О правлении Елизаветы Второй

Е. Анисимов

Нет необходимости подробно говорить о том, что в системе абсолютизма личность самодержца играла дале­ко не последнюю роль.

[…] Сохранилось немало отзывов о Елизавете, при­надлежащих перу ее современников. Авторы мемуаров и писем — люди, отличные друг от друга по характеру, темпераменту, уму, писательскому дарованию, — писали в разное время и ставили перед собой разные задачи, но все они сходились в одном — Елизавета была нео­бычайно привлекательна.

[…] по единодушному мнению современников, Елиза­вета была редкая красавица. Однако хор восторженных голосов стихает, когда от описания внешности императ­рицы переходят к характеристике ее нрава.

[…] Особенно болезненно переживала Елизавета ус­пех других дам на придворных балах и маскарадах. В своих мемуарах Екатерина II писала, что Елизавета «не очень-то любила, чтобы на этих балах появлялись в слишком нарядных туалетах». Иногда императрица, видя, что удачный наряд молодой великой княгини затмевает ее собственный, заставляла Екатерину переодеваться или запрещала надевать это платье еще раз. Впрочем, второй раз выйти в одном и том же наряде считалось дурным тоном, а на платьях дам, которые этого не по­нимали, ставились государственные печати. Если с же­ной наследника престола Елизавета все же считалась, то с прочими дамами двора она обходилась, как поме­щица с сенными девушками. По словам Екатерины, од­нажды на балу Елизавета подозвала Н.Ф. Нарышкину и у всех на глазах срезала украшение из лент, очень шед­шее к прическе женщины; «в другой раз она лично сама остригла половину завитых спереди волос у своих двух фрейлин под тем предлогом, что не любит фасон при­чески, какой у них был». Потом «обе девицы уверяли, что е.в. с волосами содрала и немножко кожи» […]

В елизаветинское время явка на балы и маскарады была обязательной для всех приглашенных, как для офи­церов явка на маневры. […] На маскарадах присутство­вало до полутора тысяч человек, причем при входе в зал гвардейцы проверяли наряды и, «снимая маски, ос­матривали».

[…] В удовлетворении своих прихотей Елизавета, ка­залось, не знала границ, самодурствуя как богатая ба­рыня. «В один прекрасный день, — вспоминала Екате­рина II, — императрице нашла фантазия велеть всем дамам обрить головы. Все ее дамы с плачем повинова­лись; императрица послала им черные, плохо расчесан­ные парики, которые они принуждены были носить, пока не отросли волосы». Вслед за этим последовал указ о бритье волос у всех городских дам высшего света. Это распоряжение было обусловлено вовсе не стремлением царицы ввести новую моду, а тем, что в погоне за кра­сотой Елизавета неудачно покрасила волосы и была вы­нуждена с ними расстаться. Но при этом она захотела, чтобы и другие дамы двора разделили с ней печальную участь […].

Россия в середине XVIII века. Борьба за на­следие Петра. М., 1986. С. 153-158.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс