Наводнение в Кургане 1914 года

15 апреля начался разлив р. Тобола в районе гор. Кургана и сразу же стал принимать угрожающие размеры. На третий день вода залила весь город. Между прочим, затопило на мельнице Бакиновых 100 тысяч пудов зернового хлеба…
Фото и текст из иллюстрированного художественно-литературного журнала «Искры» (еженедельный журнал «Искры», приложение к газете «Русское слово», издавался с 1900 по 1918 год). Прислал Владимир Семенов (Челябинск).

На лодках спасательных отрядов вывезены жильцы более чем из 600 домов. Без крова оказалось не менее 6-7 тысяч человек. Для них отведены здания трех городских училищ и цирк. В 30 верстах от города залит винокуренный завод. Утонуло 14 человек. Город совершенно отрезан от внешнего мира. Водой залито много сел и деревень, при чем погибло много скота. Тобол разлился на протяжении 300 верст.
Спасательная команда на Троицкой улице, главной в Кургане (ныне ул. Куйбышева).

Центральное место Нижнее-базарной площади, где залиты крупнейшие мебельные магазины.




Заголовки апрельских газет 1914 года пестрели звучными словосочетаниями: «Наводнение в Сибири», «Небывалый разлив Тобола», «Весенний паводок».

Предупреждения начали поступать в город 10 апреля 1914 года, но большинство жителей потенциально опасных районов не захотело оставлять свои дома. 12 апреля вода хлынула на улицы. Были затоплены мельницы, хлебные склады, торговые лавки и более сотни жилых домов. Город стал напоминать маленькую Венецию, где от Тихоновки до Копая, от Нижне-Базарной площади до полотна железной дороги главными средствами передвижения стали лодки и плоты. Пик пришелся на 17 апреля, уровень воды у города при этом составил 932 сантиметров. В этот же день городской Думой был избран комитет для оказания помощи пострадавшим, куда вошли городской голова и несколько курганских купцов.

В последующие два десятилетия разливы Тобола часто щекотали нервы горожанам. «Сухая» статистика гласит: в 1922 году вода поднялась до 760 сантиметров, в 1923 – до 750, в 1926 – до 770, в 1928 – до 872. Такое постоянство держало «в тонусе» городские власти и жителей прибрежных районов. Приведу строки из протокола заседания исполнительного комитета Курганского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 4 мая 1923 года: «Все лодки, вплоть до спада воды в реке Тобол, считать мобилизованными и предоставлять их по первому требованию милиции…».

Курганцам было воспрещено находиться на льдинах, а также переходить по ним на противоположный берег. Переход и проезд через мост разрешался в периоды между взрывами льда и по указанию постового милиционера. Нарушение правил грозило штрафом в 50 рублей или принудительными работами на две недели.



Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс