Любимый образ фанта­зии певцов XVII века

С. Соловьев

Вслушавшись внимательно в […] длинную и однообраз­ную песню русского народа, которую он заводит от Киева и Царя-города и ведет через Волынь, Галич, Чернигов, Новгород, Москву к Казани, Астрахани и Сибири, мы ви­дим ясно, что это народ, проживший восемь веков в оди­наковых исторических условиях. Любимый образ фанта­зии певцов — это богатырь-казак, названия однознача­щие. Как в X, так и в XVIIвеке русский мир был на Ук­раине; как в X, так и в XVIIвеке человек, которому было тесно в избе отцовской, у которого «сила по жилочкам живчиком переливалась, которому было грузно от силуш­ки, как от тяжелого беремени», отправлялся в степь-поле, где ему легко найти, на ком попробовать свою силу моло­децкую. Многое переменилось в государственном строе России с Xдо XVII века, от времен ласкового киевского князя Владимира до времен великого государя царя Алек­сея Михайловича, всея Великие и Малые и Белые России самодержца, но удальцы по-прежнему шли в степь поля-ковать (от поле), на Дону образовалось большое военное братство удалых поляниц (опять от поле), где каждому богатырю можно было набрать себе дружину и идти на подвиг. Таким образом, для народа была возможность че­рез целый ряд веков петь свою песню на один лад, потому что содержание ее было живо перед его глазами; бога­тырь не умирал в казаке, и наши древние богатырские песни в том виде, в каком они дошли до нас, суть песни казацкие о казаках. Знакомый с этими песнями знает, что самое видное место между богатырями занимает Илья Муромец; он обыкновенно называется старым ка­заком и прямо донским казаком, атаманом донских ка­заков: «Помутился весь тихий Дон, помешался весь ка­зацкий круг: что не стало у них атамана, что старого казака Ильи Муромца». Разбойники, испуганные его си­лою, просят его, чтоб взял их к себе в товарищи, в дон­ские казачонки. […]

Страшен бывал сильный человек, вырвавшийся прямо из глупого, малого ребячества на полную волю, в чистое поле, и начавший разминать своё плечо богатырское. Пес­ни превосходно изображают нам эту расходившуюся си­лу, которая не сдерживается ничем; эти поэтические изо­бражения объясняют нам не одно явление не только в древней, но и в новой нашей истории, которая не могла разом отрешиться от старых условий.

История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1962. Кн. 7. С. 137-138.

Миниатюра: В. Васнецов «Богатыри» (1898)

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс