БОЯРСКИЕ СПИСКИ

БОЯРСКИЕ СПИСКИ — именные перечни по чинам членов Государева двора с пометами об их служебных назначениях, пожалованиях, местонахождении и пригодности к службе. Появились во 2-й половине 16 в., составлялись в Разрядном приказе, сводились в боярские книги.

Первые боярские списки, дошедшие до нас, созданы в царствование Ивана Грозного. До 1667-1668 гг. они, в отличие от боярских книг, имевших тетрадную форму, ежегодно составлялись в виде столбцов (свитков — списков) в Московском столе Разрядного приказа. В первом десятилетии XVIII в. боярские списки остались практически единственным регулярно составлявшимся источником, вобравшим насыщенную информацию о правящей элите России.

Многим исследователям были известны боярские списки всего «книжного» периода 1667-1713 гг., кроме списка 1706 г. В специальных работах выдвигались различные версии этого пробела, но, по-видимому, направленные усилия для выявления списка не предпринимались. Между тем, отсутствие известий за 1706 г. отразилось на некоторых выводах типологического анализа боярских списков и обработке их сведений. Реконструкция данных неизвестного боярского списка на основе источников 1705 и 1707 гг. не могла избавить от известных погрешностей. Поэтому ликвидация даже минимальных пропусков информации, возникших вследствие случайных ошибок или обстоятельств комплектования архивного фонда, несомненно обогатило бы парадигму эволюции «чиновного» строя Московского государства.

Русские бояре

Русские бояре

Исходя из идеи потенциального нахождения источника в соответствующем делопроизводстве Разряда, боярский список 1706 г. автор данной статьи обнаружил в печатной описи книг Московского стола, составленной в конце XIX века. Лист использования архивной единицы хранения подтвердил, что историки, изучавшие до 1990-х годов известные боярские списки первой четверти XVIII в., не касались данного источника.

Документ, озаглавленный «Список бояр и окольничих, и думных, и ближних людей, и стольников, и стряпчих, и дворян московских, и дьяков нынешняго 1706 году», содержит 237 листов и по объему не контрастирует с соседними списками. В отличие от списка 1707 г. он производит впечатление законченного белового экземпляра, не имеющего заметных информационных лакун. Страницы документа не скреплены подписью дьяка, что тем не менее не вызывает сомнений официальной завершенности списка. В ряду боярских списков встречаются подобные экземпляры, которые свидетельствуют о возникновении нестандартных ситуаций в делопроизводстве Разрядного приказа или существовании копий списка, современных подлиннику. Последняя причина наименее вероятна для списка 1706 г. — ряд палеографических особенностей и совокупность внесенных пометок подтверждают, что данный экземпляр был завершен в течение 1706 г. Возможно, переписка фамилий и развертка чинов в новом списке была закончена не ранее первых месяцев 1706 г., так как численность стольников и стряпчих по составленному перечню несколько выше итоговой цифры оригинала. Переписчики списка не были застрахованы от ошибок при внесении помет, так, например, в начале документа, напротив фамилии боярина кн. Андрея Петровича Прозоровского находится пометка «умре», которую позднейшие списки не подтверждают. Но в целом сведения списка имеют высокую степень достоверности.

Строение списков определялось их предназначением — оперативно фиксировать службу высших «чинов» Государева двора и части выборных провинциальных дворян, числившихся по т. н. Московскому списку. Боярский список представляет подробный перечень служилых людей по чинам и рубрикам (разделам), которые условно можно разделить на три вида: главные (общие), частные, специальные. Главные рубрики разбивают перечень по чинам Московского списка и обычно раскрывают имплицитную информацию заголовка. Перечни внутри главных рубрик назовем частными рубриками, в них указывались лица с одинаковыми обстоятельствами службы или пожалования чина. Так, в главном разделе «стольники» выделяются следующие частные рубрики: «Со 189 году написаны в стольники за крещение в православную християнскую веру», «Служат в полку», «Отставные с 703 году написаны . . . жить на Москве для посылок», «Отставные ж с 703 году по смотру в Розряде для совершенные их старости . . . писать не велено», «В полковниках и в подполковниках, и в начальных людех». Аналогичные частные рубрики, исключая раздел «новокрещеные», находим в перечнях стряпчих и московских дворян. Дьяки были единственным чином списка 1706 г., в который были пожалованы служилые «по отечеству». Соответствующий специальный раздел после общего списка дьяков фиксирует семерых пожалованных. Общий (неквалифицированный) список под названием главной рубрики предшествует частным рубрикам каждого чина. Специальные рубрики боярского списка фактически расшифровывают частные разделы (например: «Служат в полку» — «в Новгороцком», «с казанцы», «с синбиряны», «с смоленскою шляхтою» и т. д. ; «Отставные с 703 года . . . » — «из новокрещенов», «из смоленской шляхты»). В целом боярский список 1706 г. содержит типичные для списков первой четверти XVIII в. рубрики. Их набор показывает, что в начале столетия преобладала тенденция дифференциации разрядов дворянства внутри старомосковских (думных и дворцовых) чинов по роду службы, которые Табелью о рангах оформилась в военные, штатские и придворные.

Все «чины» боярского списка учитывались по четырем обязательным параметрам. Для всех чинов определялось место в иерархии Государева двора. Численность служилых людей указывалась в конце объемных рубрик. Изменения личного состава, произошедшие в течение года, отмечались пометами напротив фамилии («умре», «отпущен постритца» и т. п.). Старшинство пожалования чином, как и предыдущие параметры, определялось расположением фамилии в рубриках списка (перечень строился по принципу старшинства пожалования чином). Наконец, географическое местонахождение службы указывалось пометами («в Астрахани», «на службе в Севску» и т. д.).

Некоторые аспекты учета служилых людей не распространялись на весь боярский список. Например, численность дворов указывалась только у стольников, стряпчих и дворян московских. Сведения о служебной и физической годности находятся преимущественно в перечне отставных «По смотру в Розряде» и на Генеральном дворе в 1703 г. Данные о прохождении служебного учета были записаны только у «чинов», подлежавших регулярным смотрам (стольников, стряпчих и дворян московских). Дворяне, которые не посетили обязательные смотры, отмечались в списке особым знаком — крестом (крыжом). Правило не фиксировать в списках дворовладение «крыжовников» было своеобразным атрибутом борьбы правительства с дворянами, увиливающими от государева дела. Должностные поручения служилых и иные условия службы фиксировались с помощью помет (например: стольник М.П. Гагарин — «в Сибирском судьей»; думный дворянин И.А. Власов — «в посылке»). Помета являлась универсальным способом корректировки боярского списка для оперативного закрепления сведений выборочного учета. Форма и структура списка 1706 г. вполне вписывалась в традиционные нормы делопроизводства, поскольку концентрировала и упорядочивала сведения учетно-служебного характера.

Типичность и достоверность сведений боярского списка 1706 г. подтверждается не только сходством структуры с аналогами, но и сравнением с данными т.н. сказок служилых людей — источником, закрепившим подробную информацию о землевладении московских чинов. Из сказок 1700 года боярские списки 1700-1713 гг. заимствовали сведения о количестве крестьянских дворов. Данные сказок о географическом расположении поместий и вотчин начала XVIII в. были приведены боярским списком 1706 г. Сказки служилых людей составлялись в Поместном приказе. Таким образом, боярский список 1706 г. был единственным списком Разряда, хранившим подробные сведения о землевладении дворян. Напротив фамилий из общих перечней списка, обыкновенно с левой стороны, перечислялись города и уезды, в которых стольники, стряпчие и дворяне имели поместья. Как правило, общее количество крестьянских дворов одного владельца складывалось из нескольких, отдаленных друг от друга поместий, и отмечалось в конце их перечисления (например, у стольников: кн. Л.Ф. Долгорукий — помета слева — «на Вологде, на Костроме, в Оболенску, на Кинешме 167», помета справа — «в Казенном судья»; В.Н. Татищев — помета слева — «в Доннове, в Дмитрове, во Пскове, в Галиче, во Брянску, в Серпейску 13»). Список 1706 г. наглядно отражает тенденцию интенсивного дробления дворянских земель в начале XVIII в. В определенной мере запечатленные цифры проиллюстрировали правительству Петра I необходимость «Указа о единонаследии» 1714 г. Данные о географии землевладения были включены в боярский список по одной только причине обязательного учета служебной и поместной «силы» дворянства в годы Северной войны.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс