АКСАКОВ КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ (29.03[10.04].1817–7[19].12.1860), МЫСЛИТЕЛЬ, ПУБЛИЦИСТ, ФИЛОЛОГ, ИСТОРИК, ПОЭТ, ЛИТЕРАТУРНЫЙ КРИТИК

АКСАКОВ Константин Сергеевич (29.03[10.04].1817–7[19].12.1860), мыслитель, публицист, филолог, историк, поэт, литературный критик. Аксаков был старшим сыном С. Т. Аксакова и Ольги Семеновны (в девичестве Заплатиной, дочери генерал-майора, участника суворовских походов С. Г. Заплатина). Родился в с. Ново-Аксаково Бугурусланского у. Оренбургской губ. и детство свое провел в различных имениях отца. В 1826 семья С. Т. Аксакова переехала в Москву. С детства Константина окружала дружная обстановка, в семье С. Т. Аксакова было 6 сыновей и 8 дочерей. Свое первоначальное образование Аксаков получил в семье.

В возрасте 15 лет (ранее по возрасту в университет поступил только Грибоедов) он поступил в Московский Императорский университет на словесное отделение. Здесь Аксаков знакомится с Н. В. Станкевичем, учившимся на 2-м курсе, и некоторое время посещает его кружок, о котором позже он вспоминал так: «В этом кружке выработалось уже общее воззрение на Россию, на жизнь, на литературу, на мир, – воззрение большей частью отрицательное… Пятнадцатилетний юноша, вообще доверчивый и тогда готовый верить всему, еще многого не передумавший, еще со многим не уравнявшийся, я был поражен таким исправлением, и мне оно часто было больно; в особенности больны были мне нападения на Россию, которую люблю с самых малых лет».

В 1839 он познакомился с Ю. Ф. Самариным, а вскоре и с А. С. Хомяковым. С этого времени Аксаков входит в круг московских славянофилов. Аксаков полагал Православную веру высшим и даже «всем смыслом» жизни русского народа.

После окончания университета (1835, получил звание кандидата словесного отделения) Аксаков очень долго не мог закончить свою магистерскую диссертацию (магистерский экзамен сдал в 1840) «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» (М., 1846) и защитил ее только 6 марта 1847.

На литературном поприще Аксаков известен как автор театральных произведений: драмы «Освобождение Москвы в 1612 году» (1848), водевиля «Почтовая карета» (1845), комедии «Князь Луповицкий, или Приезд в деревню» (1851). Положенное на музыку П. И. Чайковского, с небольшим изменением слов, стихотворение Аксакова «Мой Марихен так уж мал, так уж мал» (1836) стало популярной детской песенкой «Мой Лизочек» (1881). Он переводил Гёте, Шиллера, Мицкевича и др. европейских поэтов. Будучи тонким лингвистом, Аксаков написал книгу «Опыт русской грамматики» (Ч. 1. М., 1860).

Смысл всех филологических работ Аксакова можно сформулировать его же словами: «Вместе с нашествием иноземного влияния на всю Россию, на весь ее быт, на все начала, и язык наш подвергся тому же; его подвели под формы и правила иностранной грамматики, ему совершенно чуждой, и как всю жизнь России, вздумали и его коверкать и объяснять на чужой лад… Да возникнет же вполне вся русская самобытность и национальность!.. Где же национальность шире русской? Да освободится же и язык наш от наложенного на него ига иноземной грамматики, да явится он во всей собственной жизни и свободе своей!..»

Аксаков был активным участником всех славянофильских изданий («Московский литературный и ученый сборник» 1846–47; «Московский сборник» 1852; журнал «Русская беседа»). Особое значение для уяснения славянофильского взгляда на государство имеет записка Аксакова 1855, предназначавшаяся для молодого имп. Александра II. В ней были сформулированы основные положения славянофильского восприятия отношений государства и нации.

«Русский народ, – утверждал Аксаков, – есть народ не государственный, т. е. не стремящийся к государственной власти, не желающий для себя даже зародыша народного властолюбия… как некогда в 862, так в 1612 народ призвал государственную власть, избрал царя и поручил ему неограниченно судьбу свою, мирно сложив оружие и разошедшись по домам… Не правительственные меры удерживали и удерживают порядок в России, а дух народный не хочет нарушать его».

Русский народ хочет, отказавшись от политической жизни, оставить себе «жизнь мирную духа», свободу нравственную, цель которой – «общество христианское».

Аксаков отрицательно относится к активному участию народа в «государствовании», убивающем высшую цель – «духовный подвиг жизни», с потерей которой умирает и сам народ.

«Государственная власть, – пишет Аксаков, – при невмешательстве в нее народа, должна быть неограниченная… форму должна иметь… монархическую. Всякая другая форма: демократическая, аристократическая, допускает участие народа, одна более, другая менее, и непременное ограничение государственной власти, следовательно, не соответствует ни требованию невмешательства народа в правительственную власть, ни требованию неограниченности правительства. Очевидно, что смешанная конституция, вроде английской, точно так же не соответствует тем требованиям…

Вне народа, вне общественной жизни, может быть только лицо (individu). Одно только лицо может быть неограниченным правительством, только лицо освобождает народ от всякого вмешательства в правительство. Поэтому здесь необходим государь, монарх. Только власть монарха есть власть неограниченная. Только при неограниченной власти монархической народ может отделить от себя государство и избавить себя от всякого участия в правительстве, от всякого политического значения, предоставив себе жизнь нравственно-общественную и стремление к духовной свободе. Такое монархическое правительство и поставил себе народ русский».

Государство должно защищать народ, охранять спокойствие его жизни и доставлять народу всяческое «внешнее его обеспечение» для процветания и благосостояния, а народ обязан исполнять государственные требования, давая государству, когда нужно, людские и денежные ресурсы.

Самостоятельным должно оставаться у «безвластного народа к полновластному государству… только одно: общественное мнение», именно оно должно связывать народ и правительство, а для этого необходима свобода печати, но без уничтожения цензуры.

Вторгнувшись в область народа, требуя смены народной традиции, обычаев, государство уничтожило тот союз между народом и властью, который существовал до этого, «образовалось иго государства над землею, и Русская земля стала как бы завоеванною, а государство – завоеванным».

В этом Аксаков видел большую опасность, потому что, отняв внутреннюю общественную свободу своего быта, своей жизни у народа, правительство направляет народный интерес в сторону борьбы за внешние политические свободы.

Выход из современного ему государственного состояния Аксаков видел только в восстановлении «мнения» народного, через созыв Земских соборов. Он сформулировал следующий славянофильский принцип: «Правительству – неограниченная свобода правления, исключительно ему принадлежащая, народу – полная свобода жизни и внешней и внутренней, которую охраняет правительство. Правительству – право действия и, следовательно, закона, народу – право мнения и, следовательно, слова».

Соч.: Полн. собр. соч. Т. 1–3. М., 1861, 1875, 1880; 2-е изд. Т. 1. М., 1889; Соч. Т. 1. Пг., 1915.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс