Наш умственный строй

К. Кавелин

Мы вечно фантазируем, вечно отдаемся первой случайной прихо­ти, меняя их беспрестанно. <…> Как прихоть, мысль и носилась у нас свободно над действительностью, нигде и ни за что не зацепля­ясь, ни в чем не встречая преграды, как ветер на наших необозри­мых равнинах. Не будучи прикована к нашим ежедневным нуждам, трудам и заботам, не имея балласта, она легко улетучивалась в фан­тазию и бред. Исподтишка мы посмеивались над узкостью европей­ской мысли, над ее точностью и педантизмом, не подозревая, что в Европе мысль не забава, как у нас, а серьезное дело, что она там идет рука об руку с трудными задачами действительной жизни и подготовляет их решение. <…>

Мы же воображаем, что широкими отвлеченностями решаются мировые вопросы; нам и в голову не приходит, что, совсем напротив, с ними люди, на деле, только бесплодно вертятся в пустоте, убаюкивая свою лень.

Наш умственный строй // Собр. соч. в 4 т. СПб., 1899. Т. 3. С. 882-883.

 А. Герцен

Мысль, знание, убеждение, догмат никогда не остаются у нас в со­стоянии теории и абстракции, не стремятся заточить себя в акаде­мический монастырь или же спрятаться в шкафу ученого среди ядов; напротив, не достигнув зрелости, они бросаются с чрезмер­ной стремительностью в практическую жизнь, желая допрыгнуть со связанными ногами от прихожей до конца арены. Мы можем жить — и продолжительное время — в состоянии нравственного оцепенения и умственной спячки, но стоит только пробудиться мысли — и, если она не погибает сразу же под тяжелым и давящим бременем среды, если ей удается устоять перед оскорблением и пренебрежением, перед опасностью и безразличием, она смело старается дойти до крайнего вывода, ибо логика наша не знает ог­раничений — следствий и следов зарубцевавшегося, но отнюдь не стершегося прошлого.

Пролегомены // Собр. соч. в 30 т. М., 1960. Т. 20, кн. 1. С. 71.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс