Петр Первый и Людовик ХIV

Ю. Юль

Вообще, всякая мера, военная или гражданская, дол­жна быть обсуждена Царем. Он и сам это видит и пре­красно сознает. Нередко, когда в доверительных беседах между мною и ним, речь заходила о счастии и подвигах великих государей, Царь отдавал справедливость многим правителям и государям, в особенности Королю Фран­цузскому[1], говоря, что они заслуживают величайшей сла­вы и что в виду их великих деяний отнять ее у них нельзя, но, прибавлял он, большая часть этих государей, в том числе и Французский Король, обязаны своими успехами многим разумным и смышленым людям, со­стоящим у них на службе. Советами таких людей они могли пользоваться во всех, даже в наиважнейших го­сударственных вопросах; между тем как он, Царь, с са­мого вступления своего на престол, в важных делах поч­ти что не имеет помощников, вследствие чего поневоле заведует всем сам, Ему-де приходится обращать скотов в людей (скотами Царь называет природных своих под­данных) и предводительствовать ими в войне с одним из могущественнейших, мудрейших и воинственнейших народов в мире. В сущности это справедливо, и остается только удивляться, с одной стороны, уму этого человека, правящего всем самолично, с другой — природным его силам, благодаря которым он без утомления выносит все заботы и труды, выпадающие на его долю.

Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом. М., 1900. С. 209-210.



[1] Людовик ХIV (род. в 1638 г., вступил на престол в 1643 г., ум. в 1715 г.).

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс