАН: Конечно.
О. БУДНИЦКИЙ: И во-вторых, что такое железная дорога, а также телеграфная линия? Это способ экономического проникновения, освоение этого гигантского рынка, этих огромных территорий. И Россия была заинтересована в том, чтобы здесь ей никто не мешал, или, во всяком случае, не сильно мешал. Витте даже был готов пойти на то, что он сам пишет в мемуарах, на бомбардировку отдельных японских городов с моря. Но и вооруженной демонстрации оказалось достаточно. К «совету» японцы прислушались. Они отказались от Ляодунского полуострова. Они согласились на своеобразный раздел Кореи, пока не территориальный, а, скажем так, на раздел сфер влияния с Россией. Причем у России там было явное преимущество, ибо Россия получила возможность назначать финансового советника. Так, при императоре этот самый финансовый советник фактически был министром финансов, назначаемым из Петербурга. Плюс некоторые военные советники, охрана. В общем, Россия получала очень серьезное влияние и в Корее тоже. За Японией оставались острова, и вот таким образом были заложены первые зерна конфликта. Война еще не была неизбежной, но противоречия четко обозначились. В следующем году, 1896, напомню, что в этом году была коронация императора Николая II. На коронацию приехали представители самых разных государств, в том числе из Китая. Ведущий китайский политгосударственный деятель Ли Хун Чжан, с которым Витте нашел общий язык, тогда еще без денег, как утверждал это Витте, во всяком случае. Так и в этом же году был заключен секретный договор между Россией и Китаем о том, что Россия гарантирует территориальную целостность Китая, а в обмен Китай предоставляет России это самое право провести железную дорогу по его территории. Разумеется, для соблюдения приличий это было как бы не право, переданное одним государством другому. Это было право, переданное обществу китайской восточной железной дороги. Это общество, в свою очередь, было создано учрежденным русско-китайским банком. Основные капиталы в этом банке были французские и российские, подавляющее большинство в правлении принадлежало русским. И фактически все это предприятие контролировалось полностью государством. 100% акций в конечном счете приобрела российская.
С. БУНТМАН: Но вид имело, что передано компании.
О. БУДНИЦКИЙ: Совершенно верно. Хотя это был «секрет Полишинеля», конечно. И таким образом началось строительство Китайской восточной железной дороги, соответственно, полоса отчуждения, соответственно, стража, и так далее. То есть, Россия таким путем, как бы мирным, совершила мощное экономическое проникновение в Китай, и с точки зрения того же Витте это был лучший способ освоения китайского экономического, да и политического тоже пространства. Но события не стояли на месте, и кроме Японии, Китая и России, существовали и другие державы. Здесь мы говорим, прежде всего, об Англии и Германии, также претендовавших на влияние в Китае, и, в конечном счете, на раздел Китая. А в следующем году германский военный флот захватывает порт Цзяочжоу или Циндао. Кстати говоря, одной из задач российской дипломатии, российской политики было получение незамерзающего порта на побережье Тихого океана. Владивостокский порт 5 месяцев находился подо льдом, и нужен был незамерзающий порт и, в принципе, военно-морская база. Так вот, после захвата Германией Циндао Россия захватывает Порт-Артур. Точнее, Россия вводит свой флот, небольшую эскадру в Порт-Артур, на эскадре войска, вполне достаточные для захвата Порт-Артура или Люйшуня, назвали его китайцы. Возникает очень деликатная ситуация, ведь Россия гарантировала целостность Китая, а теперь Россия принимает участие, можно сказать, в самом наглом и беззастенчивом разделе этого самого Китая. Причем понятно, что один порт невозможно контролировать, нужна прилегающая территория, нужны подъездные пути. Сказав «а», нужно говорить и «в» и «с» и все последующие буквы алфавита. И причем речь идет о том же самом Ляодунском полуострове, который в свое время Россия не дала захватить Японии. Начинаются переговоры с китайцами с предложением передать Ляодунский полуостров в аренду России. Китайцы не хотят совершенно естественно. И вот тогда Витте, который первоначально был противником всей этой затеи, считал, что это некорректно, опасно, что это чревато войной. Во всяком случае, так он сам пишет. Он, когда понял, что дело решено, это ему сказал сам император Николай II, который был большим энтузиастом территориальных приобретений на востоке, тогда он прибегает к самому весомому аргументу, наряду с военными, к деньгам. Ли Хун Чжану была дана взятка в 500 тыс. руб., это огромные по тем временам деньги. Напомню, что одновременно в России и в Японии в 1897 году был введен золотой стандарт, и 500 тыс. руб., чтоб было понятно, соответствовали 250 тыс. долларов американским, или 50 тыс. фунтов стерлингов в мировой валюте того времени. Еще одному сановнику было дано 250 тыс. руб. И кончилось дело тем, что России Квантунский полуостров, часть Ляодуна, был передан в аренду на 25 лет. Особенность аренды заключалась в том, что за нее ни копейки не платили, то есть, это был захват, которому был придан вид аренды. И фактически весь Ляодун находился под контролем России, ибо в дополнение к арендным землям была нейтральная зона, куда не имели право вводить китайцы войска без согласия России. И естественно, от КВЖД, от Китайской восточной железной дороги, была протянута к Порт-Артуру железнодорожная ветка почти в 1000 верст.
С. БУНТМАН: Ничего себе ветка. Мы продолжим после новостей. Я хочу сказать слушателям, что это первая передача о русско-японской войне. Вы много задаете вопросов, которые касаются и военных действий, и военных итогов. Я думаю, что мы все будем разбирать по порядку в этих трех передачах программы «Нет так».
НОВОСТИ
С. БУНТМАН: Несколько вопросов есть, которые получат свой ответ в дальнейших передачах, но есть, например, такой любопытный вопрос. Андрей Иванович пишет нам. «Порт-Артур это моя родина, я там родился и провел детство. Расскажите, пожалуйста, историю возникновения этого названия. Что раньше появилось Ляошунь или Порт-Артур? Какое расстояние составляет Порт-Артурская ветка?». Ну, это мы сказали сейчас. А вот что там раньше появилось, почему Порт-Артур?
О. БУДНИЦКИЙ: Не знаю.
С. БУНТМАН: Посмотрим, Андрей Иванович.
О. БУДНИЦКИЙ: До следующей субботы.
С. БУНТМАН: И все вам доложим. О договоре 1875 года, Борис. Мы сказали о договоре. Николай говорит: «Гость говорит, что в те годы Владивостокский порт замерзал 5 месяцев в году. А сейчас?». Сейчас там другая проблема. Потеря вьетнамской базы, у нас превращается тихоокеанский во внутренний флот, вот в чем дело. Проблема стояла как в начале 20 века, выхода в океан.
О. БУДНИЦКИЙ: Так и сейчас.
С. БУНТМАН: Так и сейчас она стоит, но в разном контексте. И еще у нас последнее. «Откуда, — вот с такими восклицательными знаками, — откуда в Японии взялся такой мощный флот?! Поразительно». Пишет Николай.
О. БУДНИЦКИЙ: Об этом я сейчас скажу. Я просто хочу закончить сюжет, который начался предысторией русско-японской войны. Итак, 1898 год, аренда Ляодунского полуострова, военно-морская база, незамерзающий Порт-Артур, плюс рядом с ним для торговых целей построен там, где был китайский город Далянь, построен порт Дальний, открытый для торговых судов. Построена ветка железнодорожная. А что же японцы? Японцы, естественно, возмущены. И в 1898 году, том же, с Японией заключается соглашение о том, что Корея становится, собственно говоря, зоной японских интересов, вся Корея, что Россия теперь не назначает туда ни финансового советника, ни военных инструкторов, таким образом «свято место пусто не бывает». Если там нет России, там должна быть, там будет Япония. Это очень существенный момент, ибо не все в России с этим согласились. 1900 год, «Боксерское восстание», восстание Ихэтуаней, «кулак во имя справедливости», отсюда «боксерское восстание», подавление его международными силами во главе с германским фельдмаршалом Вальдерзее, и Россия оккупирует всю Маньчжурию. Кстати говоря, вплоть до революции 1917 года, получают последствие «боксерское вознаграждение», выплаты Китая за причинный ущерб. Таким образом, Россия все глубже втягивается в раздел Китая, и все выше вероятность ее столкновения с Японией. Тем более, что Япония, пережив унижение этого Симоносекского договора, точнее того, как великие державы заставили ее пересмотреть этот договор, Япония стремительно вооружается. Тут можно провести опять-таки аналогию. Ровно то же самое было с Россией, русско-турецкая война 1877-78 гг., выигранная на полях сражений, и потом поражение на берлинском конгрессе, когда большая часть завоеваний, достижений была просто отнята, отменена великими державами. Теперь то же самое сделали с Японией. Япония принимает военную программу. Цели были весьма амбициозными. К 1903 году утроить численность сухопутных сил до 13 дивизий численностью 170 тыс. человек мирного времени, и до 600 тыс. человек военного времени. И вчетверо увеличить тоннаж военно-морского флота. Вот откуда у Японии взялись армия и флот.
С. БУНТМАН: Какими силами? С чьей помощью? Своими ли силами?
О. БУДНИЦКИЙ: Первое, это контрибуция китайская. Китайцы после японо-китайской войны выплатили около 400 млн. руб. контрибуции в переводе на рубли, огромная по тем временам сумма. Плюс к тому очень жесткие ограничения, самоограничения. Военный бюджет Японии был самым большим относительно по сравнению с любой другой великой державой. Более 30% бюджета шло на укрепления обороны, или нападения, это уже с какой точки зрения посмотреть. И отсюда, кстати говоря, очень высокие налоги и снижение уровня жизни населения. На потребление в Японии шло 3 фунта у простого налогоплательщика, в отличие от 44 фунтов в США и 36 фунтов в Англии. Напомню, что соотношение цен было другое, вполне приличные деньги. Но понятно, что в Японии на это простой человек тратил в десятки раз меньше, чем британец или американец, поскольку у японцев просто это забирало правительство. Надо сказать, что Япония впоследствии получила займы от Англии. Да американцы кое-что подбрасывали, особенно после заключения в 1902 году, это очень важная веха в дипломатической подготовке войны, заключение англо-японского военного союза. Союз предусматривал, что Англия окажет вооруженную помощь Японии в том случае, если против нее будет воевать 2 и более державы.
С. БУНТМАН: Неважно какие?
О. БУДНИЦКИЙ: Да. Об одной державе можно будет подумать заранее, предположить, какая это будет. Речь шла о том, чтобы никто не помог России в войне с Японией. Таким образом, если бы помогла союзница Франция, гипотетически рассуждаю, или вдруг Китай, то это служило бы основанием для вмешательства Англии, и в принципе, это могло повести к мировой войне. Но тогда этого не произошло. Вот таким образом развивались события. Но я хочу сразу сказать, что при всем стремительном наращивании японского военного потенциала, при всех сверхусилиях, которые прилагала Япония, ни людские, ни материальные, ни военные ресурсы Японии не шли ни в какое сравнение с российскими. Япония по штату военного времени собиралась иметь армию в 600 тыс. человек. А у России «под ружьем» находилась самая большая армия в мире к началу войны. Более 1 миллиона 100 тыс. человек. Плюс потенциально еще свыше 2, а то и 3 млн. резервистов.
С. БУНТМАН: Поэтому, Россия, может быть, если уж война, то Россия, довольно банальная мысль, она сто раз высказывалась, Россия была больше заинтересована в длительной войне, в сильно позиционной войне, в войне изнуряющей для Японии, которая не располагает такими ресурсами.
О. БУДНИЦКИЙ: Видите ли, стратеги как раз российские рассчитывали на легкую и быструю победу, потому что казалось невероятным, что Япония сможет всерьез противостоять русской армии. Мнение о японцах было крайне пренебрежительное, да и сведения о Японии были весьма скудны. Увы, русская военная разведка сработала очень плохо. Для этого, собственно, были некоторые объективные предпосылки, скажем так. Япония страна очень закрытая. Японцы, в отличие от насквозь тогда «прогнивших», коррумпированных китайских чиновников, не продавались, кодекс самурайской чести там был достаточно высок, так же, как подозрительность по отношению к иностранцам. Русский военный агент в Японии, это атташе теперь называется, который был при посольстве, был защищен дипломатическим паспортом, Ванновский, сын военного министра, не владел японским языком, и в общем никаких достоверных сведений о том, что происходит в отношении военной готовности Японии не получал и не мог получить. Удивительно, но японский язык тогда не изучался в Российской академии, в тех подразделениях, которые изучали восточные языки для ведения агентурной и прочих разведок.
С. БУНТМАН: То есть, не рассматривался, как серьезный?
О. БУДНИЦКИЙ: Видимо, да. Поскольку усиление Японии было столь стремительным. Во всяком случае, в России это «просмотрели». Японскую опасность, опасность со стороны Японии. К тому же, понимаете, казалось просто смешным и невероятным. Вот соотнесем население и территорию этих двух стран. В Японии к моменту начала войны было примерно 42-45 млн. человек населения. В России 140 млн., в 3 раза больше. По территории Россия в 53 с половиной раза, даже с лишним, превосходила Японию. Казалось бы, как Япония может воевать всерьез с Россией? Конечно, была одна, но очень важная вещь, это транспорт, средства сообщения. Транссибирская магистраль еще не была достроена. Причем это была одна ветка. И пропускная способность ее была не очень высокой. Но, замечу сразу, забегая вперед, что уже через несколько месяцев контингент российских войск на Дальнем Востоке существенно превышал контингент японских. И в крупнейших сухопутных сражениях русско-японской войны русские войска по численности превосходили японские, что, увы, не мешало японским военным одерживать победу. Я немножко забежал вперед. Но поскольку был задан такой вопрос, откуда у японцев что взялось, вот таким образом.
С. БУНТМАН: Я бы вышел из вопроса, вернее, замечания нашего слушателя Андрея. Великий князь Александр Михайлович, который 2 года прожил в Японии, предупреждал царя о недооценке вооруженных сил Японии. Это я к тому, что были ли люди, которые предупреждали, были ли аналитики, которые считали, что это действительно серьезная сила, и что надо несколько не так вести войну, как обычно ведет войну мощная держава с небольшой и достаточно архаичной?
О. БУДНИЦКИЙ: Великий князь Александр Михайлович как раз был одним из тех людей, который способствовал втягиванию России в войну. И тут мы подходим к еще одному очень существенному моменту, кроме объективных обстоятельств, конкурентность, соперничество на внешних рынках, борьба за сферу влияния, были еще личные мотивы, которые, к сожалению, в России возникали и возникают частенько. В конце 19-начале 20 века при дворе усиливается так называемая Безобразовская клика, или Безобразовская шайка, как ее тогда называли, группа в общем-то политических авантюристов, которые способствовали ухудшению русско-японских отношений и вовлечению России в войну. Названа так по имени Безобразова, был такой Александр Михайлович Безобразов, отставной ротмистр, гвардеец, который, благодаря своим великосветским знакомствам, скажем, с графом Воронцовым-Дашковым, который был впоследствии наместником Кавказа, а до этого прославился тем, что организовывал «Священную дружину», террористическая организация тайная, созданная аристократами после убийства Александра II для контртеррористических действий, для убийства революционеров. Вот Безобразов был одним из помощников Воронцова-Дашкова по этой самой «Священной дружине». Он знаком с Александром Михайловичем, и в эту группу входило еще несколько отставных гвардейских офицеров, промышлявших отчасти предпринимательством, отчасти какими-то политическими интригами. И эта компания, эта группа сформулировала такую идею. Приобрести лесную концессию на реке Ялу, пограничная река между Кореей и Манчжурией, так и постепенно, под видом этой лесной концессии, проникнуть в Корею, опять проникнуть в Корею. Ведь концессия потребует охраны, средств связи, появится телеграф. И так постепенно, ползущим путем опять мы войдем в Корею и заберем ее себе. Да еще и денег заработаем, так. Ведь лесное дело весьма прибыльное. Там сначала эту концессию купил владивостокский купец Бринер в 1898 году, потом он ничего с ней сделать не смог, и она была перекуплена.
С. БУНТМАН: Это не предок нашего русско-американского актера Юла Бринера?
О. БУДНИЦКИЙ: Не исключаю.
С. БУНТМАН: Скорее всего, по-моему, он из этой семьи был, Юлий Бринер.
О. БУДНИЦКИЙ: И получилось так, что Николай II увлекся этим проектом. Безобразов, который был в общем человек ниоткуда, по существу, был 6 мая 1903 года назначен статс-секретарем. Это было уже скорее почетное звание, чем реальное. В принципе, это секретарь императора. То есть, по существу, он был назначен приближенным к императору. Александр Михайлович играл самую активную роль в этой Безобразовской клике или шайке. И ее деятельность в Корее, кстати, в финансовом отношении там был полный провал, и, в конце концов, казна заплатила за все недостачи, которые проявились в этом деле. Но действия этой компании в Корее вызывали раздражение у японцев, и показывали Японии, что Россия не остановится, что Россия не готова следовать договоренности, и что война, видимо, неизбежна. На это указывал Витте, который, повторяю, стоял у истоков проникновения России в Китай, и который в этом плане несет полную ответственность за последующую войну. Но позднее он стал противником войны. Однако же, в 1903 году Витте был уволен с поста министра финансов, и назначен на почетную, но ничего не значащую должность председателя комитета министров. И возобладали влияние безобразовцев. Точка зрения этой компании была такова, что война будет легкой и быстрой. Компанию эту поддерживал министр внутренних дел Вячеслав Константинович фон Плеве, которому принадлежит знаменитая фраза, сказанная им военному министру Куропаткину, «нам нужна маленькая победоносная война».
С. БУНТМАН: Ну вот она, эта фраза, пожалуйста. Я думаю, что многие ее ждали.
О. БУДНИЦКИЙ: Вот таким образом постепенно Россия втягивалась в противостояние с Японией, как Япония втягивалась в противостояние с Россией, вот постепенно возникала та ситуация, из которой выйти без войны было практически невозможно. Но здесь уже инициативу на себя взяли японцы, которые чувствовали себя готовыми, чувствовали себя увереннее, и понимали, что нужно выбрать благоприятный момент, когда нужно войну начинать.
С. БУНТМАН: Все уже, Япония и Россия стали на одну железнодорожную, можно сказать, ветку политическую и историческую, и столкновение было неизбежным. Мы продолжим рассказ о русско-японской войне. Я думаю, что многие вопросы, которые вы сейчас задаете, найдут ответы, повторю, в ближайших двух передачах «Не так». Олег Будницкий, программа «Не так». Мы вернемся к теме ровно через неделю.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс