Русская жизнь до Петра Великого — неистощимый источник для романистов

В.Белинский

Русская история есть неистощимый источник для рома­ниста и драматика; многие думают напротив, но и это пото­му, что они не понимают русской жизни и меряют ее не­мецким аршином. Как писатели XVIII века из русских Малашек делали Меланий, а русских пастухов заставляли со­стязаться в игре на свирелях в подражание эклогам Верги­лия, — так и теперь многие наши романисты с русскою жизнию делают то же, что Вальтер Скотт делал с шотланд­скою. Везде есть герой, который и храбр, и красавец, и бла­городен, непременно влюблен и после — или, победивши все препятствия, женится на своей возлюбленной, или «смертию оканчивает жизнь свою». А ведь никому не при­дет в голову представить лихого молодца, который сперва пламенно любил свою зазнобушку (что впрочем не мешало ему и колотить ее временем), а потом, обливаясь кровавы­ми слезами, бросил ее, чтобы жениться на богатой и приго­жей, т.е. румяной и дородной, но нисколько не любимой им девушке, и через то достигнуть цели своих пламеннейших желаний, а между тем сослужить службу царю-батюшке и обнаружить могучую душу. Как можно это? — нисколько не поэтически, хотя и совершенно в духе русской жизни, в которой любовь издревле была контрабандою и никогда не почиталась условием брака. Оттого-то у нас и нет еще ни одного истинно русского романа, и оттого-то герои почти всех наших романов лишены всякой силы характера, вся­кого индивидуального колорита. Русская жизнь до Петра Великого имела свои формы — поймите их и тогда увидите, что она заключает в себе, для романа и драмы, такие же бо­гатые материалы, как и еропейская.

Ледяной дом. Басурман. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1953. Т. 3. С. 19.

Миниатюра: А.М. Васнецов. Москва. Конец XVII века.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс