ОСВЯЩЕНИЕ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ

ОСВЯЩЕНИЕ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ, происходит во время венчания на царство. Освящение власти никак не должно быть понимаемо в качестве личной, так сказать, духовной помощи царю или императору, в какой он, конечно, нуждается в мере, соответствующей гражданской высоте и ответственности его дела. Венчание на царство есть именно освящение власти, человеческой функции власти, как реальной способности и деятельности человека и относится оно не к лицу, а к теократическому месту: в Церкви есть ноуменально царский престол, все равно, занят он или не имеет в плане конкретно-историческом своего представителя; в Церкви по историческим условиям временно может не быть, и даже никогда не быть, царя, но место для царя, «уготованный престол», в ней непременно есть, но если делегированной Царем — Христом власти некому нести на земле, то оно остается непосредственно у Него Самого… В лице царя освящается вообще начало гражданской власти, и потому понятно, что во времена наиболее сознательного отношения к теократической идее это освящение всей власти, всей гражданской организации ознаменовывалось в развернутом виде особыми символическими действиями: согласно византийскому обряду, возведение на должность высших сановников совершалось Патриархом, в храме Св. Софии, непосредственно после царского помазания. «В прежнее время, — свидетельствует Симеон Солунский, изъясняя смысл царского Миропомазания и сообщения царю особой благодати, — то же совершалось после царей и над другими сановниками. Ибо после избрания и царского определения они приводились в церковь, был поставляем перед Святыми Вратами против Престола налой и Патриархом совершаемы были молитва и благословение».

Гражданское устройство мыслится как отображение небесной иерархии, Христом возглавляемой, т. е., иначе говоря, дольнее отражает горнее и подражает ему и потому пронизывает и живет его энергиями. Следовательно, в дольнем хотя и есть высшие и низшие, с разными сферами своей деятельности, но нет ничего случайного, пустого, лишенного ноуменального веса: «вся по чину да бывает», а этот чин от вечности начертан на небесах. В теократическом строе всякое место ноуменально и ни одна должность не мыслится как обездоленная причастности к вечному миропорядку. Можно сказать, всякая деятельность, раз только она не выпадает из теократии, есть служение, и притом служение Вечному, а не людям и их земным интересам, — всякая должность есть теократический сан. Но если о низших должностях, о низших ступенях иерархии, надлежало здесь напомнить, что несмотря на их близость к будничному, они тем не менее органы теократического строя и озолочены небесным светом Солнца мира умного, то, напротив, не мешает, по разумению церковному, напоминать высшим членам иерархии об идеальности их задания и потому о подлежащей воплощению во всей жизни священной идеи их чина. Одним из самых выразительных указаний такого рода… вообще и существенно введенных в систему священной символики, был обряд акакии… Согласно византийскому уставу, при возведении на престол императору вручается мешочек с землей — символ тления власти и внушаемого смирения, как поясняет тот же блаженный Симеон: этот мешочек называется акакия, т. е. незлобие. Но не только возведение на должности совершается молитвенно: вся гражданская организация пронизана символическими действиями, задача которых — никакой стороны жизни не оставить вне ориентированности на высшем духовном начале и все связать со всем в единый духовный организм.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс