УДЕЛЬНАЯ СИСТЕМА

УДЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, порядок владения Русской землей существовал в княжеском роде в период после кончины Ярослава Мудрого до установления единодержавия. В киевский период наделение сыновей владениями встречалось и до Ярослава — при Святославе и Владимире, но после разделения единовластие нередко восстанавливалось, после же Ярослава Русская земля долго оставалась разделенной на ряд княжеств. Вопросы о причинах такого разделения и о том, на чем держалось тогда единство Русской земли, породили в исторической литературе множество различных мнений. Проф. В. О. Ключевский создает наиболее стройную схему, отделяя порядок, господствовавший в Киевской Руси, от порядка, установившегося в Северо-Восточной Руси, которому он и дает название удельного в отличие от первого, называемого им очередным. Характеристика обоих порядков у Ключевского такова. В киевский период земля управляется всем княжеским родом. Старшему князю достается область самая лучшая и богатая, остальные получают менее значительные области по старшинству, которыми и владеют, не разделяясь, а переделяясь, т. е. чередуясь на столах по мере достижения старшинства. Образуются, т. о., две «лестницы» — лестница лиц и лестница областей. Во главе стоит вел. князь Киевский, который, «в отца место», делит между младшими родичами владения, заботится об их семьях, «думает» о Русской земле. В более важных случаях он собирает князей на совет и является представителем и исполнителем воли всего державного княжеского рода. Верховная власть здесь собирательная, а князья являются временными владельцами. При первых Ярославичах определить старшинство было легко: старший по возрасту был и генеалогически старшим, но с разветвлением княжеского рода это старшинство часто не совпадало. Отсюда возникали споры князей, решавшиеся или с помощью договоров, рядов, или усобиц, соответствовавших судебному поединку, — полю. Т. о., появляется еще старшинство — не генеалогическое и не физическое, а юридическое. Первоначально дети князя занимали в цепи родичей то место, которое занимал их отец, — это была их отчина. Поэтому дети отца, умершего при жизни деда, не имели своего места в цепи, становились изгоями, и их потомство, как и их земли, выпадали из общего порядка чередования. Позднее, с усложнением генеалогических родов, отчина приобрела территориальный характер — ею стала считаться область, которой владел отец князя. Этот порядок был установлен на Любецком съезде, и мы видим потом попытки обратить в отчину и сам Киев. Все это нарушало целостность родового владения, и Русская земля распадалась на несколько генеалогических территорий. Были и другие «разрушители» очередного порядка — личная доблесть и популярность некоторых князей, выдвигавшая их на первый план помимо старшинства, симпатии и антипатии городов и областей, не принимавших в расчет княжеских прав. Как временные правители, князья не могли иметь большого авторитета, поэтому приобрело значение вече, которое часто входило с князьями в договорные отношения. Очередной порядок создавали, однако, и связи между различными частями Русской земли по причине передвижения князей и княжеской дружины. Дружинники не считали себя привязанными ни к князю, ни к княжеству, они привыкали сознавать себя слугами всего княжеского рода, «передними мужами» всей Русской земли и были вместе с духовенством подвижными носителями мысли о ее нераздельности, о земском единстве. Очередной порядок поддерживало и усиливало также общеземское значение политического средоточия Руси — Киева. Он, кроме того, содействовал успеху общежития и гражданственности в самых отдаленных углах Руси, разнося повсюду из Киева семена одной культуры. Т. о., Ключевский считал Киевскую Русь федерацией, но федерацией особого типа — генеалогической, а не политической. В XIII—XIV вв. единая Русская земля была разорвана Литвой и татарами. Центр тяжести перешел на северо-восток, и порядок управления изменился. Род Владимира Святого, соединивший Русь в политическое целое, распался. Великокняжеский стол переходит еще и в Северо-Восточной Руси по старшинству, но в уделах волости передаются уже по прямой линии от отца к сыну. Князь неподвижен в своем уделе и передает его, кому хочет. Князья уже как бы не помнят своего родства. Северо-Восточная Русь распадается на отдельные княжества, одно от другого независимые, территории которых считались личной и наследственной собственностью владельцев. Эти владельцы правят свободным населением своих княжеств как государи, но владеют их территориями как частные собственники. Носителем власти становится лицо, а не род. Причину этого порядка Ключевский видит в географических условиях Северо-Востока Руси, представлявшей собой ряд мелких обособленных речных бассейнов, и в колонизаторской деятельности князей, явившихся в малозаселенную страну и привыкших смотреть на нее как на плод трудов как своих отцов, так и своих собственных. С раздроблением княжеств, которое достигло на Северо-Востоке крайних пределов, князья беднели, замыкались в своих уделах и утрачивали чувство солидарности, что облегчало более сильному соседу задачу подчинения себе всей Руси на основе единодержавия.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс