Отношение путешествующих русских к странам Европы

И. Тургенев

<…> Я прошу позволения <…> в письмах моих <…> обращать внимание не столько на страну, о которой будет идти речь, сколь­ко на отношение к ней и к ее жизни самих путешествующих русских. <…>

В исполнение моего намерения хочу в нынешнем письме побе­седовать с вами об одном, уже прежде мною подмеченном, но в по­следнее время поразившем меня явлении, а именно о той горькой, едкой, впрочем, тщательно скрываемой, скуке, которой подверга­ется большая часть русских путешественников и которой я предла­гаю придать, как придают особое название новооткрытой болезни, название заграничной скуки русских.

«Как, — скажут мне, — русские скучают за границей, те самые русские, которые с такой радостью покидают свои родные гнезда и с таким восторгом толкуют о Европе по возвращении домой, — они скучают? Это невозможно, это парадокс!» <…> На то есть не­сколько причин. Попытаюсь их перечислить. Прежде всего сле­дует заметить, что русские, путешествующие по чужим краям (я, разумеется, говорю не обо всех русских), в сущности мало знако­мятся с чужими краями; то есть они видят города, здания, лица, одежды людей, горы, поля, реки; но в действительное, живое со­прикосновение с народом, среди которого странствуют, они не вступают. Они переезжают с места на место, окруженные все тою же сферою, или, как говорится ныне, «средою», гостиниц, кель­неров, длинных счетов, звонков, общих обедов, наемных слуг, наемных карет, наемных ослов и провожатых; из этой «среды» путешественники наши, от врожденной ли робости, от гордости ли, от неуменья ли сближаться с людьми или от лени, почти ни­когда не выходят <…>. Остается природа и искусство. Природа всегда сильно действует на русскую душу, и мне случалось видеть даже генералов, военных и штатских, пришедших в истинный восторг от какого-нибудь прекрасного пейзажа, водопада или го­ры; но одна природа удовлетворить вполне человека не может. Идиллия — идиллией, а генерал остается генералом. Искусство… но и тут едва ли не придется повторить то, что сейчас было сказа­но; и тут, и на этом поприще, туристы наши так же слабо подго­товлены.

<…> Скуке этой следует, между прочим, приписать и жадную их готовность сблизиться с каждым встречным соотечественником; с ним можно по крайней мере Русь помянуть… а не то и в картишки перекинуть.

<…> Путешествовать, не сближаясь с иностранцами, не узнавая их быта, право, не стоит. <…> Конечно, это нелегко; иностранцы (на этот счет нечего себя обманывать) смотрят на нас с тайной не­доверчивостью, почти с недоброжелательством, а мы, как Пушкин сказал, «ленивы и нелюбопытны» <…>.

Из-за границы. Письмо первое // Полн. собр. соч. и писем в 28 т. М.-Л., 1968. Т. 15, соч. С. 7-11.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс