Купечество — ядро коренного московского народонаселения

В. Белинский

Умные люди давно уже согласились между собой, что крепкий сон, сильный аппетит, здоровый желудок, внушающие уважение размеры брюшных полостей, полное и румяное лицо и, наконец, завид­ная способность быть всегда в добром расположении духа суть самое прочное основание истинного счастья в сем подлунном мире. Москвичи, как умные люди, вполне соглашаясь с этим, думают еще, что, чем менее человек о чем-нибудь заботится серьезно, чем менее что-нибудь делает и чем более обо всем говорит, тем он счастливее. И едва ли они не правы в этом отношении, счастливые му­дрецы! Зато один вид москвича возбуждает в вас аппетит и охоту говорить много, горячо, с убеждением, но решительно без всякой цели и без всякого результата!

<…> В Москве нет чиновников. Порядочные люди в Москве, к чести их, вне места своей службы умеют быть просто людьми, так что и не догадаешься, что они служат. Низший класс бюрократии там слывет еще под именем «приказных» и мало заметен, разумеется, для тех, кто не имеет до них дела, и зато, разумеется, тем замет­нее для тех, кому есть до них нужда.

Военных в Москве мало; притом многие из них являются туда на время, в отпуск. Словом, в Москве почти не заметно ничего официального и петербургский чиновник в Москве есть такое же странное и удивительное явление, как московский мыслитель в Петербурге. <…>

Ядро коренного московского народонаселения составляет ку­печество. Девять десятых этого многочисленного сословия носят православную, от предков завещанную бороду, длиннополый сюртук синего сукна и ботфорты с кисточкою <…>, одна десятая позволяет себе брить бороду и по одежде, по образу жизни, вооб­ще по внешности походит на разночинцев и даже дворян средней руки. <…>

Для русского купца, особенно москвича, толстая статистая лошадь и толстая статистая жена — первые блага в жизни <…>. В Москве повсюду встречаете вы купцов, и все показывает вам, что Москва по преимуществу город купеческого сословия. Ими насе­лен Китай-город; они исключительно завладели Замоскворечьем и ими же кишат даже самые аристократические улицы и места в Москве, каковы Тверская, Тверской бульвар, Пречистенка, Осто­женка, Арбатская, Поварская, Мясницкая и другие улицы.

Петербург и Москва // Полн. собр. соч. в 13 т. М., 1955. Т. 8. С. 400-401, 409,410.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс