ДВОЕВЛАСТИЕ 1682—1694

ДВОЕВЛАСТИЕ 1682—1694, совместное царствование Ивана V Алексеевича и Петра I Алексеевича. Развитие законодательства по разным частям управления осуществлялось следующим образом:

I. Законы, относящиеся к судопроизводству и судоустройству и вообще к порядку и формам судных дел.

1. По указу от 13 нояб. 1682 предписывалось дьякам по приказам в жалованных грамотах подписывать свое имя с лицевой стороны ниже печати, как это делалось в царствование Михаила Федоровича, и отменить порядок, введенный при царе Алексее Михайловиче, по которому не делалось подписи дьяка с лицевой стороны.

2. По указу от 3 мая 1683 отменялись очные ставки по исковым и челобитчиковым делам, кроме татебных, разбойных и убийственных дел; вместо очных ставок велено было производить суд. Это делалось для того, чтобы пошлинные деньги не пропадали, а истцам неповадно было затевать ложные иски и неправедно лишнее в исках приписывать.

3. 8 февр. 1685 Челобитный приказ и Московский Судный приказ были соединены с Судным Владимирским приказом, куда и переведены все дела.

4. В том же 1685 15 июня издано было дополнение к XIV гл. Уложения о крестном целовании, где сказано согласно Уложению, что истцам и ответчикам ставиться к вере по 3 дня, и сверх того добавлено: «А кто в указные три дни по посылке от судей у веры не станет или креста не поцелует, того тем и винить. А при целовании креста быть дьяком и подьячим, для свидетельства того, что будут говорить у креста истец и ответчик и не помирятся ли они, не похотя учинить меж собою душевредства, и какой учинят меж собою договор; и то все при дьяках и при истцах записывать подьячим, и к тем запискам истцам руки прикладывать, а после того дьякам те записки закреплять своими руками и представлять судьям к делу, а судьям по тем запискам чинить указ до чего доведется».

5. В том же 1685 11 нояб. были изданы судные статьи о порядке судопроизводства и о взыскании проестей и волокит. По этим статьям, во-первых, постановлено, согласно прежним узаконениям до Уложения, что если ответчик по взятии по нем поручной записи в указанный месяц не станет на суд, то его тем и винить и доправить весь иск по челобитной истца без суда. А если истец с того числа, как подаст приставную память на ответчика, в указанный месяц на суд не станет, а ответчик станет, то истцу в его иске отказать без суда да сверх того доправить на нем в пользу ответчика за месяц проести и волокиты по Уложению, т. е. по гривне за день. Во-вторых, по старому же порядку (до Уложения), когда ответчик и истец станут на суд, то их судить немедленно, а если они на суде будут просить об отсрочке для приготовления, то им давать в некрепостных делах отсрочки не более недели и отсрочку эту в приказ записывать; и если по отсрочке не станет кто, того тем и винить, а к записке истцу и ответчику прикладывать руки; а в крепостных делах давать поверстный срок по Уложению, если скажут, что крепости у них в городах или деревнях. В-третьих, когда истец и ответчик по отсрочке станут к суду, то им давать суд в тот же день; в случае если на тот день много дел в приказе, пересрочивать на второй и на третий день с запиской же за рукоприкладством истца и ответчика, а более трех дней суда не откладывать. В-четвертых, со времени издания этих статей за проесть и волокиту брать по суду на виноватом с того числа, как судное дело начнется, по то число, как судное дело вершится по Уложению, по гривне в день без вычета. А что раньше сего взято за проесть и волокиту до суда по ставочным челобитным, того ни на ком не брать, потому что ныне положены в суде указные сроки; за воскресные и праздничные дни за проести и волокиты денег не вычитать. Статьи эти были изданы по указу государей и боярскому приговору, и приговор записан в Разряде в книгу, объявлен на Постельном крыльце, во все приказы посланы памяти, а по городам к воеводам — государевы грамоты.

II. Законы, относящиеся к уголовным делам. В 1683 были изданы следующие указы по уголовным делам:

1. Тюремным сидельцам, которым по прежним новоуказным статьям полагалось сечь у рук пальцы, вместо этого резать уши и ссылать в ссылку.

2. Уголовные дела по всем городам предписано ведать воеводам, а сыщиков для таких дел не посылать. Впрочем, если в каких-либо городах все жители захотят иметь сыщиков, то они могут представлять об этом заручные челобитные для доклада государям.

3. Чтобы в Разбойном приказе все подьячие были за поручными записями, а без поручных подьячим в Разбойном приказе не служить.

4. Разбойный приказ велено именовать Сыскным приказом.

5. Тюремных сидельцев в Сыскном приказе, на которых порук не будет и которых истцы в зажив головой не возьмут, потому что они люди незнаемые и взять с них будет нечего, животов не будет, — тех ссылать в ссылку в разные города, куда доведется.

6. 18 февр. 1684 был издан указ, по которому правительство относительно заведования губными делами опять обратилось к старому порядку и велело жителям избрать губных старост, чтобы они ведали губными делами, а воеводам тех дел не ведать.

7. 31 марта 1688 был издан указ, по которому запрещалось давать в города сыскные грамоты для сыска повальным обыском воровских людей, если челобитчики в своих челобитных не напишут, кто их ограбил, а скажут, что про то ведают окольные люди. Это потому, что в повальных обысках бывает душевредство и по допросу лихованных людей и по розыску оказываются у тех челобитчиков с лихованными людьми соседские ссоры, а не воровские приезды и разбои.

8. 19 февр. 1689 был издан указ, по которому в отмену Уложения жен за убийство мужей не закапывать живых в землю, а отсекать им головы.

9. 3 мая 1691 было узаконено: приводных людей, которых по Уложению следовало казнить смертью, а казнены они не будут, вместо смертной казни пятнать и ссылать, а ушей не резать и пальцев не сечь. А тем, которые до смертных вин не дошли, только за наказания, согласно Уложению, по наказании резать уши и ссылать. Здесь, очевидно, пятнанье — клеймение преступника, как скота, выражает политическую смерть — лишение всех прав.

10. 22 янв. 1692 было узаконено: если воры пятнанные убегут из ссылки и будут пойманы, кроме воровства, тех, бив кнутом, пятнать в другой раз на правой щеке и ссылать в ссылку. А кто из пятнанных воров, бежав из ссылки, объявится хоть на малом воровстве, тех казнить смертью; смертью же казнить тех, которые дважды будут пятнаны и в третий раз объявятся в бегах из ссылки.

11. 4 апр. 1695 предписано было всех разбойников и татей, которые производили в Москве разбой, поймав, присылать в Стрелецкий приказ; то же подтверждено в том же году 2 сент. всем воеводам по городам, чтобы они разбойников присылали в Стрелецкий приказ.

12. 21 янв. 1696 был издан указ, чтобы преступников, ссылаемых в Сибирь, посылать из тех же приказов, в которых им ссылка назначена будет, и из тех же приказов давать им провожатых и деньги прогонные и кормовые, а на Верхотурье для ссыльных людей построить двор со стоячим тыном и избы.

III. Законы в отношении к администрации.

1. 24 июня 1683 был издан указ, чтобы из русских городов не пропускать в Сибирь крестьян без проезжих государевых грамот, для чего в Перми Великой, на Чердыни, в Соликамской и других пристойных местах поставить заставы; и если кто на заставах объявится без проезжих государевых грамот, тех возвращать на прежние места, откуда кто пришел. Начиная с 1680 целые толпы потянулись в Сибирь из поморских городов, чем и вызван этот указ.

2. 22 янв. 1686 были изданы указные статьи о чернослободских и беломестцевых дворах. На Руси издавна, еще по грамотам XIV в., в городах постоянно различались черные и белые дворы; первые, как построенные на земле, принадлежавшей целому городу, несли на себе все городские повинности и подати; вторые же, построенные на землях, принадлежавших частной обельной собственности своих владельцев, не тянули в городские повинности. Вследствие такого различия прав во владении чернослободцы, чтобы избежать городского тягла, закладывались за беломестцев или просто продавали свои участки беломестцам, отчего чернослободцам, не заложившимся и не продавшим своих дворов беломестцам, приходилось очень тяжело, ибо все повинности целого города лежали на них одних и казна от этого терпела большие убытки. Чтобы прекратить такие беспорядки, правительство и прежде издавало разные узаконения и строгие запрещения продажи черных дворов беломестцам, но люди всегда находили средство обходить закон, отчего городские черные жители разорялись и города пустели. По статьям, изданным в 1686, было установлено: 1) черных или тяглых дворов, по купчим и по закладным записанных за беломестцами, у беломестцев не отнимать, если они, договорившись с городскими старостами и сотскими, будут платить за эти дворы оброчные деньги; если же оброчных денег платить не будут, то их ссылать с дворов, а дворы отдавать в сотни и слободы или позволить немедленно продать чернослободцам. Впредь в земских приказах черных дворов за беломестцами ни по каким крепостям не записывать, чернослободцев за продажу своих дворов бить кнутом, беломестцам же отказывать в деньгах. А площадным подьячим предписать, чтобы они таких купчих, закладных и других крепостей отнюдь не писали. По судным же делам в исках беломестцев на чернослободцев отдавать только одно хоромное строение на своз, а тяглые земли писать в слободы и сотни; 2) если после чернослободца останется жена бездетна, а после него останутся купленные и данные дворы, из тех дворов бездетной жене отдавать четвертый жребий, а три жребия — родственникам покойного, чернослободцам, но отнюдь не беломестцам; если не будет родственников, те три жребия отдавать в сотни, в которых те дворы после умерших останутся; 3) беломестные дворы в городах по неопределению в Уложении рассматривались относительно наследования после умерших двояким образом: в иных приказах они принимались как купленные вотчины, т. е. после умершего беломестный купленный двор отдавался без раздела весь жене умершего, а в других приказах жена получала, как в чернослободских дворах, только четвертый жребий, а три жребия отдавались родственникам. По настоящим указным статьям был принят за основу последний раздел, т. е. жена получала только четвертый жребий; 4) беломестные дворы в городах, так же как и уездные земли, разделялись: на дворы купленные, которые приравнивались к купленным или старинным вотчинам, и на дворы данные, которые рассматривались как поместья или выслуженные вотчины.

3. 24 апр. 1695 был издан указ, подтверждающий прежние узаконения, по которым в сибирских городах, кроме Тобольска, воеводам в одном городе не назначалось перемены от 4 до 6 лет и более, если воевода своим управлением и службой оправдывал доверие правительства. Причиной такого отступления от общего порядка для сибирских городов в указе выражено то, что ежегодная посылка воевод в такие дальние города, как сибирские, отяготительна как для казны, так и для всякого чина людей в тех городах, через которые воеводы проезжают в Сибирь, да и в самой Сибири воеводы из-за частых перемен делают большие упущения в управлении и в казенных сборах. В этом же указе сказано, что жилецкие люди и служилые люди в Сибири освобождаются от послушания воеводам и обязаны доносить на воевод государям, если те будут отступать от правил, выраженных в данных им наказах, и станут чинить обиды или несправедливости в казенных сборах.

4. 4 сент. 1695 был издан указ, по которому предписывалось, чтобы воеводы и приказные люди в сибирских городах не исполняли приказаний московских и иных приказов, если при них не будет послушных грамот из Сибирского приказа.

5. Наконец, 10 янв. 1696 из Сибирского приказа был послан в Сибирь боярский приговор, чтобы всем сибирским городам с уездами сделать чертежи на холстине; в чертежах велено написать, сколько верст или дней ходу от города до города, а также далеко ли от каждого города приписанные к нему русские деревни и волости, ясачные волости, на каких реках те города и ясачные волости стоят и в каком уезде какие народы кочуют и живут, а также с какой стороны к порубежным местам какие люди подошли. А те чертежи делать мерой три аршина в длину и два аршина в ширину, общий чертеж всей Сибирской земли сделать в высоту три аршина, а в ширину — четыре аршина. А прислать те чертежи в Сибирский приказ немедля, потому что в приказе чертежей сибирских городов нет и ведать не по чему.

К полицейским узаконениям, изданным в продолжение царствования Ивана и Петра Алексеевичей, относились следующие указы, большей частью объясняющие или дополняющие и повторяющие прежние узаконения по тому же предмету.

1. Указ, изданный 1 марта 1687, который предписывалось Москве в харчевых рядах и харчевнях торговым людям не держать работников без поручных записей, равно не отдавать харчевен внаймы без поручных же записей. А записи приносить и записывать в Приказ Большой казны. Для наблюдения за этим выбрать в харчевых рядах старост и десятских и за старостами и десятскими надсматривать все дни и недели подьячим Приказа Большой казны по очереди.

2. 23 апр. 1691 был издан указ, чтобы пришлые гулящие люди непременно были записаны в приказах и без поручных записей никто бы их не держал, для чего сделать переписные книги всем дворникам в тех приказах, в которых какие слободы ведомы; а в переписных книгах писать подлинно, кто из приписных гулящих людей живет на каком дворе, откуда он пришел, какого чина и чей человек, каким промышляет промыслом и давно ли и есть ли по нем поручная запись, а если есть, записана ли где в приказах. А если поручных записей не будет, тех людей ссылать в те города, откуда они пришли, и помещичьих крестьян отдавать помещикам с распиской. Если же пришлые люди работают в Москве наймом — каменщики, плотники и всякие рабочие люди, недельные и поденные, тем быть у дела без поручных записей и без записи в дворовые книги; а для ведома являться в слободах, к которым они принадлежали.

3. 30 нояб. 1691 был издан указ о том, чтобы забирать в Москве нищих, которые притворяются увечными, и отсылать их на места жительства, откуда они пришли; а кто попадется в другой раз, тех ссылать в Сибирь.

4. 2 апр. 1695 был издан указ, по которому в г. Москве по всем слободам и сотням, по проезжим улицам и переулкам на перекрестках предписано было держать караулы с дворов всяких чинов людей, с десяти дворов по человеку; сторожам быть с ружьями или с копьями, бердышами и рогатинами и смотреть накрепко, чтобы воровским людям прихода и приезда не было. А улицы и переулки, где довелось быть надолбам, переписать, и те надолбы сделать из Стрелецкого приказа и деньги на них взять с жителей тех слобод. И сторожам стоять у надолб непрестанно, над сторожами смотреть объезжим головам, а в стрелецких слободах полковникам; при объезжих стрельцам не быть, а быть тех слобод жителям.

Узаконения о поземельном владении. Первое и важнейшее место занимает Писцовый наказ, данный в апр. 1684. Наказ составлен из прежних трех наказов, а именно из наказов Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Федора Алексеевича.

1. Предписывается писцам за Патриархом, за властями и за монастырями вотчины писать, мерить и межевать по жалованным и сотным грамотам, по писцовым и переписным книгам, а также по отдельным книгам, по выписям с них, а также по купчим, по данным и по всяким крепостям, писанным до Уложения; и если вотчинами они владеют по купчим и по другим крепостям, данным не из приказов и писанным после Уложения, о тех вотчинах писать к государям в Москву и вотчины те писать и обмежевывать особыми статьями и в книгах под теми статьями писать именно, что об указе тех вотчин писано к государям.

2. За боярами, окольничими и за всеми служилыми людьми до боярских детей включительно, за их вдовами и недорослями, за всеми вотчинниками и помещиками поместные земли писать по ввозным грамотам и по выписям из отдельных и отказных книг, за воеводскими, отдельщиковыми и отказчиковыми руками, которые будут поданы писцами и на которых спора не будет. А вотчины писать по жалованным, по правым, по послушным грамотам и по выписям с писцовых, раздельных и отказных книг.

3. Писцам в селах и деревнях духовных и боярских, у приказчиков и всяких чинов, у помещиков и вотчинников, брать ревизские сказки за руками, что за ними в поместьях и в вотчинах задворных, деловых, кабальных людей, крестьянских и бобыльских дворов и в них людей по именам, с отца и с прозвища. А взяв сказки тех дворов и во дворах людей, пересмотреть на лице и, пересмотрев, писать за ними в писцовые книги и в сказках велеть писать, чтобы они, помещики и приказчики, старосты и целовальники, крестьян и бобылей из двух и трех дворов в один двор не переводили и жилых дворов пустыми и чужих беглых и крестьян за собой не писали, а крестьян своих людьми не называли. А в сошное письмо и в живущие чети писцам не писать и класть в сошное письмо и в живущие чети в Поместном приказе, в то время как писцы книги положат.

4. Кто из вотчинников перед писцом положит какие крепости, а по тем крепостям те вотчины в Поместном приказе за ними не записаны и не справлены, а спору не будет, то те вотчины писать за ними и велеть им бить челом в Поместном приказе о записи тех вотчин. А если будет спор, то писцам про те вотчины разыскивать и по розыску и очным ставкам писать те вотчины за теми людьми, кому они будут правы по наказу. А если писцам о таких вотчинах по розыску указ чинить будет невозложено, им о том писать и розыски присылать в Поместный приказ; те вотчины в книги писать и обмежевывать особой статьей, а в книгах описывать именно, у кого те вотчины с кем будут в споре.

5. Писцам за вотчинниками вотчинные земли писать по крепостям, досматривая подлинность крепостей и с тех крепостей взяв у вотчинников списки за руками; и если какие крепости в Поместном приказе не записаны, с тех крепостей брать пошлины по Уложению и записывать в особую книгу подлинно.

6. Мерить владельческие земли в десятины, а десятинам быть 80 сажен в длину и 30 в ширину; отмеривать прежде пашню, а потом покосы, и где против прежних писцовых книг объявятся примерные земли в вотчинных дачах, те примерные земли примежевывать к тем же дачам безденежно. А в поместьях примерные земли примежевывать к тем же поместным дачам, в оклад, на те земли помещикам давать выписи, чтобы по тем выписям бить им челом в Поместном приказе в течение трех лет с того числа, как писцы в приказ книги положат. А если объявится примерных земель сверх оклада, те примерные земли продавать тем же помещикам в вотчину по рублю за три чети; и если купить не пожелают, то через три года, если челобитья на те земли не будет в Поместном приказе, отдавать тем же помещикам по выписям, данным писцами, если у помещиков будут дачи только в одном уезде, а не в разных уездах. Сколько же кому продано будет в вотчину примерной земли и что взято денег, тому всему писцам привозить книги и деньги в Поместный приказ.

7. Если где объявятся порозжие земли, то те порозжие земли описывать поименно: на каких они урочищах, с чьими землями смежны, что к ним каких угодий и мерить в десятины; а описав и измерив, те свободные земли отмежевывать от поместных и вотчинных земель с мерой и в книгах своих те свободные земли писать особой статьей. Если на те порозжие земли челобитчики будут представлять государевы грамоты, то писцам по розыску отдавать те земли челобитчикам в оклады, а что из них останется за окладами, то писать в порозжие же земли.

8. О лесах. Леса, состоящие во владении помещиков и вотчинников по дачам и без дач, писать в разделе всем смежным владельцам в угодья к их имениям, а если леса расчищены и заселены, те расчищенные леса писать и мерить в чети, вотчинные — в вотчину, поместные — в поместье, в оклады. Леса, которые в писцовых книгах написаны вообще, разделить между теми вотчинниками и помещиками, которым написаны вообще. В леса, в которые по писцовым книгам велено въезжать для хоромного и дровяного леса, въезжать тем, кому велено, хотя бы леса эти другим были отданы в дачу. А проезд, которым в те леса указано въезжать, в книгах писать поименно, через чьи земли кому ездить старыми дорогами, а где дорог нет, учинить новые дороги и то писать в книгах поименно.

9. О межевании. Писцам писать, мерить и межевать в Московском у. и в городах станы и волости и в них поместные и вотчинные земли по писцовым книгам и по старым межам и граням; а если где старых меж и граней нет, то в тех местах размежевывать вновь, разыскав старожилов; а где старожилов нет, те земли писать и межевать по дачам и с образом не отводить. На межах описывать реки, ручьи, овраги и всякие признаки, леса и угодья подлинно с мерою, сколько сажен между ними; а где признаков нет, там ставить столбы с гранями и копать ямы: в городских межах — по две сажени в длину и ширину, в глубину — полторы сажени, в становых межах — по полторы сажени, в глубину — по сажени, а в вотчинниковых и помещичьих межах — по сажени, в глубину — по два аршина.

10. О дворцовых землях. Дворцовые земли, спорные с помещичьими и вотчинниковыми землями, межевать посланными межевщиками из Поместного приказа вместе с дворцовыми писцами, а где писцов не будет, там с воеводами или с дворцовыми приказными людьми.

11. Об оброчных землях. Если оброчными землями владеют разных чинов люди на оброк, тем оброчникам и впредь с тех земель платить оброк; а если оброчники тех земель держать не пожелают, и те земли отдавать другим людям. А если оброчные земли объявятся пустыми, с тех оброк складывать и писать их в книги особой статьей. Если люди владеют землями без крепостей и безоброчно, те земли отписывать на государя.

12. О диких полях. Если к писцам в уезды всяких чинов люди начнут привозить грамоты великих государей на дикие поля, то писцам по грамотам про дикие поля сыскивать большим повальным обыском, порозжи ли те дикие поля. И если порозжи, то их мерить, писать и межевать челобитчиком на 100 чети по 50 десятин в поле, а в дву по тому же. А будет в одном числе на одни урочища челобитчиков много, а земли с их дачи всем в тех урочищах не будет, и им давать жребий — чье имя вперед вымется, тому и отдавать. А давать дикие поля всяких чинов людям в указные статьи, а не в оклады. Если по наезду на диких полях кто поселился без дач, а поименно они по числам в книгу не написаны и крепости на них не положено, те земли отписывать на великих государей. Помещикам и вотчинникам в диких полях под усадьбы давать на 100 чети по 5 десятин, а на сенные покосы — по 25 десятин, да вместо лесного угодья, где лесов нет, по 20 десятин. А давать земли в диких полях преимущественно украинных городов служилым людям. Если в каких окраинных городах за раздачей остались свободными дикие поля, то те дикие поля писать, мерить и межевать по наказу все, и писать в кни-гах поименно, сколько к тем диким полям относится рек, лесов и других угодий и в каких местах могут быть поселения.

13. О суде писцов. Писцам в городах у воевод и приказных людей взять прежние царские грамоты, которые к ним посланы по челобитью помещиков и вотчинников для межевания спорных земель, и какие грамоты им будут привозить помещики и вотчинники, по тем грамотам спорные земли писать и мерить, чтобы челобитчикам лишней проести, волокит и убытков не было. А которые люди учинятся сильны — земли мерить, писать и межевать не дадут, и писцам брать у воевод рассыльщиков, стрельцов и иных служилых людей и в понятые многих окольных людей; с теми людьми, приехав в поместье или вотчину, брать за силу пени по 50 руб. с чел., и межевать земли тех людей, которые учинились сильны, по наказу. А если люди у кого насильством землю попахали, угодьями завладели и какие убытки учинили, и про то насильство разыскивать, давать очные ставки и по розыску на том, кто сколько лет чужой землей владел насильно, на всякий год доправить за пашню, которая с хлебом, за десятину по два рубля, а которая без хлеба — за десятину по рублю в год, а за копну сена — по алтыну и отдать истцу да их же за то сажать в тюрьму на день. А если помещики, вотчинники и люди их учинили на чужой земле смертное убийство, разыскивать всякими сысками накрепко и давать очные ставки; если же дойдет до пытки, то и пытать; по розыску за убийство человека или крестьянина у виноватого помещика или вотчинника взять лучшего крестьянина с женой и с детьми или за крестьянина и человека 50 руб., если истец того пожелает.

14. Форма, как производить межевание земель. Писать, мерить и межевать писцами поместные, вотчинные и свободные земли с ряду, с одного, а не через земли, и всякие земляные дела делать перед собой, а для межевания от себя никого не посылать. А которого стану разные земли опишут и отмежуют, то писцам велеть книги писать набело перед собой, а полевые книги писать старому подьячему своей рукой и те книги и всякие списки держать писцам за своими печатями и учинить поместным, вотчинным и свободным землям, крестьянским и бобыльским дворам под статьями, под станами и под волостьми перечни порознь; а учиня перечни, написать под всеми статьями и волостьми один перечень. И после того как писцы всякие земли опишут и, измерив, размежуют, то писцам все велеть написать в книги письма своего и меры межевания, те книги за руками людей, которые были на межеванье, и за своими руками подать в Поместный приказ. Корм и подводы писцам брать на помещиках и вотчинниках с четверти по две деньги, а подвод брать писцу по восьми, старому подьячему — две, а молодым подьячим и стрельцам — по подводе на человека; на чернила, на бумагу, на воск и на свечи брать со ста четвертей по гривне. Для письма, меры и межеванья с писцовых и межевых книг поместным и вотчинным землям давать писцам списки, а для раздачи диких полей — численные книги с дьячьими приписками, для письма — два человека молодых подьячих, а на меру сажень за печатью, трех аршин.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс