МОНАШЕСТВУЮЩИЕ

МОНАШЕСТВУЮЩИЕ, духовное сословие в Российской Империи. Занимали особое положение в области гражданского права, как лица, правоспособность которых была доведена до почти полного ее отрицания. Вступление в монашество означало полное отречение от всех личных и имущественных отношений. Исходя из церковных постановлений монахам запрещалось вступать в брачный союз; лицо же, состоявшее в браке, могло принять пострижение лишь в том случае, если и другой из супругов отрекался от мира. Отеческая власть также прекращалась с момента перехода в монашество, ее место занимала духовная власть. Вступление в монашество приравнивалось к смерти и лишению всех прав состояния, т. к. все эти события одинаково открывали наследство. Вступающий в монашество должен был передать свое родовое имущество законным наследникам и распорядиться благоприобретенным по своему усмотрению; упущение этого с его стороны открывало по отношению ко всему имуществу законный порядок наследования по распоряжению правительства. Монахам разрешалось лишь покупать и строить кельи внутри монастырской ограды, с тем, однако, что это имущество по смерти переходило монастырю; принадлежавшие им деньги (закон подразумевал только заработанные личным трудом монашествующих) монахи имели право давать на сохранение в кредитные учреждения, но не под обязательства частных лиц; наоборот, принятие вклада им было запрещено законом. Монахи не могли получать наследства, ибо, как отрекшиеся от мира, они в силу закона были лишены права наследования, хотя и имелись изъятия из этого общего принципа. Монахи могли наследовать по завещаниям монашествующих властей некоторые предметы: кресты, панагии, иконы, книги духовные, нравственного и ученого содержания. Указом 1766 было сделано другое изъятие из общего принципа активной и пассивной неправоспособности монашествующих в области наследственного права: архиереи, архимандриты и др. власти имели право распорядиться через завещание своим движимым имуществом, за исключением лишь вещей, в церквах употребляемых и к ризницам принадлежавших, хотя бы эти вещи и составляли их собственность. После кончины преосвященных о имении их сообщалось, если не было сделано завещания, гражданскому начальству для вызова наследников, и если таковые в срок не являлись, это имущество обращалось в пользу архиерейского дома. Наконец, в изъятие закона, согласно которому не могли быть свидетелями по завещаниям лица, не имевшие сами права завещать, монахи могли быть свидетелями при завещаниях (мнение Государственного Совета 1865).

В области гражданского процесса существовало несколько аналогичных статей (для мировых и общих судебных установлений отдельно), из которых следовало, что монахи могли быть поверенными лишь по делам монастырей или по поручению своего духовного начальства, а также что в случае неявки монашествующего вторичный вызов их делался через ближайшее начальство. Наконец, в отношении порядка допроса свидетелей из монашествующих всех христианских вероисповеданий предписывалось во всяком случае освобождение от присяги.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс