Русско-японская война. Часть 2

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

14 февраля 2004
В эфире «Эхо Москвы» Олег Будницкий историк.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН: Мы сегодня начинаем вторую передачу, посвященную русско-японской войне. Тут, я думаю, что все выполнили задание радиослушателей, и выяснили происхождение названия Порт-Артур, наши слушатели. Это английская база, названная в честь наследника тогдашнего английского престола.
О. БУДНИЦКИЙ: На самом деле «Не так», между прочим, она названа в честь лейтенанта Артура, который производил съемку побережья. А база, действительно, английская, начиналась как английская база, в 1857 году основана. В 1860 получила имя.
С. БУНТМАН: В честь наследника, который перед Эдвардом был, старший сын. Хорошо, значит, Порт-Артур, и потом это стало уже русской базой. На чем мы остановились, мы сейчас напомним, на событиях предвоенных, уже совсем предвоенных.
О. БУДНИЦКИЙ: Да. Остановились мы на том, что обе страны шли к войне. Причем было похоже, как вы удачно сравнили, с движением двух поездов навстречу друг другу, которые уже не могут свернуть с пути. Похоже, что это столкновение стало, действительно, неизбежным, уже в самом конце 1903-начале 1904 года. Хотя Россия, видимо, при всей уверенности в победе в последний момент все-таки не хотела этого столкновения. И даже император говорил, что если японцы высадятся в Корее, они перейдут определенную линию, то на них не нападать. Так или иначе японцы разорвали дипотношения. И тут происходит нечто, напоминающее эффект дежавю, только наоборот. Понятно, что война будет, раз дипотношения разорваны, понятно, что это события ближайших дней, тем не менее, какая-то поразительная безалаберность, русские корабли в Порт-Артуре стоят на внешнем рейде, несколько судов, и японские миноносцы их атакуют, и сразу два броненосца повреждены, один крейсер. И хотя это еще не создало японцам решающего перевеса на тихоокеанском театре военных действий, но, тем не менее, уже большая-пребольшая неприятность. И известный эпизод с тем, что это происходило за день, напомню, до официального объявления войны, 9 февраля или 27 января по старому стилю, и известный эпизод, связанный с крейсером «Варяг» и канонерской лодкой «Кореец», бой около бухты Чемульпо. Кстати говоря, русско-японской войне уделяли много внимания на прошедшей неделе и телевидение, и печать, у меня иногда складывалось впечатление, что русско-японская война состояла из сражения крейсера «Варяг», и ни из чего другого. Конечно, я понимаю, что патриотизм нужно воспитывать, и что, наверное, по какой-то статье ваши телевизионные коллеги получили соответствующие средства на съемки многочисленных фильмов, но все-таки это был, с моей точки зрения, некоторый перебор. Русско-японская война была грандиозным событием. Хотя несомненно, что подвиг крейсера «Варяг» останется подвигом, но все-таки это был.
С. БУНТМАН: Я скажу, просто дело в том, что, действительно, какие-то и выделяются, и даются задания, но здесь мне кажется, что пошли по пути наименьшего сопротивления, как наиболее известный эпизод, не хотелось такой грандиозный кошмар. Это же тяжелее делать, чем Цусимское сражение, или подробный рассказ о других. А здесь, с одной стороны, патетический, героический эпизод, но все-таки можно было при этом подчеркнуть, что он не исчерпывает русско-японской войны.
О. БУДНИЦКИЙ: Совершенно верно. Вот некоторая справка фактическая о крейсере «Варяге», кстати говоря. Экипаж состоял из 20 офицеров, 550 матросов и унтер-офицеров, это был бронепалубный крейсер 1 класса. Сам бой, артиллерийская дуэль, продолжался час. Потери 1 офицер и 30 матросов были убиты «Варяга», 6 офицеров и 85 матросов ранены и контужены. На «Корейце» никто не пострадал. Помог, как ни странно, дымный порох, который использовался при выстрелах «Корейца», и было такое облако дыма, что японцы не могли попасть в эту канонерскую лодку. Японцы понесли следующие потери: 2 крейсера были повреждены, 30 человек убито и 200 ранены. Эпизод был героический, но, увы, в дальнейшем в этой войне героического было мало.
С. БУНТМАН: Сейчас с «Варягом» два вопроса здесь нам задают. Борис говорит, что сильно мифологизирован, Руднев проявил крайне низкую квалификацию, по существу, весь экипаж сдал в плен. А также 2 публикации были в газетах о конструктивных недостатках «Варяга». Мне кажется, что это лишь детали. А такое обвинение капитана Руднева, мне кажется, это не совсем правильно.
О. БУДНИЦКИЙ: В плен не был сдан никто. Моряки были вывезены на судах нейтральных государств, они по законам того времени не могли участвовать в боевых действиях, но они попали на родину уже в апреле, если мне память не изменяет, они были в России награждены, был прием в Зимнем дворце, обедали у царя. И в общем-то пропагандистский эффект был использован, что называется. На полную катушку. Так что, я не думаю, что следует говорить о низкой квалификации Руднева. Что он мог сделать? Он мог только проявить героизм, выйти в море и дать бой превосходящей эскадре. Несомненный подвиг. Другое дело, что к этому не сводится русско-японская война. Что было дальше. Я думаю, что вряд ли будем останавливаться подробно на каждом сражении. Я постараюсь нарисовать общую картину, делая акценты на переломных моментах этой войны. Во-первых, каково было соотношение сил в начале, и на что рассчитывали японцы. Напомню, что русская армия мирного времени превышала миллион человек, 1 млн. 100 тыс. А японская, когда была развернута, составила 375 тыс. В итоге японцы мобилизовали в ходе войны тоже более 1 млн. 100 тыс. человек. Но это не означало, что все они были на театре боевых действий. Часть замещалась милиционной, полицейской и прочей силой, силой самообороны, вспомогательные, тыловые, и так далее части. Что касается боевых частей, то, как бы японцы ни напрягались, что называется, они никак не могли русских превзойти. Это понятно, это простая арифметика. На начальном этапе войны у России было непосредственно на театре боевых действий 98 тыс. штыков и сабель, плюс 24 тыс. пограничная стража. Небольшое количество орудий, что-то порядка 100-140 с чем-то, и всего-навсего 8 пулеметов. Пулемет тогда было оружие новое, и еще тогда мало употребляемое. И вот японцы, видимо, рассчитывали нанести достаточно быстрый удар, нанести этим частям русских, которые находились на Дальнем Востоке, решительное поражение, получить преимущество на море, и уже потом вести какие-то переговоры, тем более, что была только одна железнодорожная ветка, которая связывала Европейскую Россию с Дальним Востоком. Что же касается стратегического плана русской армии, то как как-то сострил, сравнивая Суворова и Куропаткина, военного министра, вскоре назначенного командующим, что если Суворов точно знал, как он будет начинать войну, но не знал, чем он ее закончит, то Куропаткин знал, чем она закончится пленением Микадо, высадкой на японских островах и захватом Токио, но не знал, с чего эту войну начать. План, на самом деле, у него был стратегический. Он хотел достичь некоторого подавляющего преимущества по отношению к японцам. И планировал в течение 7 примерно месяцев сосредоточить превосходящие силы на Дальнем Востоке где-нибудь в районе Мукдена. Что касается Порт-Артура, то он сознательно шел на то, что Порт-Артур будет блокирован японцами. Если бы крепость была полностью готова к обороне, то есть достроены все укрепления, полностью в боевом состоянии были бы все орудия, она рассчитана была на 18 месяцев обороны, естественно, при поддержке флота, который там находился, в бухте. На самом деле, как мы знаем, укрепления Порт-Артура были еще не достроены, число орудий в боевом состоянии не достигло проектной мощности, и, в общем, крепость, конечно, полтора года продержаться не могла, но на это и не рассчитывали. Уже через 7 месяцев Куропаткин рассчитывал перейти в решительное наступление. Пока что русские части должны были не допустить прорыва, высадки японцев на Ляодунском полуострове, и не допустить выхода японцев за пределы Корейского полуострова, не должны были допустить переход реки Ялу. Вот такие были задачи, с которыми русская армия не справилась. Здесь были и некоторые объективные моменты, японцы тогда еще имели некоторое преимущество. И видимо, лучше ориентировались, как воевать в тех условиях, чем русские. Были, конечно, и субъективные моменты: нерешительность командиров, и я думаю, в конечном счете, все-таки недостаточная боеготовность солдат и их недостаточно высокий боевой дух, о чем позднее. Так или иначе, не смогли сдержать японцев на Ялу, там отряд генерала Засулича, это, кстати, брат родной Веры Ивановны Засулич, первой русской террористки, не смог сдержать наступления японцев, они прорвались. И самое неприятное, на Ляодунском полуострове был высажен японский десант, 35 тыс. в итоге, в результате уже в мае-начале июня японцы смогли отрезать Порт-Артур, и сначала были сражении на дальних подступах, потом Порт-Артур блокирован. Порт-Артур блокировала армия под командованием японского генерала Ноги. Так и образовалось 2 фронта. Один вокруг Порт-Артура, и другой в направлении главных сил русских войск. Надо сказать, что, несмотря на то, что была одна колея железнодорожная, и поначалу по ней ходили всего 3 пары поездов, поскольку одноколейка, и когда я говорю «пара», значит, туда и обратно. Довольно быстро там вышли на максимально возможную мощность 21 пара поездов в сутки. И в общем численность русских войск на Дальнем Востоке стала довольно быстро нарастать, также стала нарастать огневая мощь. И уже к середине 1904 года говорить о преимуществе японцев не приходилось. Я не говорю сейчас о боевых действиях на море, поскольку, как это ни печально, но координация действий сухопутных и военно-морских сил не было. Это был один из таких грубых недочетов российского командования, не смогли обеспечить взаимодействия. И происходила как бы параллельно война на море и война на суше.
С. БУНТМАН: То есть, две войны.
О. БУДНИЦКИЙ: Фактически да. И вот первое по-настоящему крупное сражение, столкновение русских и японских войск это было под Ляояном, это был август 1904 года, сражение продолжалось 11 дней. Соотношение сил было такое. Русских 160 тыс. человек при 606 орудиях. Японцев 130 тыс. человек при 484 орудиях. И это была настоящая современная битва, битва 20 века. Ширина фронта была 75 км, глубина до 35 км. Это была такая серьезная операция, требующая, насколько я могу понять, тонкого и умелого руководства войсками, координацией сил различных, и в достаточной степени решительности и сметливости командиров на всех звеньях, от главнокомандующего до командиров рот. Наступали японцы. Итоги были такие. Потери русских составили 16-17 тыс. человек убитыми, японцев почти 25 тыс., 24 800. Причем русские войска отступили, причем на 2 часа раньше, чем решили отступить японские войска. Японцы, несмотря на то, что их было меньше, атаковали, были контратаки. И на каком-то этапе Куропаткин решил, что существует угроза окружения, и решил от греха подальше войска отвести. Хотя как раз под Ляояном были шансы на победу, но эти шансы были упущены. Что было дальше. Дальше, если не считать различных относительно мелких стычек, решающие события на суши развиваются в конце 1904-начале 1905 года. 2 января по новому стилю был сдан Порт-Артур. После нескольких месяцев обороны, которая тоже может быть вполне названа героической, все-таки порт-город, порт-крепость был отрезан, эскадра пыталась несколько раз прорвать японскую блокаду, но неудачно, о чем я скажу позднее. Порт-Артур был сдан. Считалось, что его еще можно оборонять, во всяком случае, впоследствии командующий войсками Порт-Артурского укрепленного района генерал Стессель был осужден с заключением в крепости. Он впоследствии помилован. И армия Ноги была переброшена к основным силам, которые стояли против русской армии. И вот вскоре, а именно в феврале 1905 года развернулось самое крупное сухопутное сражение русско-японской войны.
С. БУНТМАН: Продолжим рассказ после новостей.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН: Итак, уже 1905 год, и самое крупное противостояние русских и японских войск на этой войне.
О. БУДНИЦКИЙ: Да, опять-таки скучные цифры, которые, тем не менее, могут дать представление о том, что это было за сражение, проходившее по новому стилю с 19 февраля по 10 марта. Русские войска имели 293 тыс. штыков и сабель, почти 1.5 тысячи орудий, 56 пулеметов. Японцы 271 тыс. штыковых сабель, свыше тысячи орудий, 200 пулеметов. Грандиозное сражение, развернувшееся на фронте шириной около 150 км, и в глубину до 60 км. Японцы пытались охватить русские войска с флангов, умело маневрировали, учитывая, что численность японской армии была несколько меньше, и огневая мощь была несколько ниже, чем у русских. Но воинское мастерство японских генералов во главе с маршалом Оямой и боевой дух японских солдат оказались, по-видимому, больше. Итоги были таковы, что русская армия отступила, причем это временами это отступление переходило в паническое бегство. Потери были чудовищные по тем временам, около 89 тыс. человек, из них 29 тыс. 300 человек пленными. Потери японцев, по их официальным данным, около 41 тыс. человек, наши историки считают, что на самом деле около 71 тыс. Так или иначе, это был крах, разгром, позор. Правда, русские войска сумели все-таки перестроиться, и стабилизировать фронт на Сыпенгайских позициях. А у японцев просто не было уже сил дальше наступать. По существу, с Мукденским сражением кончились сухопутные действия. Будут крупные какие-то сражения, не считая отдельных мелких стычек, на этом войне как бы замерла до заключения мира. И здесь возникает главный вопрос. Почему.
С. БУНТМАН: Да, их все время задают слушатели. Вот я сейчас бы хотел несколько вопросов. «Когда историки говорят о русско-японской войне, то очень часто упоминается нерешительность русских военачальников. Свидетельствует ли это о кризисе русской военной школы в начале 20 века?», спрашивает Александр. «По вашему мнению, если бы не погиб адмирал Макаров, были бы больше шансы на победу в войне, и координации на море?». Здесь специальные есть вопросы о том, где что можно прочитать, это мы выясним специально для вас. Здесь масса деталей, которые свидетельствуют, о которых очень много писали, и о безалаберности, и о какой-то нескоординированности, то, о чем вы говорили, и чуть-чуть опаздывание, опередили только в решении отступать, под Ляояном.
О. БУДНИЦКИЙ: Сейчас я попробую ответить на эти вопросы. Точнее, воспроизвести то, что считают историки. Как вы понимаете, мнения историков не являются абсолютной истиной, они меняются с течением времени, когда открываются новые документы, или меняются сами историки, они начинают по-другому думать. Но тем не менее. Первое. Видимо, да, можно говорить о том, что, да, русские генералы были не готовы к современной войне. Михаил Драгомиров, крупнейший военный теоретик того времени российский, начальник академии Генштаба длительное время, очень остроумный человек, как-то назвал ташкентцами в том смысле, что почти все они проходили, имели военный опыт среднеазиатский.
С. БУНТМАН: Взятие Туркестана?
О. БУДНИЦКИЙ: Совершенно верно, туркестанских войн, войны за Туркестан, Среднюю Азию, когда нередко приходилось действовать отрядами примерно в тысячу человек. Противник был крайне слаб. Главные проблемы были снабжение войск и защита от болезней, а не противостояние сильному, реальному противнику. И Драгомиров называл эти среднеазиатские походы лифтом, при помощи которого многие делали блистательную карьеру. Крупная война была, пожалуй, только одна за всю вторую половину 19 века, не считая Крымской. Это русско-турецкая война 1877-78 гг. Почти все военачальники в ней участвовали, но все-таки опыт тех войн был не совсем пригоден для той войны, которую вела Россия в начале 20 века. И не случайно после русско-японской войны практически все военные уставы были переписаны, и пошли очень серьезные реформы, и в армии, и особенно на флоте. Это в общем плане. Но есть и более конкретные вещи. Например, на Дальнем Востоке было двоевластие. Там было два главнокомандующих. Был наместник адмирал Алексеев, и был командующий Маньчжурской армией сухопутной генерал Куропаткин, сдавший должность военного министра для командования в реальных боевых условиях. Друг друга они явно не любили. У них были разные концепции ведения войны. И в общем нередко они решали какие-то проблемы через Петербург. Алексеев фигура довольно любопытная и характерная. Это был вице-адмирал, моряк, которому волею судеб пришлось быть командующим сухопутной армией, которой он реально не командовал, но во всяком случае мешал, вмешивался. Как утверждает злой на язык Витте, своей карьерой Алексеев был обязан великому князю Алексею Александровичу. Это был дядя Николая II генерал-адмирал. Когда отправленный путешествовать за рубеж Алексей Александрович, по словам Витте, посетил в Марселе, я цитирую, «веселое заведение с дамами», бордель, другими словами, и устроил там дебош. Скандал мог быть достаточно серьезный. И пришел молодой офицер Алексеев, сопровождавший великого князя, и сказал, что на самом деле дебош устроил не Алексей, а Алексеев, это просто не поняли. И с тех пор он получил покровительство и благословение князя, и стал делать блистательную карьеру. А в 1903 году стал наместником на Дальнем Востоке, таким исполнителем, выразителем царской воли. Находился он все время или Мукдене или дальше, в Харбине, и отличался в основном тем, что его поезд персональный загромождал путь для движения воинских эшелонов. Вот было два таких командующих. Кстати говоря, когда Куропаткин посетил Витте перед тем, как ехать на фронт, тот ему дал совет, немедленно арестуйте Алексеева и отправьте его в Петербург, а потом вам все простят. Конечно, это была некоторая шутка, в которой была только доля шутки. Кончилось это тем, что Алексеев был отозван в Петербург, и наместничество было ликвидировано. Но это произошло уже в конце 1904 года. Ну и сам Куропаткин, которого считали и, видимо, по заслугам одним из лучших военачальников России того времени, он, видимо, был человеком, пригодным для того, чтобы быть начальником штаба, чтобы планировать, но не чтобы командовать. Об этом когда-то говорил Михаил Скобелев, у которого он был когда-то начальником штаба. Куропаткин был, несомненно, честным, несомненно, знающим и толковым человеком. Он заботился о солдатах, это был пунктик такой, и слава богу, что был. Но в общем оказался человеком «не на месте». Это была одна из трагедий той войны для России. Это если говорить о высших чинах, о верховном командовании. Но дело было не только в этом. Дело было, видимо, в общем, в неважном планировании военных операций военного снабжения, и дело было в невысоких боевых качествах русской армии. У нас такая тенденция была и в советское время, и в досоветское, что солдат русский сражался отчаянно, если бы не командир, то все было бы хорошо. Но знаете, солдат сражается так, как к нему относятся. Не случайно солдата называли любовно, а иногда и нелюбовно серой скотинкой, иногда говорили «святая скотинка». Как солдат русский жил, будучи определенным на службу в мирное время? На год на его содержание отпускалось 2 руб. 10 коп. Во время войны, правда, он стал получить немеряные деньги в 43 с половиной копейки в месяц. Причем, я цитирую одного современника, белье и сапожные товары отпускались такого низкого качества, что нижние чины продавали их за бесценок и покупали взамен собственные вещи. Без помощи из дому солдат почти не мог существовать. Одеяла и постельное белье были заведены лишь в немногих частях. Полагалось лишь одно полотенце на военнослужащего нижнего чина. Он, призываясь на действительную службу, становился человеком второго сорта. Например, не имел права посещать буфеты 1-2 класса, общественные сады, не мог заходить внутрь конки, должен был стоять на внешней площадке. И в общем, то, что было написано в воинском уставе, что солдат защитник Отечества, на самом деле, это означало на практике перевод его во второй сорт. Тот человек, которого цитировал, это не какой-нибудь либерал, или, страшно сказать, революционер, это военный министр Редигер, сменивший впоследствии Куропаткина, это из его выступления в Государственной Думе, когда он просил прибавку на содержание солдат 1 коп. в день, это сразу после русско-японской войны. Представьте себе, как должен был чувствовать себя солдат, к которому относились вот таким образом. И представьте себе, какие эмоции он должен был испытывать, будучи отправленным бог знает куда, за тридевять земель от родного дома воевать на территории Китая. Воевать за что? Это было труднее всего объяснить солдату. Тем более, что наряду с теми, кто находился на срочной службе, были призваны резервисты. Всего в России прошло 9 мобилизаций за время войны. И многие мужики, причем некоторые за 35-40 лет приблизительно, вырывались из дому, грузились в эшелоны и отправлялись на театр боевых действий. По наблюдениям прикомандированного к японской армии английского офицера, агента Гамильтона, некоторые из этих солдат, которых срочно отправили на Дальний Восток, не были знакомы с новой винтовкой магазинной, трехлинейкой Мосина, они были знакомы с винтовкой Бердана. И просто вооруженные, практически не прошедшие переподготовку и брошенные на Дальний Восток, они не могли принимать реального участия в боевых действиях. И очень быстро или оказывались в плену, или были ранены. Боевой дух армии был еще сравнительно высок вплоть до Ляояна. Потом он постоянно падал. Викентий Вересаев, известный писатель, который был военврачом в период русско-японской войны, и оставил замечательные записки о японской войне, он приводил один из приказов по армии. То, что среди раненых вдруг оказалось огромное количество раненых в руку. Причем у 1200 человек было ранение в указательный палец. То есть, именно тот палец, без которого солдат не мог стрелять, и который позволяет
С. БУНТМАН: Самострел?
О. БУДНИЦКИЙ: Конечно. причем как раз попасть в указательный палец могли в исключительных случаях, ибо он был прикрыт конструкцией винтовки. Вот такие наблюдения современника. И я думаю, что эти детали, штрихи показывают на самом деле отношения военнослужащих, конечно, самострел это экстремальная ситуация, и все-таки большая часть армии, несомненно, сражалась честно. Но понятное дело, что они сражались не за свою землю, они не Москву защищали, не Владивосток даже. Они сражались в районе Ляояна и Мукдена. Крайне плохо было поставлено снабжение, было просто чудовищное воровство. И в общем, это все тоже не способствовало тому, чтобы Россия одержала победу в этой войне.
С. БУНТМАН: Слушатели спрашивают. Например, Марина: «Насколько правильно работала разведка?». Дальше говорят: «Почему вы не говорите, — вот, Светлана, — что США давали денег Японии, чтобы она выступала против России, и что также в России вредила нашим войскам «пятая колонна», которая готовила революцию?». Интересно.
О. БУДНИЦКИЙ: Спасибо. О разведке. Об этом я уже говорил. Поставлена была плохо. И накануне войны реальных сведений о японской армии не было. О США и Англии. Они предоставили Японии займы на общую сумму 410 млн. долларов. Это не является тайной, и это не собирались скрывать. С таким же успехом мы можем сказать, что Россия воевала на французские деньги. Потому что Россия делала очень крупные займы за рубежом, в том числе во Франции. Конечно, каждая сторона решала свои проблемы. Шла борьба за раздел Китая, за то, чтобы укрепиться на китайском рынке. И тут была игра без правил. Точнее, были определенные правила, но их частенько нарушали. Если слово «империализм» имеет вообще какой-либо смысл, то попытки раздела Китая в конце 19-начале 20 века это классический империализм. Россия здесь преуспела, кстати говоря, больше всех на каком-то этапе, видимо, поэтому ее и хотели остановить. Именно Россия оккупировала Манчжурию. Я процитирую еще одного современника. Это морской министр Бирюлев. Когда Витте ехал впоследствии заключать мир, и речь шла о том, что можно уступить территориально, то Бирюлев сказал ему, наших земель не уступайте, уступите что-то из награбленного нами ранее. То есть, понимаете, ни у кого иллюзий не было в этом отношении. Что касается пятой колонны, то я об этом хочу поговорить в следующую субботу. Это очень любопытный сюжет, то, что японцы, видимо, впервые в 20 веке попытались использовать эту самую пятую колонну, попытались профинансировать российские революционные партии, и в том числе напрямую закупки оружия.
С. БУНТМАН: Так что это не Борис Акунин выдумал.
О. БУДНИЦКИЙ: Документы были опубликованы еще в 1906 году, в сборнике «Изнанка революции». Потом был такой сборник «Тайны русско-японской войны», если мне память не изменяет, Павлов и Петров, два российских историка писали на эту тему. Эта тема отнюдь не была табу, и она известная в литературе, хотя требует, вероятно, дополнительного изучения. Это очень любопытно, но об этом я поговорю. Хотя хочу сказать сразу, что вся эта деятельность японцев ни к чему не привела. Один из кораблей с оружием сел на мель, «Джон Графтон» знаменитый, другой доплыл до Закавказья, но это уже было после окончания войны.
С. БУНТМАН: Кстати, об окончании войны, раз уж так, нам предстоит еще одна передача. Сейчас давайте забежим немножко вперед. Если бы война России все-таки была, если уж война, то затяжная, это было очень распространенное мнение, потому что ресурсы Японии были достаточно ограничены, и многие считали, что если бы война продолжалась еще, не была бы прекращена, то Россия могла бы в ней победить.
О. БУДНИЦКИЙ: Здесь нужно, первое, думать о цене. Ведь кроме вопроса колониальных захватов есть проблема финансовой, политической, прочей стабильности. Я бы обратил внимание на два аспекта. Первое, это рост революционного движения в стране. Этот рост был и без войны, в войну это все усугубилось. Надо было думать о том, чтобы навести порядок внутри, воевать при этом одновременно не лучший способ. Второе это деньги, война стоит денег. Война обошлась России в итоге в 2 с четвертью млрд. руб.
С. БУНТМАН: То есть, не только природные и людские ресурсы, а естественно и деньги?
О. БУДНИЦКИЙ: Да. Напомню, что в России был золотой стандарт, введенный Витте в 1897 году, и что очень существенно для России было поддерживать стабильность финансовой системы. Так, если бы это пришло в расстройство, то это имело бы для России гораздо более печальные последствия, чем отдача каких-то кусков китайской территории. И наконец, последнее. Не будем забывать, о чем я сегодня, видимо, не успею сказать, что Россия потеряла полностью флот, что японский флот господствовал на Тихом океане уже, и выиграть войну, не имея флота, было невозможно.
С. БУНТМАН: Послать третью эскадру это безумие? Ни собрать, ни послать?
О. БУДНИЦКИЙ: Оставалась только черноморская. Послать ее было нельзя, потому что был режим черноморских проливов нейтральных. Если бы русские корабли через них прошли, значит, любая эскадра могла входить в Черное море.
С. БУНТМАН: Были бы более пагубные последствия.
О. БУДНИЦКИЙ: Конечно. Кроме того, был очень любопытный эпизод и детективный. Это попытка купить корабли в Южной Америке. Разные источники называют разные страны. Витте говорит об Аргентине, но, видимо, все-таки в Чили. Там появилась компания, которая предлагала российскому Министерству финансов, компания каких-то авантюристов, купить броненосцы, 4 броненосца в Чили, якобы современные. Никто этих броненосцев не видел. И тем не менее пошли переговоры, и сумма астрономическая была названа 58 млн. руб. золотых. В это дело естественно ввязался Абаза, один из «Безобразовской шайки». Абаза поехал в Париж инкогнито, даже сбрил свою знаменитую бороду. Но через три дня после его приезда фотография Абазы и с бородой и без появились в парижских газетах. А эти посредники, увы, не появились.
С. БУНТМАН: Фотографии появились, посредники нет. Хорошо, мы с вами встречаемся ровно через неделю в 18.15 на третьей передаче о русско-японской войне. Олег Будницкий, спасибо большое.
О. БУДНИЦКИЙ: Спасибо.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс