ЛИТОВСКО-РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

ЛИТОВСКО-РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО. Во 2-й пол. XIII в. отдельные народы литовского племени не составляли единого государства. Рингольд (1176—1240), владелец Керновской волости, впервые объединил под своей властью нескольких мелких князей и нанес поражение крестоносцам на берегу р. Каменки. При его сыне Миндовге (сер. 30-х гг. ХIII в. — 1263) начинается территориальное объединение собственно Литвы. При нем к Литве присоединились Черная Русь (Новогрудок Литовский, Волковыск, Слоним), Пинское Полесье, Полоцк, Витебск и Смоленск. В 1263 Миндовг был убит противниками объединительной политики. Витен и Гедимин, сыновья Лютовера, положившего начало новой княжеской литовской династии, княжили один за другим. При Витене к Литве окончательно был присоединен Полоцк. Гедимин (1316—41) титулуется уже вел. кн. Литовским, Жмудским и Русским и утверждает зависимость Минской земли, Подляхии (земли Берестейской), княжеств Турово-Пинских, Витебского княжества и Волынского. Одновременно Гедимин стремился упрочить свое влияние во Пскове и Новгороде. Главные силы он направил на борьбу с Ливонским орденом. Сыновья Гедимина сохраняли полную самостоятельность, пока в 1345 Кейстут (1345—82) не занял Вильну и не пригласил на великокняжеский престол Ольгерда (1345—77); остальные братья подчинились ему. Собирание Литовско-Русского государства носило характер мирного объединительного процесса. В 1377 после смерти Ольгерда власть согласно завещанию перешла к его сыну Ягайле (1377—92), который должен был в 1385 отдать сыну Кейстута Витовту в удел земли Городненскую и Берестейскую. Впоследствии он был вел. кн. Литовским — Supremus dux Lithuaniae. После смерти Витовта (1430) вел. кн. литовским был избран Свидригайло, а затем Сигизмунд Кейстутович. В 1440 Сигизмунд был убит. Король польский Владислав, избранный одновременно венгерским королем, послал наместником в Литву своего брата Казимира, который и занял великокняжеский престол. После смерти Владислава он был избран королем польским (1447). После смерти Казимира (1492) сыновья его получили: Ян-Альбрехт — Польшу, Александр — Литву. Последний в 1501 был избран королем польским вместо скончавшегося Яна-Альбрехта. В том же году был заключен т. н. Мельницкий договор, по которому Литва и Польша объявлялись единым государством, управляемым одним королем, местом резиденции которого стал г. Краков. После смерти Александра в 1506 вел. кн. Литовским был избран Сигизмунд, пятый сын Казимира Ягеллончика, ставший через два месяца и королем польским. После смерти Сигизмунда I (1548) престол вел. кн. Литовского занял сын его Сигизмунд II Август. При нем в 1569 состоялась Люблинская уния; оба государства объявлялись государством единым и нераздельным Речью Посполитой, прелаты, Рада панов, бароны и все станы которого обязаны были помогать друг другу во всех обстоятельствах, противоречащих интересам как Польши, так и Литвы; соединенное государство на вечные времена управлялось единым главой, избираемым общими голосами обоих народов; помазание и коронование короля совершалось в Кракове; наследственное право на Литовское княжество отменялось; сеймы и рада, так же как и деньги, становились общими; король обязан был сохранять целыми и неприкосновенными права и привилегии шляхты, как коронной, так и княжества, и т. д. Со времени Люблинской унии русские территории Литовско-Русского государства фактически были оккупированы Польшей.

Общественно-политический строй Литовско-Русского государства.
Литовско-Русское государство в XIV—XVI вв. носило федеративный характер и с 1529 состояло из следующих самостоятельных частей: земли Литовской с Литовской Русью, землей Берестейской и княжествами Турово-Пинскими; земель Жмудской (Жомоитской), Полоцкой, Витебской, Смоленской, Киевской и Подольской, занимавших отдельное от собственно Литовской земли положение, и наконец из мелких княжеств Чернигово-Северской земли. Во главе государства со времени Люблинской унии 1569 стоял король, избиравшийся спольным польско-литовским сеймом. Великое княжество Литовское, как и Польша, признавало политическую правоспособность только за шляхтой, которая расслаивалась на панов и шляхту титулованную, рядовую и татарскую. Права всех шляхтичей определялись особыми привилегиями (при Ягайле — 1387, Городельском — 1413, 1457, 1492), ограждались законом и делились на частные и политические. В основе первых лежала полная свобода личности и распоряжения имуществом; вторые заключались в праве избрания государя, праве сеймикования и праве занятия всех административных и судебных должностей в государстве. Главной повинностью шляхты была военная служба, обязательное участие в т. н. «посполитом рушении». Во главе шляхецкого сословия стояли князья и привилегированная шляхта — паны. С течением времени и те и другие сравнялись в своих правах с рядовой шляхтой. Экономическое положение большинства шляхты к н. XVI в. стало неудовлетворительным, доход с имения давал владельцу возможность существовать на свои средства лишь при условии весьма ограниченных потребностей. Владетельные паны, имевшие свой двор с челядью, нуждались в услугах шляхтичей, а когда появились наемные войска, шляхтичами стали пользоваться как ходатаями по делам, управляющими, «понаместниками» и т. п.

Между шляхецким сословием и крестьянством стояли бояре и мещанство. В состав первых, военнообязанных, входили бояре удельных русских областей, военнослужилые люди, соответствовавшие московским «детям боярским», и, наконец, те из крестьян, которых князья переводили с крестьянской на боярскую, т. е. на военную службу. Вторые занимались торговлей и ремеслами, несли целый ряд повинностей; они делились на несколько слоев. Так, мещане больших городов: Полоцка, Витебска, Киева, Вильны, Трок занимали более привилегированное положение, чем мещане небольших местечек, которые признавались поселенцами на государственных землях и нередко вместе с крестьянами передавались в дар частным лицам.

Что касается крестьянского населения Литовско-Русского государства, то со времени земского привилея Казимира VI 1457 юридическое положение определялось крепостным правом помещиков на них. Крестьяне делились на частновладельческих и государевых (господарских) и распадались на три главные категории: невольную челядь, слуг и тяглых, или пригонных, людей. Кроме этих трех разрядов крестьян на господарских пашнях и лугах работали и другие несшие специальные службы крестьяне. Руководство крестьянскими работами лежало на крестьянских же властях, носивших разное название в зависимости от местности и получавших за свой труд право на определенный доход. Ими являлись волостные и посельские приставы, десятники, сотники, старцы, сорочники и др. За единицу обложения в Литовско-Русском государстве принимались крестьянские земельные участки, не равные по размерам и доходности и носившие название земель (состоявших из пашни и угодий), дворищ (в Волынской земле и Турово-Пинских княжествах), селищ (в Смоленской земле) и жеребьев (в Берестейской земле); за сбором натуральных и денежных податей наблюдали особые крестьянские власти. Кроме дякла (животного, пшеничного, овсяного, дровного, сенного и др.) и мезлева (сбор яловицами, свиньями, баранами, курами, яйцами и др.) крестьяне платили подать с сох, пошлины натурой с рыбы, угля, соли, руды, пенязи глинные, чиншевые, поборные и др. и целый ряд налогов, шедших на военные издержки. Частновладельческие крестьяне несли еще некоторые повинности, напр. подводную. Полное крестьянское хозяйство носило название службы, или дворища.

Положение духовенства определялось особыми привилеями великих князей; некоторые льготы предоставлялись монастырям. Вообще же вся история Литовско-Русского государства сопровождалась борьбой двух христианских конфессий — Православия и католицизма, с переменным для обеих сторон успехом. Со времени Ягайлы католицизм довольно прочно утверждается в Литве; Казимир основывает в Вильне орден Бернардинов для борьбы с Православием. С другой стороны, в 1511 был издан привилей, ограждавший интересы духовенства православного, в 1531 вышло постановление, запрещавшее Виленскому епископу судить православных. Флорентийскую унию признал только первый митрополит Киевский Григорий. Государственным языком был русский.

В XVI в. территориальной единицей в Литовско-Русском государстве был повет, имевший свои суды, свой сеймик и своих должностных лиц. Во главе центральных поветов древнейших воеводств, как и во главе воеводств, стояли воеводы, назначавшиеся главой государства непосредственно или после предварительного ознакомления с «волей» земли через областной сейм. Обязанности воеводы были троякого рода: военные, административные и судебные. Воевода управлял державцей — округом, наместником которого был, наблюдал за управлением земель своего воеводства, ведавшихся т. н. «врядниками», являлся правительственным должностным лицом по отношению к городам, пользовавшимся самоуправлением по немецкому праву, и к частновладельческим землям князей, панов, шляхты, бояр, духовенства и т. д. Воевода собирал подати, судил, ведал эксплуатацией пашенной земли, выгонов, пастбищ, лугов, лесных угодий, рек и озер, становился во главе рушенья

и т. д.

Кроме воеводы и кашталяна, его помощника, а в нецентральных поветах старосты существовал целый ряд поветовых должностных лиц. Во главе их стоял маршалок, затем хорунжий, городничий и др. За охраной и безопасностью повета должен был наблюдать и войский. В Вильне и Троках, а ранее почти повсеместно существовали еще ключники и подключие, ведавшие медовой данью и господарским медоварением. Кроме перечисленных должностных лиц в поветах служили: конюшие, мечники, чашники, подчашие, стольники, подстолии и др. Поветовыми судами были земский, гродский и подкоморский. Судовой земский вряд составляли судья, подсудок и писарь, выбиравшиеся на сеймике поветовой шляхтой и утверждавшиеся вел. князем. Кроме земского суда в поветах функционировали: суд замковый или гродский, которым ведали судовые старосты, и с 1565 подкоморский, лежавший на обязанности подкомория, помощником которого был коморник «для справ граничных и земленых». При судах существовал еще особый вряд для приведения судебных приговоров в исполнение, наблюдения за порядком во время суда и, наконец, для опроса обывателей о происшествиях и нарушениях, достаточных для заведения подсудного дела. Все эти обязанности исполнял возный. Кроме врядов поветовых существовали вряды общелитовские, делившиеся на дворные и земские; одни из них были только придворными должностями, другие — только государственными, третьи совмещали в себе то и другое.

Как особую общественную группу следует отметить дворян государевых, которые исполняли возлагавшиеся на них особые поручения, напр. наблюдали за деятельностью державцы, присутствовали как представители государя на поветовых сеймиках и т. д. Эти дворяне вербовались из самых различных слоев населения: князей, панят, детей врядников, выходцев из других государств, бедных шляхтичей и т. п. — и имели назначение вооруженной силы, охранявшей двор государя. Особую группу при дворе составляли коморники — дворцовые служители. Высшей властью для княжества был вел. князь, но государев двор не имел специального вряда дворного судьи, хотя при государевом суде, ведение которым обычно поручалось кому-либо из панов или врядников, были свои должностные лица: возный и генерал, исполнявшие обязанности, соответствующие обязанностям поветового возного, и инстигатор «его королевское милости великаго князства Литовскаго». Записыванием различной документации, ее составлением, переписыванием, переводом и внесением в книги занимались секретари, писари и толмачи. Уложением о наказаниях в XV—XVI вв. до издания Литовского статута 1529 и последующих служил Судебник 1468, изданный Казимиром после совета с князьями, Радой панов и всем поспольством.

Высшим государственным учреждением в Литовско-Русском государстве в эпоху его расцвета был сенат, Рада панов, обязанностью которого было соблюдение интересов народа; члены его назначались и в большинстве случаев принадлежали к немногим наиболее знатным фамилиям. Обязанности сенатора состояли в участии решения вопросов государственной важности, в сохранении государственных тайн, в заботах об интересах страны, предупреждении всякого ущерба и, наконец, в охране правосудия, спокойствия и согласия не только в самом сенате, но и вне его. Со времени Люблинской унии король и сенат взаимно дополняли друг друга. В состав сената входили епископы, воеводы, кашталяны, министры, поветовые маршалки и «столовые» урядники. Две последние категории не получили мест в спольной Литовско-польской Раде панов. Министров было шесть: маршалок земский рассылал мандаты, вызывавшие на королевский суд; произносил приговоры над нарушителями порядка и спокойствия в королевской резиденции, налагая наказания до смертной казни включительно, и, наконец, с жезлом предшествовал вел. князю или королю во всех придворных церемониях; маршалок дворный стоял на общественной лестнице значительно ниже земского. Канцлер и подканцлер возглавляли государственную канцелярию, причем первый хранил также государственную печать. Земский подскарбий осуществлял функции министра финансов; в скарб поступало 5 видов доходов: 1) доходы со староств и держав; 2) с мыта, сдаваемого обычно в аренду; 3) городские сборы; 4) поборы с евреев; 5) серебщизна. Выдачи же из скарба, служившего вместе с тем учреждением государственно-почтовым, производились гл. обр. на военные нужды. Гетман найвысший был главнокомандующим войсками, начальником посполитого рушения.

Органами самоуправления в Литовско-Русском государстве были сейм и сеймики: подсеймовый, реляционный, судово-избирательный, трибунально-элекционный. На первом шляхта знакомилась с тематикой вопросов, которые предстояло обсудить на сейме, избирала сеймовых послов и инструктировала их; на втором выслушивался отчет делегатов, вернувшихся с сейма; наконец, на двух последних избирали судей. Военные силы Литовско-Русского государства состояли из посполитого рушения шляхты и позднее из наемных войск. Князья, паны, духовные лица, бояре, татары и т. д. обязаны были в «часу потребы» при государе или при гетманах государевых «сами особами своими войну служыти и выправовати на службу военную». Во время посполитого рушения поветовая шляхта собиралась около своего хорунжия, имевшего о каждом шляхтиче «добрую ведомость и печу». Хорунжий передавал собравшуюся шляхту маршалку или кашталяну, отчитываясь перед ними за каждого члена шляхты. Маршалок или кашталян, в свою очередь, передавали шляхту воеводе, а воевода уже вел ее к гетману. Созывать шляхту с «почтами», готовыми для войны, государь мог и в мирное время. Наемные войска делились на людей служебных, спяги татарские и войска казацкие. Начальниками первых были поручники, ротмистры и гетман польный, подчиненный гетману найвысшему. Люди служебные были двух родов: люди ездные и люди пешие. Города, пользовавшиеся в Великом княжестве Литовском магдебургским правом, занимали особое положение: они управлялись радцами и лавниками, их жители освобождались от некоторых казенных податей и повинностей. Магдебургское право прививалось в Литве с большим трудом и значительно видоизменялось под влиянием местных условий.

В течение почти всего времени своего существования Литовско-Русское государство развивало агрессию против русских земель. Пользуясь ослаблением Русского государства в период татаро-монгольского ига, литовские князья захватывали все новые и новые территории исторической России.

С образованием Русского централизованного государства земли, захваченные Литвой, вновь отошли к Москве. С к. XV в. в лоно Русского государства вернулись земли на Верхней Оке, Северная Малороссия (Чернигов, Стародуб), часть Смоленской и Витебской земель.

После разделов Польши большая часть исконно русских земель была возвращена России. Однако по мере возвращения русских земель частью русской правящей элиты становились западнорусские князья и дворянство, сознание которых было пронизано духом католичества, иудаизма и западного потребительского отношения к жизни. Эти князья и дворяне в дальнейшем сыграли роль Троянского коня Запада в разрушении Русского Православного Царства.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс