Петр стремился придать своей само­державной власти характер долга, а не произвола

С.Князьков

Стремясь всей своею жизнью придать своей само­державной власти характер долга, а не произвола, Петр считал, что на его деятельность иначе нельзя смотреть, как на служение общему благу, и что жестокие меры на этом служении не есть тирания. В отношениях под­данного к государю он устранил много рабского и хо­лопского, унаследованного от прежних времен; он за­претил в прошениях писаться уменьшительными имена­ми, падать перед царем ниц, снимать шапки перед двор­цом. «Менее низости, больше усердия к службе и вер­ности ко мне и государству — вот почет, подобающий царю», — говорил Петр; Петр запрещал бить солдат, внушал своим подчиненным поступать «с противниками церкви с кротостью и разумом, по апостолу, а не так, как ныне, жестокими словами и отчуждением», Петр строил госпитали, богадельни, училища — все это слова и поступки не человеконенавистника, не азиатского де­спота.

Но дело в том, что Петр, ценя и уважая человеческое достоинство вообще, резко делил людей на разделяющих образ его мыслей и на «упрямцев» и, насколько умел быть снисходителен к первым, настолько был упорен и жесток в преследовании вторых. Здесь-то и сказалось особенно, что Петр был сыном своего жестокого века, а тяжелое детство, отсутствие воспитанной привычки сдерживать свои порывы, ранняя самостоятельность, как царя, все это при страстной увлекающейся натуре и де­лало Петра иногда безудержным в жестокости.

Это двоякое отношение Петра к людям вызывало и к нему двоякое отношение у людей. «Упрямцы» его не­навидели как антихриста и людомора и в своей нена­висти всегда были готовы перейти от слов и мыслей к делу. Заговоры против Петра и покушения на его жизнь — не плод фантазии: сын его желал ему смерти, духовник его, которому царевич поведал свою мысль, не остановил его, а лишенный сана за прикосновенность, к этому делу архиерей ростовский Досифей, глухо, но уве­ренно ссылаясь на то, что говорят о Петре в народе, при самом обряде лишения сана намекал, что в народе ждали смерти царя.

Но зато те, кому приходилось работать с Петром, те, кто умел усвоить себе величие совершаемого им дела и сознательно, вносил крупицу своего труда в его творче­скую деятельность, те боготворили Петра, были готовы идти за ним в огонь и в воду, защищали его и оправ­дывали во всех обвинениях, в жестокости.

Очерки из истории Петра. Великого и его времени. М., 1909. С. 180-181.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс