ПРАВО, СОВОКУПНОСТЬ ЗАКОНОВ, ПРАВИЛ И НОРМ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ВЗАИМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ В ОБЩЕСТВЕ.

ПРАВО, совокупность законов, правил и норм, определяющих обязательные взаимные отношения людей в обществе.

По существу право есть реализация идеи справедливости в отношениях людей. Право есть самостоятельная область явлений, тесно примыкающая, однако, к др., в особенности к нравственности. История философии права представляет попытки точнейшего определения понятия права и выведения системы прав. Из новейших определений мы приведем два. Н. М. Коркунов определяет право как охрану или разграничение интересов, а нравственность как оценку интересов. Еллинек, а за ним В. С. Соловьев определяют право как минимум нравственности. Соловьев дает такую формулу этой мысли: «Право есть принудительное требование реализации определенного минимума добра или порядка, не допускающего известных проявлений зла». Первое определение страдает логической ошибкой, определяя ignotum per ignotius: понятие интереса весьма шатко, а понятие разграничения не выражает отношения права к интересу. Второе определение имеет то преимущество, что оно вводит самое существенное понятие, по отношению к которому должно определять право. Минимум нравственности не удобная формула в том смысле, что она смотрит на право как на область лишь количественно отличающуюся от нравственности, не указывая более существенных отличий, а именно, что требования нравственные суть безусловные и не принудительные, в то время как нормы юридические суть относительные и принудительные.

Философия права имеет главным образом задачу определения отношения естественного права к положительному и отношения области права к области нравственных явлений. Главные моменты философии права следующие. В древности софисты утверждали, что естественное право есть право сильного. Сократ, Платон и Аристотель ставят право в тесную связь с нравственностью и с духовной природой человека. Стоики настаивают на идее естественного права. В средневековой философии закон естественный рассматривается как отражение закона Божественного. В XVII в. господствуют идеи естественного права. Кант различает этические законы, поскольку они определяют мотивы действий, от юридических законов, распространяющихся на внешние действия, и их закономерность. Фихте выводит право из стремления людей действовать свободно; ради возможности общения людей каждый должен поставить себе законом ограничение своей свободы свободою всех др. людей. Право существует только в общении людей; естественное право совпадает со свободой. Со времени Савиньи (1779—1861) начинается историческая школа права. Право растет, не создается сразу; источник его — общие народные убеждения, действующие в народе. Это учение, выдвинувшее положительное право как источник, утверждавшее, что сначала возникает народное правовое сознание и выражение его, т. е. норма, а потом, как следствие — применение правовой нормы на практике, явилось как реакция против учения о естественном праве и отождествлении права и нравственности. В н. ХХ в. замечается поворот в пользу учения о естественном праве.

Э. Р.



В понятиях Святой Руси право, закон должны носить прежде всего нравственный, а не формальный характер, соответствовать правде и справедливости. Нравственный закон считался выше закона писаного, формального. Но и формальный закон зачастую отождествлялся со словом «правда», стремясь, по-видимому, подчеркнуть, что идеалом исполнения закона является правда. Слово «правда» вошло в название первого русского сборника законов «Русская правда».

Как справедливо отмечал И. Л. Солоневич, русский склад мышления ставит человека, человечность, душу выше закона и закону отводит только то место, какое ему и надлежит занимать: место правил уличного движения. Когда закон вступает в противоречие с человечностью — русское сознание отказывает ему в повиновении.

В народном сознании понятие «закон» противопоставляется понятиям «правда» и «справедливость», причем в таком же духе, как в «Слове о Законе и Благодати» митр. Илариона. Формальному закону противостоит жизнь по душе, по правде.

«Хотя бы все законы пропали, только бы люди правдой жили», — говорит народная пословица. «Все бы законы потонули да и судей бы перетопили».

Правда — это нравственные принципы, по которым живет народ, закон — это нечто навязанное ему со стороны и не всегда справедливое для него. Закон, сочиненный правящим классом для простых людей, — средство их утеснения. Он провоцирует грех, обиду и преступления.

Народные пословицы так и говорят: «Не будь закона, не стало б и греха». «Где закон, там и обида». «Где закон, там и преступление». «Закон, что дышло, куда пошел, туда и вышло», или: «Закон — дышло, куда захочешь, туда и воротишь», «Закон, что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет».

Впрочем, русские люди понимали, что законы нужны и полезны, но не уважали их потому, что они служили средством их утеснения. «Законы святы, да законники супостаты». «Не бойся закона — бойся судьи». «Законы — миротворцы, да законники — крючкотворцы». В общем — «Кто законы пишет, тот их и ломает». «Что мне законы, были бы судьи знакомы».

Многие русские отношения регулировались не правом, а совестью и обычаем (прежде всего жизнь крестьянской общины). Русское правосознание было ориентировано на жизнь по совести, а не по формальным правилам. «Никогда русский человек не верил и не будет верить в возможности устроения жизни на юридических началах» (Л. А. Тихомиров). Этим он отличался от западного человека. «Европейское правосознание формально, черство и уравнительно; русское — бесформенно, добродушно и справедливо», — писал И. А. Ильин. Для западного обывателя любой преступник — злодей, а для русского человека — жертва обстоятельств. Наказанный по суду преступник в народном сознании — несчастный, ему сочувствуют, ему нужно помогать милостью. «Несчастному милость творить — с Господом Богом говорить». «Милость — подпора правосудию». «Милость и на суде хвалится».

Правосознание совести вовсе не означало анархии в народной жизни. В России сложились достаточно жесткие и строгие нормы поведения в среде коренных русских людей, прежде всего крестьян, которые регулировались не юридическими установлениями, а силой общественного мнения. Пренебрежение законом в XVIII—XIX вв., неверие в него среди простых людей объяснялись тем, что они чувствовали в нем навязанную извне силу, противоречащую традиции и обычаю.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс