Екатерина Вторая. Часть 1. Захват власти

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

12 января 2002 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Не так!»
В гостях историк Александр Каменский.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ У нас в гостях Александр Каменский, историк. Мы продолжаем разговор о Екатерине Второй. Добрый день, Саш.
А. КАМЕНСКИЙ Добрый день.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я внимательно слушал ваши предыдущие передачи с Сергеем Бунтманом, который, к сожалению, слегка приболел сейчас. Но, конечно, самый главный вопрос о Екатерине Второй, это, как я понял, это вопрос о том, были ли наследники Екатерины Второй Романовыми, скажем так. И более того, был ли Павел Первый сыном Петра Третьего или сыном Салтыкова или сыном еще чьим-то. И вообще, для чего Екатерина была в России, собственно, для чего ее завезли.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, завезли Екатерину, естественно, для того, чтобы произвести на свет потомство. И, собственно, тот строгий режим, о котором я говорил в прошлый раз, строгий режим, в котором она жила первые годы в России и был как раз связан с тем, что императрица Елизавета Петровна была очень озабочена появлением на свет наследника. Именно по этой причине строго следили за поведением, во-первых, великой княгини. Скажем, ей запрещали ездить верхом, потому что считалось, что это может повредить беременности. И, тем не менее, однако, на протяжении первых нескольких лет наследник так и не появился.
А. ВЕНЕДИКТОВ Еще один вопрос. На самом деле, вот этот брачный контракт между Россией и герцогством Ангальт-Цербстским, он не нес никаких интересов геополитических России, Екатерина была взята как самка, грубо говоря.
А. КАМЕНСКИЙ Да, безусловно.
А. ВЕНЕДИКТОВ Только для воспроизведения потомства.
А. КАМЕНСКИЙ Безусловно, безусловно так. И Елизавета была крайне обеспокоена этим, и сохранились сведения о том, в частности, что она подсылала одну из горничных в спальню молодой четы и эта горничная должна была забираться под кровать и, как сказано в документах, сообщать императрице, совокупляются ли молодые супруги. Ну, что именно она сообщала мы не знаем, но, так или иначе, по разным сведениям, и из записок Екатерины мы знаем, и из некоторых других документов, мы знаем, что примерно через 8 лет после бракосочетания уже совсем крайне обеспокоенная происходящим Елизавета устроила медицинское обследование. И великой княгине, которая, как выяснилось, сохранила девственность, и великому князю.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, через 8 лет после брака?
А. КАМЕНСКИЙ Через 8 лет после брака, примерно через 8.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, да, а сколько лет-то им было? И великому князю, и Екатерине?
А. КАМЕНСКИЙ Когда состоялась свадьба, то Екатерине было 16, а Петру было 17 лет.
А. ВЕНЕДИКТОВ 24, 25 соответственно, примерно.
А. КАМЕНСКИЙ Да, примерно в 53-м году это произошло. Вот при этом медицинском освидетельствовании выяснилось, что Петр тоже был болен. Ну, точно мы сказать не можем, у нас только косвенные данные есть, они в значительной степени восходят к свидетельствам иностранных дипломатов. Ну, и в частности, один из этих французских дипломатов писал в своем донесении примерно так, что великий князь не мог иметь детей, потому что страдал болезнью, которую на Востоке легко лечат обрезанием. И, вот по-видимому, такого рода операция и была сделана Петру Третьему примерно в 1753-м году. И, после этого, в сентябре 1754-го года на свет появился Павел. Вот здесь возникает и вот этот самый сюжет пресловутый о том, что чьим все-таки сыном был Павел, поскольку примерно в это же время у Екатерины возникает роман с Сергеем Салтыковым. Причем, опять же, по разным источникам, в том числе, восходящим к самой Екатерине, мы знаем, что, судя по всему, Салтыков был ей предложен в качестве любовника.
А. ВЕНЕДИКТОВ Подставлен, да?
А. КАМЕНСКИЙ Подставлен в качестве любовника якобы теми людьми, Чеглаковыми, которые были приставлены к молодой чете императрицей Елизаветой Петровной.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, если бы это было так, то без согласия Елизаветы Чеглаковы не могли бы это делать?
А. КАМЕНСКИЙ Да, да, безусловно, так. И Екатерина посвящает вот этому роману страницы в своих записках. И вот именно этот текст всегда, собственно говоря, и служил основанием для утверждения некоторых авторов, что именно Салтыков был отцом Павла. Но, для того, чтобы понять, на самом деле, действительно ли это так, надо, я думаю, внимательнее посмотреть на сам текст мемуаров Екатерины. Дело в том, что на протяжении очень долгого времени мемуары рассматривались именно как источник, как некий политический памфлет, якобы написанный Екатериной с конкретными политическими целями.
А. ВЕНЕДИКТОВ И предусматривались к опубликованию, да? То есть, они должны были стать публичными?
А. КАМЕНСКИЙ Нет, нет. Об этом ничего не известно. Нам не известно даже, показывала ли Екатерина свои записки кому-либо. И, как известно, эти рукописи были обнаружены после ее смерти в ее кабинете уже Павлом. И с них тайно были сняты копии, потому что хранились они в Государственном архиве в запечатанном пакете. Но были сняты копии, как это часто бывает. Впервые одна из таких копий попала, уже в середине 19-го века, попала к Герцену, в Лондон и он, впервые, собственно, и опубликовал одну из редакций записок Екатерины. Но вот, если мы посмотрим на этот текст и на сохранившиеся редакции, то мы обнаруживаем, что, собственно, все мемуары, все редакции заканчиваются одним и тем же событием, они заканчиваются 1762-м годом, то есть, переворотом. И, несмотря на то, что последняя из редакций уже относится, по всей видимости, к 90-м годам, то есть, была написана Екатериной за несколько лет до смерти, тем не менее, она никогда не пыталась продолжить свои мемуары за эту дату, за переворот. И мне думается, что это связано с тем, что на самом деле, в этом тексте есть определенный сюжет, сюжет достаточно простой. И с этим сюжетом связана и главная идея этого текста, которая выражена очень четко в начальных строках одной из редакции, где Екатерина пишет, что «счастье бывает не так слепо, как его иногда себе представляют, и что часто оно бывает следствием действий определенных людей и определенных обстоятельств». Вот эта вот идея, идея очень созвучная духу просвещения, философии просвещения, в рамках которой человек воспринимался как способный, так сказать, творить свою судьбу, создавать свою судьбу. И, собственно говоря, в этих записках Екатерина и показывает как из никому не известной, бедной принцессы она превратилась в великую императрицу, как она сама себя сделала.
А. ВЕНЕДИКТОВ Так для кого она писала эти записки? Она себе показывает?
А. КАМЕНСКИЙ Я думаю, что в значительной степени она писала для себя.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, это дневник?
А. КАМЕНСКИЙ Это не дневник.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это не дневник вот по дням, а это для себя некий дневник воспоминаний.
А. КАМЕНСКИЙ Тоже не совсем так, я думаю, потому что мы знаем, что Екатерина вообще занималась очень много литературным творчеством, в разных жанрах. Она писала пьесы, она писала сказки, она писала публицистические статьи. И вот это один из жанров, мемуары. Причем, мемуары это жанр, который Екатерине был очень хорошо знаком по европейской литературе. Мы, например, знаем, что она еще в юности читала мемуары герцога Сюлли, и очень их любила, и это была одна из тех фигур политических, на которые она равнялась. Она читала и другие мемуары, и не случайно, конечно же, свои записки она пишет по-французски. И язык, к которому она обращается, в значительной степени определял жанр и структуру этого произведения. Екатерина была знакома с европейской мемуарной литературой, и она была хорошо знакома, естественно, и с художественной литературой своего времени. И вот здесь мы можем сказать, что во французской литературе этого времени достаточно широкое распространение получает, я бы сказал, условно говоря, женский роман, роман о судьбе несчастной женщины, которую постоянно преследуют мужчины, которые пытаются ее как-то использовать в своих целях. Это было не только во французской литературе, это было и в английской литературе. И возникает как бы особый жанр литературный, у которого были свои законы, свои правила. И когда мы читаем страницы записок Екатерины, посвященные роману с Салтыковым, то мне думается, что вот именно влияние этой литературы здесь очень сказывается, потому что собственно говоря, Екатерина не вспоминает о том, как протекал этот роман. Она включает в свое повествование вот такой романтический сюжет, который преподнесен читателю абсолютно по законам любовного романа.
А. ВЕНЕДИКТОВ Какому читателю?
А. КАМЕНСКИЙ В данном случае пока что себе.
А. ВЕНЕДИКТОВ Себе, вот я хотел
А. КАМЕНСКИЙ Но она же не сжигает этот текст, она его хранит в своем кабинете, значит, она понимает, что после ее смерти он может быть прочтен и кем-то другим. И вот здесь, особенно характерно в этом отношении описываемая ею сцена свидания с Салтыковым во время охоты в лесу, где они уединяются, оба верхом, и Салтыков ей объясняется в любви, и требует от нее ответа. Она ему говорит «нет», а он скачет от нее прочь, и при этом на скаку он кричит: «да, да, да», а она отвечает: «нет, нет, нет». То есть, это абсолютно по всем законам жанра описывает.
А. ВЕНЕДИКТОВ Роман, конечно, роман 18-го века, конечно. И все-таки, для чего? Если это так — зачем? Если это не так, то для чего?
А. КАМЕНСКИЙ И вот здесь-то, конечно, возникают вопросы. Если подходить к запискам Екатерины с той точки зрения, которую я сейчас озвучил, то тогда эта сцена понятна этого требует жанр повествования.
А. ВЕНЕДИКТОВ Литературное произведение.
А. КАМЕНСКИЙ Да, это литературное произведение, этого требует жанр. Но, как я уже сказал, многие историки, многие исследователи на протяжении длительного времени полагали, что Екатерина вкладывала в это какой-то иной смысл, и я должен сказать, что на эту приманку попался даже такой замечательный историк, как Натан Яковлевич Эйдельман, который считал, что Екатерина специально написала о своем романе с Салтыковым с тем, чтобы создать как бы основание для отстранения Павла от власти, поскольку он незаконный сын. Мне думается, однако, что подобное предположение совершенно абсурдно, поскольку кого Екатерина прочила на трон? Она прочила внука, Александра. Но если его отец был незаконнорожденным, то уже Александр и подавно не имел никаких прав на престол.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но более того, хотел бы напомнить, что существовал тогда порядок престолонаследия, установленный Петром Первым: кому хочу, тому отдам, то есть, сыну, внуку, старшему внуку, объявлю сына сумасшедшим не вопрос.
А. КАМЕНСКИЙ Да, и для этого доказывать, что он незаконнорожденный, вобщем, не очень-то есть необходимость.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но был другой заход. Почему Екатерина не передала трон Павлу после переворота, когда она захватила власть, отстранила и убила мужа, а потом сын достиг совершеннолетия? Может быть, это мой вопрос, Саша, вам, объяснение лежало ровно в том плане, что она как бы не вперед, для Александра, а назад я-то была женой императора, а он даже не сын?
А. КАМЕНСКИЙ Нет, нет. Екатерина не отдала трон, прежде всего, потому что она ни с кем никогда не хотела делиться властью.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это понятно. Но для самооправдания, для оправдания?
А. КАМЕНСКИЙ Я думаю, что все-таки нет, потому что, более того, наоборот, наличие Павла, существование Павла, в особенности в первые годы царствования как раз придавало легитимности правлению Екатерины. И Екатерина очень заботилась о том, чтобы Павел был официально провозглашен наследником престола, о том, чтобы он присутствовал на разного рода официальных церемониях, чтобы он воспринимался как наследник престола. Потому что именно то, что Павел был рядом, обеспечивало законность ее власти.
А. ВЕНЕДИКТОВ И последний в этой части вопрос про Павла, Салтыкова, и Петра. Портретное сходство?
А. КАМЕНСКИЙ Безусловно, портретное сходство, и я бы сказал, еще и большое сходство характеров, большое сходство психологического склада.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но говорили, что и на Салтыкова похож. Вот, если смотреть портреты Петра и Павла, это конечно, похожи.
А. КАМЕНСКИЙ Да, можно найти сходство и с портретом Салтыкова. У нас только один портрет Салтыкова сохранился. Много портретов Петра и много портретов Павла.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, тайна осталась.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, и наконец, я бы все-таки сказал, что Петр Третий Павла все-таки воспринимал как своего сына. Это не значит, что он был заботливым отцом, но воспринимал он его все-таки как сына.

А. ВЕНЕДИКТОВ Я на секундочку такое отступление через пейджер сделаю, потому что наши слушатели последнее время внимательно следят за разными юридическими процессами и понятие «законность», понятие интересное. Вот Василий задает вопрос: «а нахождение Екатерины у власти при достижении Павлом совершеннолетия было законным или нет?» А переворот был законным или нет?
А. КАМЕНСКИЙ Ну, переворот был, безусловно, не законным. А что касается нахождения у власти при достижении Павлом совершеннолетия, то на этот счет закон ничего не говорил.
А. ВЕНЕДИКТОВ Все понятно. Василий, мы еще к этому вернемся и подробно об этом поговорим. Итак, Екатерина родила Павла, так или иначе, родила наследника. И говорят, что после рождения Павла изменилось отношение к Екатерине со стороны окружающих.
А. КАМЕНСКИЙ Отношение изменилось в том плане, что Екатерина, наконец, выполнила ту задачу, ради которой ее, собственно, и привезли в Россию.
А. ВЕНЕДИКТОВ Yes! — сказали окружающие. И дальше что?
А. КАМЕНСКИЙ Ее, так сказать, режим ее содержания стал значительно ослаблен, она стала значительно более свободна в своих действиях, и Елизавета уже не так строго наблюдала за ее поведением. При этом сама Екатерина пишет в своих записках о том, что когда она произвела на свет наследника, то, так сказать, ребенка сразу от нее забрали, его сразу унесли, а она лежала на постели, на мокрых простынях, и в течение нескольких часов к ней даже никто не подходил.
А. ВЕНЕДИКТОВ Попить не принесли даже, по-моему, воды не дали.
А. КАМЕНСКИЙ Да. Ну, она получила определенную сумму денег в качестве награды. И она, и Петр Третий получили от императрицы награду за то, что появился наследник, а сам ребенок рос, воспитывался в покоях императрицы Елизаветы Петровны, куда родителей допускали только с разрешения императрицы и видели они сына очень редко.
А. ВЕНЕДИКТОВ «Значит ли это, — это нормальный вопрос от наших слушателей, — что Елизавета лелеяла планы отстранить Петра Третьего от престолонаследия и передать корону, как потом Екатерина якобы Александру, передать наследнику Павлу?»
А. КАМЕНСКИЙ Елизавета, безусловно, была очень недовольна Петром Третьим, он явно не оправдывал ее надежд, и он ее раздражал. Екатерина в своих записках пишет, что императрица часто плакала из-за великого князя. И действительно, есть основания думать, что какие-то мысли на этот счет, вероятно, были. Но мысли это, я бы сказал, это все-таки еще не какие-то конкретные планы. Вероятно, она об этом подумывала, и об этом, кстати сказать, свидетельствует и переписка Екатерины с английским послом, в котором она разрабатывает планы на случай смерти императрицы Елизаветы Петровны, но в которой ничего не говорится о том, что она будет пытаться сама захватить власть. Она пишет именно о том, что если умрет императрица, и что если при этом кто-то попытается возвести на престол Павла в обход Петра Третьего, то вот тогда она будет предпринимать определенные действия, с опорой на военную силу.
А. ВЕНЕДИКТОВ А что, она не понимала, что ее переписка перлюстрируется, проверяется? Как это она переписывалась с английским послом? Или это была тайная переписка?
А. КАМЕНСКИЙ Это была тайная переписка.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, записки передавали через доверенных.
А. КАМЕНСКИЙ Да, да, конечно, в этой переписке, в том, что она стала возможной, в частности, играло во-первых, роль то, что она стала более свободна, и во-вторых, сыграл свою роль и ее следующий после Салтыкова роман, роман с польским дипломатом, Станиславом Понятовским, который вообще был чрезвычайно важен для, я бы сказал, и духовного, интеллектуального развития Екатерины, поскольку Понятовский был человек образованный, человек, знакомый с произведениями французского просвещения, человек, бывавший в Париже, знакомый лично с некоторыми из деятелей французского просвещения. И, кроме этого, человек хорошо осведомленный в международных делах. Поэтому близкое общение с Понятовским для Екатерины было чрезвычайно важным, и в интеллектуальном смысле тоже. Но, затем Понятовского высылают из России, и Екатерина остается одна. Примерно в 1758-м году происходит кризис, кризис, связанный с тем, что в это время отстраняют главнокомандующего русской армии Апраксина, и находят письма Екатерины к Апраксину.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, она кто, она жена наследника?
А. КАМЕНСКИЙ Она жена наследника, и она посмела сама писать письма главнокомандующему русской армии.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вот так. Это первый ее такой, самостоятельный ход в политике, объективно? Не то, что она пишет в дневнике, да вот, документально подтвержденный.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, да, безусловно. Но мы знаем также, что в это время она имела и какую-то переписку, тоже тайную переписку с канцлером, Алексеем Петровичем Бестужевым-Рюминым. И в этой переписке, по-видимому, как раз довольно активно обсуждались проблемы престолонаследия, потому что Бестужев-Рюмин, будучи главой фактически кабинета, он был очень обеспокоен, опять же, поведением Петра Третьего, и так сказать, той перспективой
А. ВЕНЕДИКТОВ Будущего Петра Третьего, наследника.
А. КАМЕНСКИЙ Да, будущего Петра Третьего, и при этом это время, когда Елизавета Петровна довольно много начинает болеть и, собственно говоря, вина Апраксина была связана с тем, что он отступил, проявил медлительность, получив известие о тяжелой болезни императрицы, и думая, что, если она умрет, и на престол вступит Петр Третий, известный своими симпатиями к Пруссии, то его поступки не будут одобрены. Но императрица выздоровела, Апраксин поплатился за свою медлительность. Но Бестужев-Рюмин также был обеспокоен перспективой, которая открывалась при воцарении Петра, и, по-видимому, вел переговоры с Екатериной о возможности ее прихода к власти.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, мы уже вперед как бы прыгаем, сейчас назад опять отпрыгнем, то есть, даже виднейшие вельможи, уже тогда, в 59-м году, за 2 года до смерти Елизаветы, предусматривали возможность отстранения Петра от престолонаследия. То есть, это не группка гвардейских офицеров, это председатель кабинета министров, как я понимаю.
А. КАМЕНСКИЙ Практически да. Ну, мы не знаем о том, кроме Бестужева кто-либо вырабатывал подобные планы, но о Бестужеве мы знаем определенно.
А. ВЕНЕДИКТОВ Итак, у Апраксина были найдены письма.
А. КАМЕНСКИЙ У Апраксина были найдены письма, а Алексей Петрович успел перед своим арестом эти письма уничтожить.
А. ВЕНЕДИКТОВ А он был арестован?
А. КАМЕНСКИЙ Он был арестован, он был сослан, отдан под суд, сослан, и вот то, что Бестужев уничтожил письма Екатерины, это ее спасло, потому что ничего крамольного в письмах ее к Апраксину как раз не было.
А. ВЕНЕДИКТОВ Кроме самого факта.
А. КАМЕНСКИЙ Кроме самого факта. Она наоборот в этих письмах всячески его как бы подбадривала, и поощряла к тому, чтобы он вел активные военные действия. И это было доказано. Но, тем не менее, кризис разразился и состоялось объяснение, объяснение Екатерины с Елизаветой, во время которого Екатерина, как она пишет в своих мемуарах, так сказать, в слезах бросилась на колени перед императрицей, умоляя ее, что раз вот она попала под подозрение, раз она прогневала государыню, отослать ее в Германию.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мы знаем это только из записок Екатерины.
А. КАМЕНСКИЙ Мы знаем это только из записок Екатерины. Но выглядит это весьма правдоподобно, потому что психологически это было, конечно, очень точно рассчитано. Состоялся разговор, видимо, достаточно продолжительный, причем Екатерина пишет о том, что Петр Третий, так сказать, стоял в соседней комнате и слушал этот разговор, ожидая-таки, что, действительно его жену вышлют.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, наконец-то.
А. КАМЕНСКИЙ Наконец-то, да. А к этому времени, надо сказать, что у Петра Третьего тоже начался весьма бурный и весьма продолжительный роман с Елизаветой Воронцовой, который собственно говоря, продолжался вплоть до его смерти. И Петр Третий мечтал жениться на Елизавете Воронцовой. Но Екатерине удалось убедить Елизавету в своей невиновности и, более того, Елизавета, поговорив с великой княжной, потом якобы сказала племяннику, что вот, дескать, жена-то у тебя умная, а сам ты дурак.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это тоже мы знаем только от Екатерины.
А. КАМЕНСКИЙ Это тоже мы знаем только от Екатерины, но я повторяю, в силу той трактовки записок Екатерины, которую я предложил, это представляется достаточно достоверным. Екатерина, кстати, пишет о том, что она научилась гасить гнев Елизаветы со временем. И когда Елизавета набрасывалась с какими-то упреками, укорами, очень шумно и бурно, то Екатерина никогда не спорила, она, так сказать, низко кланялась, и говорила: виновата, матушка. И это сразу снимало проблемы. Так или иначе, Екатерина осталась в России.
А. ВЕНЕДИКТОВ Это за 2 года до смерти Елизаветы, то есть, уже все понимали, что время истекает.
А. КАМЕНСКИЙ Время истекает. Это понимала и Екатерина. Понятовского уже в это время рядом с ней не было.
А. ВЕНЕДИКТОВ Выслали, что ли?
А. КАМЕНСКИЙ Он был выслан, да, из России. И Екатерина была одинока, ей, конечно, нужен был человек, на которого можно было бы опереться. И Бестужева-Рюмина не было рядом. Вот такого человека она нашла в лице Григория Орлова.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вот давайте несколько слов, Саша, об Орловых. Очень много всяких там домыслов о том, что это чуть ли не вся гвардия, 5 братьев Орловых, что это вот самые-самые, и так далее.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, 5 братьев Орловых, конечно, не составляют всей гвардии, тем более, что самые младшие из этих пяти еще были совсем-совсем юными. Но Григорий и Алексей Орловы, вот, собственно, два самых главных имени из этих пяти. Григорий и Алексей Орловы, это были действительно, ну, я бы сказал, люди известные в гвардии, известные как бретеры, как такие веселые люди, хорошие товарищи. И, надо сказать, что вот эти свои качества они сохранили и после переворота 62-го года, оказавшись на вершине, так сказать, на вершине властной пирамиды. Они были известны тем, что никогда не таили зло на своих обидчиков, никогда не старались кому-то мстить, отличались, вобщем, определенным благородством. В принципе, так сказать, их жизнь до 62-го года мне кажется, очень похожа, это, так сказать, такие мушкетеры 18-го века, русские мушкетеры 18-го века.
А. ВЕНЕДИКТОВ А почему именно Орловы? Где они познакомились? Это что, была ее охрана?
А. КАМЕНСКИЙ Орлов прославился во время 7-летней войны.
А. ВЕНЕДИКТОВ Григорий?
А. КАМЕНСКИЙ Григорий Орлов, да. Он прославился во время 7-летней войны своими военными подвигами и, будучи ранен, он приехал в Петербург, и оказался при дворе. Вот, собственно, так и произошло знакомство. И Григорий, помимо того, что, конечно, Екатерина и вот здесь я должен сразу сказать, что вообще все романы Екатерины, и до переворота, и после переворота, это были в каждом случае она по-настоящему влюблялась в своего избранника, это была настоящая любовь. И такую любовь она испытывала по отношению к Орлову.
А. ВЕНЕДИКТОВ И так 70 раз.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, про 70 мы ничего не знаем. Вот я могу сразу сказать вам, что на самом деле, историкам известны имена примерно 12-ти любовников Екатерины. Я не берусь судить много это или мало, если иметь ввиду, что под этим подразумевается период где-то с начала 1753-го до 1796-го года.
А. ВЕНЕДИКТОВ 40 лет.
А. КАМЕНСКИЙ Более 40-ка лет. Много это или мало, 12, я не знаю. Имея ввиду, что вот Салтыков был отослан, Понятовский был отослан, что роман с Орловым тем же самым ведь продолжался более 10 лет. Он закончился только в 74-м году, что про некоторые из романов Екатерины мы знаем, так сказать, почему они заканчивались. Мы знаем, что Ланской, которого она очень любила, умер. Что Дмитриев-Мамонов оказался ей неверен. Что Корсаков оказался любителем карт и вообще азартных игр, она этого не терпела, надо сказать. То есть, в каждом случае были совершенно определенные причины.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мы еще об этом поговорим, я хотел бы только порекомендовать нашим слушателям, вышла года три тому назад замечательная книга переписка Екатерины с Потемкиным. Это, конечно, фантастическая книга, записки маленькие в одну строку.
А. КАМЕНСКИЙ Да, это, так сказать, безусловно, ценнейшее совершенно издание переписки Екатерины с Потемкиным.
А. ВЕНЕДИКТОВ Так вот, Григорий Орлов, молодой офицер, герой.
А. КАМЕНСКИЙ Молодой офицер, очень красивый, высокий, мужественный. И она нашла в нем действительно человека, на которого можно опереться.
А. ВЕНЕДИКТОВ А как двор на это смотрел? А как Елизавета? А как муж на это смотрел?
А. КАМЕНСКИЙ Муж на это смотрел довольно спокойно, по всей видимости, поскольку он был увлечен Елизаветой Воронцовой. И вообще, между ними, судя по всему, существовала такая негласная договоренность, что вот каждый живет своей жизнью. И якобы, даже об этом есть воспоминания в мемуарах Понятовского. О том, что когда он еще был у него роман с Екатериной, то были случаи, когда они вместе сидели, вчетвером: Понятовский, Екатерина, Петр, и Елизавета Воронцова.
А. ВЕНЕДИКТОВ В карты играли.
А. КАМЕНСКИЙ Ну, как-то вот общались вчетвером, и так сказать, вполне это было ничего.
А. ВЕНЕДИКТОВ А двор?
А. КАМЕНСКИЙ Петр там, в мемуарах Понятовского фигурирует сцена, когда Петр оставляет их вдвоем, говоря, что, ну, я, мол, так сказать, дети мои, не буду вам мешать. Примерно так. Так что, в этом смысле все нормально. А что касается двора, то поведение двора определялось поведением императрицы. Раз Елизавета на это закрывала глаза, значит, и двор к этому спокойно относился.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но это было достаточно известно?
А. КАМЕНСКИЙ Это было, безусловно, не очень известно. Потому что, если мы с вами, скажем, почитаем мемуары Дашковой, хотя мы не можем верить ей на 100%, то Дашкова пишет о том, что якобы о взаимоотношениях Екатерины с Орловым она узнала только после переворота. И, надо сказать, что вообще Дашкова очень не любила Орловых. У нее были очень плохие отношения, связанные, я думаю, в основном, это было связано с тем, что они как бы оспаривали пальму первенства, кто из них играл первую скрипку во время событий 28-го июня 62-го года. Но, так или иначе, в 62-м году, когда на престоле в начале 62-го года оказался Петр Третий, Екатерина была беременна, она была беременна от Орлова. И в апреле этого года она произвела на свет мальчика.
А. ВЕНЕДИКТОВ А откуда мы об этом знаем?
А. КАМЕНСКИЙ Ну, об этом мы знаем хорошо, потому что мы знаем, как этого мальчика звали, и, так сказать, потомки этого мальчика живы и по сей день, ибо речь идет об Алексее Григорьевиче Бобринском, который потом был признан Павлом, когда Павел взошел на престол. Павел дал ему графский титул.
А. ВЕНЕДИКТОВ Назвал его братом, да?
А. КАМЕНСКИЙ Назвал его братом, да. И сегодня в Москве у нас есть Бобринские.
А. ВЕНЕДИКТОВ Позовем.
А. КАМЕНСКИЙ Но я знаю, по крайней мере, Николая Николаевича Бобринского.
А. ВЕНЕДИКТОВ Они носят ту же фамилию.
А. КАМЕНСКИЙ Да, члены Дворянского собрания российского. Николай Николаевич Бобринский, который хорошо помнит о том, чьим потомком он является.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но это, наверное, скрыть было трудно. Апрель 62-го года
А. КАМЕНСКИЙ Это было скрыть не очень трудно на самом деле.
А. ВЕНЕДИКТОВ Почему?
А. КАМЕНСКИЙ Потому что беременность скрыть можно было при тех модах, которые были, беременность можно было скрыть. Есть даже такая легенда, что якобы, когда Екатерина рожала, то где-то в Петербурге, на другом конце города был устроен пожар с тем, чтобы отвлечь внимание Петра Третьего, который очень любил пожары, по примеру своего деда, Петра Великого, и который непременно, конечно, должен был поехать на этот пожар, а Екатерина в это время вот родила.
А. ВЕНЕДИКТОВ А смотрите, апрель 62-го года, это значит, императрица Елизавета уже скончалась, Петр уже император, Екатерина беременна, она рожает мальчика. Что с мальчиком? Давайте мы не пройдем мимо этого.
А. КАМЕНСКИЙ Мальчика отдали на воспитание, он тайно воспитывался камердинером Екатерины, который потом был соответствующим образом награжден. Когда он подрос, Екатерина отправила его заграницу. Уже, когда она, естественно, сама была у власти. Она его отправила заграницу, вел он там себя не очень хорошо, транжирил деньги, учиться не очень хотел. Потом он вернулся в Россию, и ему было велено жить, так сказать, в имениях. Собственно, фамилия Бобринский возникла от названия подаренного ему имения Бобрики. И он там и жил до 96-го года, до воцарения Павла, который его призвал в столицу.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вернемся к Григорию Орлову, и к моменту их романа. Что в политическом смысле дала связь Екатерины Второй с Григорием Орловым? Потому что это было накануне смерти Елизаветы, да?
А. КАМЕНСКИЙ Да. В политическом смысле это дало, конечно, Екатерине связь с гвардией.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, связь с Орловым дала связь с гвардией?
А. КАМЕНСКИЙ Связь с Орловым дала связь с гвардией, безусловно. И затем, при подготовке переворота это сыграло свою, очень важную роль, потому что Орловы активно занимались пропагандой в пользу Екатерины в гвардейских полках.
А. ВЕНЕДИКТОВ Они действительно были популярны, вот эти ребята?
А. КАМЕНСКИЙ Они были популярны, они были известны. Вообще ведь, понимаете, гвардия того времени образовывала как бы такую особую общность, и гвардейские офицеры разных полков это не значит, что они все непременно дружили между собой, но они безусловно, были знакомы, между ними были определенные связи, и они, так сказать, постоянно контактировали, встречались. Они встречались при дворе, они встречались просто в трактире, они встречались просто в каких-то домах. И вот это вот было чрезвычайно важно.
А. ВЕНЕДИКТОВ И братья рассказывали о том, какая замечательная Екатерина.
А. КАМЕНСКИЙ Братья рассказывали, но, собственно говоря, эти из рассказы лишь добавляли к тем слухам, к тем впечатлениям, которые уже существовали в публике, скажем так. Потому что Екатерина всегда очень следила за тем, какое впечатление она производит. Екатерина очень откровенна, кстати сказать, и даже, с нашей с вами, современной точки зрения, несколько цинично пишет об этом в своих записках, она пишет, что «я поставила себе за правило, что я должна нравиться народу, я должна нравиться государыне, я должна нравиться мужу. И я в течение всех лет не упускала ни единой возможности для того, чтобы добиться этих целей».
А. ВЕНЕДИКТОВ Говорят о том, что поведение Екатерины во время панихиды по Елизавете, по умершей императрице, весьма популярной императрицы, во всяком случае, среди элиты русского света, резко отличалось от поведения Петра Третьего. И вот здесь началась точка перелома, эмоциональная.
А. КАМЕНСКИЙ Екатерина ходила в глубоком трауре. Кстати сказать, этот глубокий траур еще лучше давал возможность скрыть беременность. Она ходила в глубоком трауре, она проводила много времени у гроба императрицы, в отличие от Петра Третьего, который вел себя совершенно как ребенок, который остался без присмотра взрослых наконец-то. Он веселился, он смеялся, и все его поведение, вобщем, было вызывающим и не укладывающимся в рамки приличий, поэтому, конечно, то, как вела себя Екатерина, но она была известна своей набожностью, она, так сказать, была подчеркнуто набожна. И на протяжении всех предшествующих лет. Потому что про Петра Третьего опять же известно, что он не соблюдал постов, что он не умел себя вести в церкви. Он не был в состоянии вынести долгую службу, он начинал ходить по церкви, смеяться, что-то рассказывать, анекдоты, присутствующим, и так далее. А Екатерина как раз соблюдала все, что полагалось соблюдать. И об этом в народе, конечно же, знали.
А. ВЕНЕДИКТОВ И вот мы подошли к перевороту 28-го июня 1762-го года. Я думаю, что на следующей неделе вы как раз послушаете от переворота. А пока послушаем зарисовку, которая завершает программу «Не так» Николая Александрова, как раз о событиях 28-го июня, как бы такой заброс на неделю вперед. Спасибо, Саша.

Н. АЛЕКСАНДРОВ — Петр Третий был низложен 28-го июня 1762-го года военным мятежом без выстрела, без пролития капли крови. Воцарение Екатерины было узурпацией. Нельзя было подыскать никаких легальных для него оснований. Приходилось дать нравственно-политическую мотивировку событию. Для этой цели служили манифесты 28-го июня, краткий, и 6-го июля, обстоятельный. Последний, по повелению Павла Первого был объявлен уничтоженным, и в памятники свода законов не вошел. Это, в сущности, политический памфлет, направленный против Петра Третьего. Екатерина указывала на его презрение к православию, ставя этот факт во главу угла, на опасность мятежа и распадение империи. Все это оправдывало низложение Петра Третьего, но не оправдывало воцарение Екатерины. Для этого оправдания была изобретена фикция народного избрания, наряду с указанием на «общее и нелицемерное желание». — Манифест 28-го июня. Была сделана ссылка на «всеобщее, единогласное прошение на помощь любезного отечества через избранных своих». — Манифест 6-го июля.
Екатериной было обещано просить бога денно и нощно «да поможет нам поднять скипетр в соблюдение нашего православного закона, в укрепление и защищение любезного отечества, сохранения правосудия. А как наше искреннее и нелицемерное желание есть прямым делом доказать, сколь мы хотим быть достойны любви нашего народа, для которого признаем себя быть возведенными на престол, то здесь наиторжественнейше обещаем нашим императорским словом узаконить такие государственные установления, по которым бы правительство нашего любезного отечества в своей силе, и при надлежащих границах течение свое имело так, чтобы и в потомке каждое государственное место имело свои пределы и законы к соблюдению доброго во всем порядка». Екатерина уверенно входила во власть. Во время коронационных торжеств Гурьев и Хрущев помышляли о возвращении престола Иоанну Антоновичу. Хитрово, Ласунский и Рославлев грозились убить Григория Орлова, если Екатерина вступит с ним в брак, о чем тогда серьезно говорили. Но оба дела кончились наказанием виновных и значения не имели. Серьезнее было дело Арсения Мациевича, митрополита ростовского. В феврале и марте 1763-го года Арсений выступил с резким протестом против того решения вопроса о церковных имениях, какое наметила Екатерина. Арсений был лишен сана и заточен, а вопрос о церковных имениях решен в смысле экспроприации большей их части, с установлением штатов в монастыри и епископских кафедр. Решение это проводил раньше Петр Третий. И это было одной из причин его гибели. Екатерине удалось справиться с задачей благополучно.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс