ПРАВОСЛАВНОЕ ЦАРСТВО

ПРАВОСЛАВНОЕ ЦАРСТВО, теория и практика христианской государственности принята Вселенской Православной Церковью, освящена ее авторитетом. То, что Церковь приняла, развила и хранила в продолжение шестнадцати веков, должно быть для православного человека убедительным.

Православное Царство было установлено при св. равноап. Константине в IV в. по особому действию Промысла Божия. Население империи ко времени прекращения гонений на Церковь на 9/10 состояло из язычников, многие из которых уже окропили руки христианской кровью в недавнее жесточайшее диоклетианово гонение. Физически были истреблены сотни тысяч христиан. Образование, культура и философия были насквозь языческими. Поднимала голову богохульная ересь. Материальных предпосылок к установлению Православного Царства не оставалось никаких. Однако оно установилось и стояло в Византии одиннадцать веков, пока не перешло к Руси. Подобно истории становления раннехристианской Церкви, история Православного Царства полна знамений и чудес. Про историю ранней Церкви было отмечено, что если даже апостолы и их преемники не сотворили бы чудес, описанных в их житиях, то распространение христианской проповеди по всему миру в кратчайшие сроки должно признать чудом само по себе. Подобно этому, даже если бы не было дано св. Константину видеть знамение Креста на небе, если бы не было повелено ему «сим побеждать», то тем более становление Православного Царства является особым, важнейшим в истории чудесным знамением.

Со временем опыт построения христианского государства и его задачи были осмыслены в ряде теоретических трудов. Особо отметим учение св. блгв. царя Юстиниана о симфонии Церкви и Царства и дальнейшее развитие этих идей св. Фотием, патр. Константинопольским. Дело даже не в том, что оба автора признаны Церковью святыми. Церковь приняла и хранила многие века сами идеи этих сочинений, независимо от личности их авторов. Поэтому в подтверждение этих взглядов мы имеем не просто двух-трех (хотя бы и святых) свидетелей, а всю церковную полноту на протяжении многих веков. Учение о Православном Царстве получило дальнейшее развитие на Руси в связи с падением Византии и становлением Царства Русского как единственного оплота христианской веры.



Цель христианского Царства. Христианское государство, в отличие от всевозможных безбожных форм правления, ставит задачу своего существования, воспитания граждан Отечества Небесного.

Всякая иная форма правления государством основана на иной цели государства и общества. Чаще всего эта цель не высказывается так прямо, как в советском обществе — максимальное удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей, — но предполагается близкой к этому. Безбожное, а по сути дела и всякое неправославное общество, ставит самоцелью потребление на плотском и душевном уровне. Оно требует в первую очередь хлеба и зрелищ. Заводит оно речь и о повышении уровня духовности и нравственности, но лишь постольку, поскольку это необходимо для обеспечения счастливой жизни на земле.

Одной из потребностей человека в его нынешнем падшем греховном состоянии является желание властвовать над людьми, участвовать в политике, бороться за земную справедливость, наконец, хотя бы просто «говорить» о политике. Безбожное государство или разжигает это греховное пожелание человека, превращая его в безумную страсть, или же силой подавляет его. В первом случае получается демократическая республика (см.: Демократия), во втором — диктатура. Православное Царство врачует эту человеческую страсть, помогает избавиться от нее.

Православие исходит из того, что человеческое общество находится в состоянии глубокого и всестороннего греховного падения и повреждения. И каждому человеку, и всему обществу в целом нужны духовная опора и ограничение своей воли и желания. Жизнь, посвященная себе, своим интересам и хотениям, есть самоубийство и для временной, и для вечной жизни. Если общество следует воле своей или воле своего большинства, то оно обрекает себя на анархию или же на замену ее тиранией. Как сам человек не способен своими силами преодолеть свое греховное повреждение и погибельное естественное состояние, так не способно к этому и общество, пока оно живет по своей воле.

Цель православного общества и государства — исполнить волю Божию, которая в отношении человека давно известна: «Еже всем спастися и в разум истины приити». Путь Православного государства — не «набивать и не выворачивать карманы» своих подданных, не следовать желаниям их разума и воли, оскверненных падением, а утверждать в них церковные начала жизни и сознания. Главное из них — послушание ради Бога установлениям Церкви и соответствующим государственным законам.

История не знает ни одной христианской республики. Республика или демократия возникает там и тогда, где и когда забота людей о душе и о Царстве Небесном ослабевает или же отсутствует вовсе. Когда же главное для человека дела веры, тогда ему не нужны ни парламенты, ни выборы, ни референдумы, а нужна спокойная твердая власть, ограждающая его главные интересы — религиозные.

Единственно возможной формой такой власти является Православное самодержавие, потому что оно создано не просто по воле Божией, но по образу Царства Божия. На Небе есть Царство, а демократия или тирания вначале зародились в аду, откуда и принесены на землю его обитателями — бесами. На небе есть Царь, превысший всех по естеству. И на земле от Него поставляется Царь по Его образу. Как Всемогущий, Господь поставляет царя самодержавного, а как Вечный — царя наследного. Царь этот поставляется от Бога на особое служение Богу и людям.

Царство есть установление хотя и Божественное, но земное. Церковь же есть установление непосредственно небесное, ибо лучшую свою часть уже имеет на Небе. Поэтому Церковь может в принципе существовать в условиях любого государственного устройства. Господь хранит ее везде, и ко всякой нехристианской власти она относится лояльно, воздавая кесарю кесарево, а Божие Богу. В этом смысле Церковь выше Царства.



Цель и средства Православного Царя. В соответствии с целью государства и общества перед самодержавием ставится особая священная задача — охранение Православной веры в тех случаях, когда необходимо или желательно применение государственных средств. Опасности, угрожающие Церкви при отсутствии прямых гонений, — это прежде всего ереси, зловерия, лжеучения, растлевающие веру в людях через омрачение разума, а кроме того, попытки нравственного развращения православного человека через соблазнительные примеры типа блудилищ или через принуждение к соучастию в грехе. Эти опасности и должен отразить от Православной Церкви Государь данными ему средствами: словом, примером, молитвой, прещением. Как показывает опыт, этих средств оказывается недостаточно для тех зарвавшихся, которые молиться в Церкви не желают, слов и примеров не понимают, а прещений не слушают.

В соответствии с этой главной обязанностью Царя и дается ему право самодержавного властвования. Всякие права понимаются в православном сознании лишь как средство исполнения обязанностей в отношении к Богу и ближнему, которые уже даны Богом и называются заповедями. В безбожном обществе соотношение прав и обязанностей понимается совершенно в противоположном смысле, как и все прочее. Права признаются там первичными, а обязанности — лишь условием удовлетворения прав всех членов общества.

В своем самодержавии Царь ограничен, но не волею парламента, а волею Бога, изложенной в церковном учении. Всякое распоряжение монарха, противоречащее церковным канонам и христианской совести, не должно считать законным.

Царь ограничен не только церковными канонами, но и церковно-народным укладом жизни. Пренебрегать добрыми христианскими традициями, культурно-бытовыми особенностями своего народа он не должен, т. к. это чревато и прямым падением христианских устоев в народе.

Православное Царство — такое устройство общества, где меньше всего пагубного самовольства и больше всего послушания. Причем не внешнего диктата, а послушания добровольного, церковно-духовного. Сам Царь имеет духовника, имеет собор епископов во главе с Патриархом, может иметь наконец, если это надо, совещательный выборный орган из народных представителей — Думу. Поэтому такое царство чуждо диктаторства и абсолютизма. Правда, для этого требуется, чтобы он с детства был наставлен и крепко утвержден в Православной вере и благочестии и четко сознавал свою обязанность перед Богом и народом. Этому немало способствует принцип престолонаследия от отца к сыну.

Царь оставляет в наследство сыну свой народ. Это поневоле побуждает его к сугубой ответственности за всякое действие. Всякий президент живет по принципу «после меня хоть потоп», по крайней мере обстановка демократического государства располагает только к этому. Будущий царь получает престол после соответствующего совершенно особого воспитания и образования с самого детства. Получая престол, он не участвует ни в какой политической борьбе, не обучается в ней лжи, лицемерию, подлости, высокомерию, которые неизбежны, если человек рвется к вершинам власти. Т. о. и сам Царь, и весь его народ избавляются от политических страстей и грехов.



Царское служение как таковое есть служение церковное. Царь не просто получает благословение от Церкви. Его служение рассматривается как особый церковный чин. Вступление в этот чин совершается через особое церковное таинство, начинающееся исповеданием веры Царем и присягой его на верность Церкви, Богу и народу. Совершается это Таинство за Божественной литургией через коронование Царя, помазание его св. Миром и Причащением его в алтаре по священническому чину. Приносится особая молитва первоиерарха Церкви за Царя и молитва Царя и Церкви за народ.

В ответ на молитву Церкви, в ответ на обещание самого приступающего к таинству достойно сохранить благодать и исполнить служение, в ответ на свидетельство церковного народа или части его, что приступающий достоин умолять Господа о ниспослании благодати, — в ответ на все это и подается ему от Господа невидимая, но ощутимая духовная сила на созидание Церкви — благодать Царства.

В таинствах Царства и Священства, в самих чинопоследованиях много схожего. Оба таинства совершаются на Литургии, с молитвою всего народа, в обоих приносятся Богу священные обеты и исповедание веры. В обоих случаях приступающий к таинству принимает тяжелый крест своего служения и великую ответственность за многие православные души.

Царское служение призвано даровать Государю не привилегии, не удовлетворение властолюбия, а «многие скорби праведных» и неувядаемый венец в Царстве Небесном.

Чин Помазания на Царство является богослужебным запечатлением православного учения о самодержавии. В Неделю Православия Церковь особо анафематствует тех, кто, отрицая благодать Царства, считает, что Цари возводятся на Престол по случаю, а также тех, кто на основании этого дерзает против них на бунт и измену.



Противники Православного Царства. У Православного Царства противников не меньше, чем у самой Церкви. К ним относятся прежде всего талмудическое иудейство, а с ним и иные сатанопоклонники: колдуны, йоги, экстрасенсы, которые вместе с демо(но)кратическими партиями все, вероятно, состоят в подчинении талмудистам или тайном союзе с ними. То, что этим силам удалось прибрать к рукам почти все стороны человеческой деятельности во всем мире, объясняется прежде всего тем, что они имеют свою особую поддержку от демонов. Следует обратить внимание, что они гораздо активнее добиваются этой поддержки у своего хозяина, используя свои черно-духовные методы, чем мы просим милости у своего Господа. Мир в своих основах духовен, и борьба добра со злом протекает в сферах духовных паче, чем в земных. Мы приносим Господу жертву бескровную — Божественную Евхаристию, которою весь мир еще стоит, противники наши приносят жертву сатане, и нередко кровавую, даже человеческую. Мы получаем от Господа благодать, получаем созидание Церкви, они же получают от сатаны свой успех в разрушении ее.

Отсюда следует вывод, что, молясь за установление самодержавия, необходимо молиться и о том, чтобы Господь обезвредил все духовные оружия врага, чтобы разорил все сатанинские кумирницы, пресек бы жертвы, приносимые бесам, прежде всего кровавые человеческие жертвоприношения талмудистов.

Следует иметь в виду, кроме того, что дух тьмы света не любит и, когда дела его получают огласку против его воли, сила его улетучивается.

Необходимо понимать также, что в случае самовольного взятия в руки меча вещественного в этой борьбе мы тут же рискуем потерять свой меч духовный — молитву — и тогда поражение неизбежно. Если духовные методы борьбы мы заменим на политические или террористические, то просимого чуда, естественно, не получим, а своими жалкими силами ничего не достигнем и достанемся в снедь врагам.

Главное, что цель Православного Царства будет достигнута всеми, кто искренне желает быть его гражданином, даже в том случае, если само это Царство не дастся нам на земле. Ведь цель земного Царства — воспитать граждан Царства Небесного, и всякий, кто сознает себя приверженцем Православного Царства, с Божией помощью может стать достойным и Царства Небесного.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс