Н. Чернышевский о реформах Петра I

Н. Чернышевский

Я смотрю на дело исключительно с точки зрения су­щественных интересов русского населения тогдашнего государства. Оно было бедно и невежественно. Ему было нужно облегчение лежавших на нем тяжестей. Петр уве­личил их. Русским нужно было просвещение. Но было ли нужно принуждать их учиться у западных народов? Я полагаю, нет, потому что они сами имели, я полагаю, влечение к этому. О том свидетельствует еще Флетчер. Россию держали в положении, в каком до недавнего времени держали Японию. Только потому просвещение мало переходило с Запада в Россию. Достаточно было, чтоб снято было запрещение, и русские сами стали б учиться. […] Меры, принимаемые Петром для так назы­ваемого «просвещения» народа, имели характер, оттал­кивавший русских от просвещения, возбуждали нена­висть к просвещению. А то так называемое «просвеще­ние», о котором заботился он, было просто технической муштровкой специалистов по военной службе и другим официальным надобностям.

[…] русским времен Петра была нужна только сво­бода учиться; принуждение не было нужно. Приобрели ль они от Петра хотя маленькую свободу учиться? — Нет; он знал во всем только муштровку; муштровка у него была и в школах такая же, как в казармах; и от­правляемых за границу учиться он посылал лишь муш­троваться по его инструкциям. Свободы учиться он не допускал. […] Палка за всякое движение, не предписанное регламентом, была одна и та же в ученом кабинете и на плац-параде. Россия была бедна; Петр разорил ее (это засвидетельствовано его помощниками, собравши­мися на совещание о делах по его смерти). Русский народ имел уж влечение учиться; Петр, насколько мог, внушил ему ненависть к просвещению. Он не в силах был искоренить влечение учиться; оно было уж привыч­но, хотя еще и слабо; и по географическому положению России неотвратно должно было развиваться; подавляе­мое. Петром (то есть характером забот Петра о мушт­ровке), оно, хотя и ослабело, пережило Петра; при Ека­терине I, Петре II, Елизавете дело пошло, как шло при Алексее, Федоре, Софии: муштровка велась, но вели ее спустя рукава, и благодаря слабости забот о ней влече­ние учиться оправилось от угнетения Петра, стало раз­виваться.

Н.Г. Чернышевский — А.Н. Пыпину. 7 декабря 1886 г. Поли. собр. соч. в 15 т. М, 1950. 1   Т. 15. С. 613-615.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс