Пребывание фран­цузской армии в Москве в 1812 году

А. Рязинцев

Одержимое страхом и отчаянием, мое семейство не­доумевало, что предпринять и на что решиться? В это время мы услыхали близ церкви, от которой недалеко находился дом моего отца, плач, вопли, стоны; и я в окно увидал народ, бегущий в растворенные двери хра­ма. Все наше семейство отправилось туда же, под покров общей Матери-церкви.

[…] В полночь вся внутренность храма вдруг осветилась блеском яркого огня: в эту минуту находившиеся в церк­ви, полагая происшедшее явление за блеск молнии, кре­стясь, произносили молитву: «Свят! свят! свят Господь Са­ваоф!» Но как свет не исчезал, а все более увеличивался, тогда только поняли, что это было зарево, отражавшееся от начавшегося пожара. С некоторыми любопытствующи­ми мы взошли на колокольню и увидели горевший казен­ный винный двор. Пламя, с яростью охватив огромное здание, змеями извивалось по железным крышам винных магазинов, с ревом и свистом выбрасывало до облаков го­рящие голубым пламенем с вином бочки.

[…] На другой день, 3 сентября, в том месте Москвы, где находился Гостиный двор, утром, черные тучи клу­бившегося дыма затмили половину небосклона, окрест­ности огласились ужасным грохотом, треском, воем и свистом бури, обыкновенно появляющейся во время больших пожаров.

Воспоминания очевидца о пребывании фран­цузов в Москве в 1812 году. М., 1862. С. 51, 58-60.

Миниатюра: Наполеон в Петровском дворце. В ожидании мира. Василий Верещагин

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс