Весть о падении Бирона вызвала радость в Петербурге

П. Полежаев

Ожил Петербург утром, 9 ноября (1741 г. — СИ.): как будто каким чудом исцелился от тяжкого, гнетущего десятилетнего недуга. Весть о падении немца-регента, с изумительною быстротою, облетела весь город, радуя старого и малого, богатого и бедного. Не будут больше мучить в застенках, резать спины кнутом и потом раз­глаживать горячими утюгами, не будут чистить ногтей, не нужно будет хорониться с каждым словом — дума­лось всем, и весело становилось на душе серого русского человека, радостно встречавшего даже самую незначи­тельную льготу в своей потовой жизни, однообразной и тупой, расцвечаемой только стаканами зелена вина, от которых чаще всего и попадал в застенок. Точно пьяные, бежали необозримые толпы к Зимнему дворцу, спра­виться: правда ли, что нет больше немца, что на его месте сидит теперь молоденькая женщина, печальный облик которой запомнился у каждого в памяти? Ликует народ на дворцовой площади, обнимается, не наговорит­ся — точно десять лет молчал; говор такой, что за ним едва слышны барабанный бой, музыка гвардейских пол­ков и выстрелы крепостной артиллерии.

150 лет назад. Бирон и Волынский. СПб., 1887. С. 261.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс