«О власти дворянской…» как апофеоз крепостничества

Е. Анисимов

Можно без преувеличения утверждать, что § 1 главы XIX «О власти дворянской…» звучит настоящим апофе­озом крепостничеству: «Дворянство имеет над людьми и крестьяны своими мужеского и женского полу и над имением их полную власть без изъятия, кроме отнятия живота и наказания кнутом и произведения над оными пыток. И для того волен всякий дворянин тех своих людей и крестьян продавать и закладывать, в приданые и в рекруты отдавать и во всякие крепости укреплять, на волю и для промыслу и прокормления на время, а вдов и девок для замужества за посторонних отпускать, из деревень в другие свои деревни… переводить и раз­ным художествам и мастерствам обучать, мужескому полу жениться, а женскому полу замуж идтить позво­лять, и, по изволению своему, во услужение, работы и посылки употреблять, и всякие, кроме вышеописанных, наказания чинить или для наказания в судебные прави­тельства представлять, и, по рассуждению своему, про­щение чинить и от того наказания освобождать».

Внимательно перечитайте эту цитату, читатель! По своей прямоте, циничной обнаженности крепостниче­ской сути перед Вами редкостный документ. В нем нет ни слова о правах крестьянина, речь идет о нем лишь как о живой собственности. И этот документ должен был стать основным законом страны! В этом смысле § 1 главы XIX проекта Уложения 1754—1761 гг. уникален, ибо отличается как от норм Уложения 1649 г., оставляв­ших крестьянину хоть какие-то, пусть и формальные, права, так и от последующего законодательства второй половины XVIII в., прилагавшего много усилий, чтобы замаскировать ту же неограниченную власть одного че­ловека над жизнью, имуществом, свободой и достоин­ством другого, господство одного класса над другим.

Россия в середине XVIII века. Борьба за на­следие Петра. М., 1986. С. 67-68.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс