КИРЕЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ (23.10[4.11].1833—13[26]. 07.1910), ВОЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

КИРЕЕВ Александр Алексеевич (23.10[4.11].1833—13[26]. 07.1910), военный и общественный деятель, публицист славянофильского направления.

Происходил из старинного дворянского рода. Родовое владение Киреевых в Тульской губ. часто посещали земляки и соседи А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, Ю. Ф. Самарин, семья Аксаковых. Сама атмосфера этих исконных русских земель с давним традиционным укладом жизни сделала Киреева, по его словам, славянофилом по происхождению. В 1849, после смерти отца, по личному указу имп. Николая I, Киреев был определен в Пажеский корпус — одно из самых привилегированных учебных заведений России. Закончив его в 1853, Киреев определился в лейб-гвардии Конный полк, также одно из самых элитных военных соединений в гвардии. Впрочем, Киреев не собирался вести только «гвардейский» образ жизни, и когда началась Крымская война, видя, что его полк остается в столице, предпочел отправиться на театр военных действий в рядах армейских частей. Вернувшись с войны, на которой он проявил большую храбрость и получил ряд наград, молодой офицер стал в 1856—59 вольнослушателем Петербургского университета, желая пополнить запас знаний. В 1862 Киреев как один из самых образованных, храбрых и исполнительных офицеров стал адъютантом вел. кн. Константина Николаевича, наместника в Царстве Польском. В Польше вскоре вспыхнул мятеж и Киреев принял участие в военных действиях при усмирении края. Постепенно Киреев, оставаясь на военной службе, постоянно повышаясь в чинах, дослужившись до генерала, стал превращаться в публициста. Он сотрудничал в таких изданиях, как «Русское обозрение», «Богословский вестник», «Церковные ведомости» и др. Ревностный христианин, «воцерковленный солдат», Киреев стал в 1872 одним из основателей, а впоследствии и руководителем петербургского отделения «Общества любителей духовного просвещения». Помимо религиозных вопросов Киреева как истинно русского человека волновала судьба балканских славян, и не случайно он стал также одним из создателей Петербургского Славянского комитета. В период восстания герцеговинских сербов против турок в 1875 Киреев организовал специальную Герцеговинскую комиссию, став одним из организаторов всесторонней, в т. ч. и военной, помощи балканским славянам. С помощью Славянских комитетов в Сербию отправились тысячи русских добровольцев и в числе первых из них брат Киреева, Николай, погибший смертью героя в н. июля 1876. Его гибель, о которой сообщили все русские газеты, вызвала активизацию добровольческого движения. Один из современников писал: «Движение добровольцев из России, сначала слабое и боязливое, со смертью Н. А. Киреева быстро двинулось вперед». 12 апр. 1877 Россия объявила Турции войну, которая завершилась победой русского оружия в февр. следующего года. Сам Киреев рвался на фронт, но вынужден был повиноваться приказам начальства и заниматься в тылу организационной и пропагандистской работой. Проблемы славянства вместе с глубоким знанием христианского учения не могли не привести Киреева к попытке найти способ преодоления религиозного раскола славян на православных и католиков. Понятно, что как истинный христианин он отрицательно относился ко всем проектам «слияния церквей», предлагаемым В. С. Соловьевым (с самим Соловьевым Киреев вел многолетнюю переписку-полемику). Славянское движение и проблемы христианства не были единственными темами в публицистике Киреева. Главное, о чем говорил, писал и чему служил Киреев, была Россия. На рубеже XIX—XX вв., уже будучи в отставке, Киреев оставался одним из виднейших теоретиков славянофильства, причем он подчеркивал, что остается «последним могиканином» классического славянофильства А. С. Хомякова и И. В. Киреевского. Киреев также по праву может считаться теоретиком политической доктрины славянофильства. Особый интерес представляют его взгляды на самодержавие. Под самодержавием Киреев понимал полную, совершенно независимую от давления извне, единую и нераздельную верховную власть. Он выделял три вида самодержавия: 1. Бюрократическое (абсолютная монархия при опоре на чиновничество, сущность которой выражается фразой «Государство — это я!»); 2. Славяно-русское (много умов, но одна воля); 3. Парламентское (много умов и много воль). Понятно, что либеральная пресса, не ведя полемики по существу предмета, ответила на статьи генерала лишь насмешками и деланным возмущением. Впрочем, Киреев привык спокойно сносить насмешки в свой адрес. Его больше волновало распространение неверия и западных теорий среди молодежи. Свою тревогу он изложил в 1903 в книге «Россия в начале XX века», представляющей собой письма к государю Николаю II. Старый генерал писал о том, что у России в новом веке два пути: или опрокинуться в конституцию и правовой беспорядок, или «вернуться домой» к истокам национальной жизни.

Соч.: Славянофильство и национализм. СПб., 1890; Краткое изложение славянофильского учения. СПб., 1896; Польский вопрос и старокатолицизм. М., 1898; Россия в начале XX века. СПб., 1903.

Лит.: Хвостов А. Н. Русские и сербы в войну 1876 г. за независимость христиан. СПб., 1877.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс