Интеллигенция и бюрократия в России конца XIX века

А. Никитенко

Правительство правительством, да хороши и мы! Разве не случает­ся сплошь и рядом: человек учится где-нибудь в университете или в каком-нибудь другом высшем учебном заведении; как говорится у нас, прекрасно образован; толкует горячо о высших истинах, о сво­боде, о честности и чести и пр. Получает он видное место — смот­ришь, сделался деспотом и вором. Из кого же все вырабатывается, как не из народа, не из общества? Не есть ли оно плоть от плоти их и кость от костей их?

Дневник. 20 марта 1862. В 2 т. СПб., 1905. Т. 2. С. 76.

Б. Кистяковский

Русскую бюрократию обыкновенно противопоставляют русской интеллигенции, и это в известном смысле правильно. Но при этом противопоставлении может возникнуть целый ряд вопросов: так ли уж чужд мир интеллигенции миру бюрократии; не есть ли наша бю­рократия отпрыск нашей интеллигенции; не питается ли она сока­ми из нее; не лежит ли, наконец, на нашей интеллигенции вина в том, что у нас образовалась такая могущественная бюрократия?

Одно, впрочем, несомненно — наша интеллигенция всецело проникнута своим интеллигентским бюрократизмом. Этот бюро­кратизм проявляется во всех организациях нашей интеллигенции и особенно в ее политических партиях.

В защиту права//В кн.: Вехи. Из глубины. М, 1991.С. 139-140.

 B. Ленин

Русский чиновник (в 20 лет радикал, в 30 либерал, в 40 просто чи­новник) привык либеральничать в 4-х стенах и показывать кукиш в кармане.

Услышишь суд глупца. 1907 // Полн. собр. соч. М, 1960. Т. 14. C. 279.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс