1812. Пленные: беда не знает отличий

А. Рязинцев

Недалеко от села Филей находилось сборище народа, в виде кочующего цыганского табора, состоящее из двухсот пленных неприятелей разных племен, наречий, состояний, окруженное конвоем из ратников с корот­кими пиками и несколькими на лошадях казаками. Мун­диры на пленниках были разноформенные; некоторые из них были ранены и имели повязки на разных частях тела; они, издали завидя приближавшихся к их стану любопытных зрителей, показывая руками на небо и на желудок, кричали: «Русь! Хлиба!!» Одни из них, свер­нувшись в клубок, спали на траве, другие чинили платье, третьи жарили картофель на разложенном огне; но были и такие, которые, со злобою косясь на зрителей, что-то себе под нос ворчали. Русские со свойственным им до­бродушием и христианскою любовию к ближнему, ис­полняя Евангельские заповеди: «За зло плати добром врагу твоему, алчущего накорми, жаждущего напой, на­гого одень», — раздавали пленным хлеб и деньги.

В близком расстоянии от пленных, в обширной крестьянской избе помещалось человек до тридцати штаб и обер-офицеров неприятельской армии; здесь царство­вало веселье, сопровождаемое разными оргиями: одни пили из бутылок разные заморские вина, шумели между собою и во все горло хохотали, другие играли в карты, кричали и спорили; некоторые, под игравшую флейту, выплясывали французскую кадриль; прочие, ходя, сидя, лежа курили трубки, сигары или распевали, каждый на свой лад, разноязычные песни.

Русские, смотря на иностранное удальство, говорили: «Каков заморский народ! не унывают и знать не хотят о плене; как званые гости на пир пожаловали, пляшут себе и веселятся. Недаром ходит молва в народе: «Хоть за морем есть нечего, да жить весело!»»

Воспоминания очевидца о пребывании фран­цузов в Москве в 1812 году. М, 1862. С. 42 — 43.

Миниатюра: Пленные французы. 1812г. Картина Д. И. Федорова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс