Рост провинциальных начальников

Н. Шелгунов

Рост провинциальных начальников был, пожалуй, еще заметнее, чем петербургских, потому что с ними приходилось чаще встречать­ся <…>. Особенно сановничали управляющие казенными палатами и палатами государственных имуществ <…>, все они жили барами, разъезжали в собственных экипажах, а жены их воображали себя штатс-дамами.

Впрочем, некоторым управляющим было и этого недостаточно, и они придумывали для себя специальные отличия. Приказывали, на­пример, делать для себя особенно величественные председательские кресла, напоминающие трон, а управляющий самарскою палатой, Калакуцкий, велел повесить в передней палаты ямской колоколь­чик. Когда Калакуцкий входил в переднюю, сторож громко звонил; палата затихала, чиновники в комнатах, через которые проходил Ка­лакуцкий, вставали, низко ему кланялись, затем он проходил в при­сутствие, двери запирались, у дверей становился сторож для доклада и вся палата проникалась ощущением невидимо осеняющей ее выс­шей силы. И все это делалось только для того, чтобы подчиненные проникались чувством почтения к начальству. Чувство страха возво­дилось в систему вовсе не потому, чтобы в людях не признавалось других чувств, а только потому, что страхом действовалось проще.

Весь крепостной быт держался исключительно чувством страха, а крепостной быт служил основой для всех остальных обществен­ных отношений. Они все были тоже крепостные. Калакуцкий <…> чувствовал себя помещиком своих подчиненных, а советников и асессора палаты считал своими старостами и бурмистрами. Все тог­да были помещики, и каждый помещик и не помещик измеряли свой рост лишь количеством страха, которое он мог напустить. Кто мог пугать больше, тот и был больше, а кто мог пугать меньше, тот и был меньше.

Переходные характеры // Соч. в 2 т. СПб., 1895. Т. 2. С. 713-714.

Миниатюра: Н.Шелгунов

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс