Кончина императора Александра II



Восточная война, направив силы русского общества на борьбу с внешним врагом, отвлекла его внимание от внутреннего брожения. С окончанием же войны это внутреннее брожение дало себя знать рядом насильственных актов не только против высших должностных лиц, но и против самого Александра II. На его жизнь покушения шли одно за другим: в него стреляли на улице, подготовляли взрыв полотна железной дороги под его поездами, даже устроили взрыв в одной из зал Зимнего дворца в Петербурге. Никто не думал, что все эти покушения исходят из одного малочисленного революционного кружка «Народной воли»: напротив, всем казалось, что действует какая-то таинственная многолюдная организация. К подобному выводу приводило и то обстоятельство, что в обществе было вообще много недовольных и желавших продолжения внутренних реформ. Смешивая небольшую террористическую партию со всей оппозиционной средой, правительство прибегало к чрезвычайным мерам, падавшим своей тяжестью на все общество. Надзору и преследованию подвергались все те, кто казался мало-мальски подозрительным и неблагонадежным человеком. Однако эта необыкновенная строгость не помогала, революционный террор не прекращался. Общество же, запуганное репрессиями, было взволновано и раздражено.

В таких обстоятельствах Александр II для борьбы с революционным движением прибегал к экстренному мероприятию: в начале 1880 г. была учреждена «верховная распорядительная комиссия», начальник которой, граф Лорис-Меликов, получил обширнейшие полномочия и стал как бы первым министром в государстве. Лорис-Меликов составил свою программу действий: по его плану, надлежало подавлять революционную деятельность тайных организаций, но в то же время с доверием отнестись к прочему обществу и, постепенно успокоив его, возвратить государство к законному течению дел. В этом направлении Лорис-Меликов и повел дело. Ему вскоре уже показалось, что он достиг успеха и что можно упразднить верховную распорядительную комиссию. Действительно, признаки общественного успокоения стали заметны. С закрытием комиссии Лорис-Меликов занял должность министра внутренних дел с особыми полномочиями. Третье отделение собственной Его Величества канцелярии было упразднено с передачей его обязанностей в Министерство внутренних дел. Лорис-Меликов готовил проекты новых реформ, с тем чтобы удовлетворить ожиданиям либеральной части русского общества (между прочим, он проектировал привлечение представителей земств в Государственный совет). Но главные деятели «Народной воли» оставались неоткрытыми и не думали о прекращении своих покушений.

В начале 1881 г. они устроили подкоп под Екатерининскую улицу в Петербурге, по которой ездил император Александр. 1 марта, ожидая его проезда, они готовы были взорвать этот подкоп и в то же время расставили своих людей с бомбами и в других местах предполагаемого маршрута. Александр не поехал мимо подкопа; но это не спасло его. На Екатерининском канале царский экипаж был взорван бомбой; когда же государь вышел из поврежденной кареты, он был тяжело изранен вторым снарядом, брошенным ему в ноги. Отвезенный в Зимний дворец, он скончался в тот же день. На престол вступил его сын, цесаревич Александр Александрович. Граф Лорис-Меликов был уволен в отставку, и программа его реформ отвергнута. Деятели «Народной воли» вскоре были обнаружены, осуждены и казнены.

Главной целью своей деятельности император Александр III поставил утверждение самодержавной власти и государственного порядка, поколебленного революционным движением при его отце. Цель эта должна была достигаться прежде всего твердым подавлением всяких революционных выступлений, а затем пересмотром и улучшением законов и учреждений, созданных в эпоху великих реформ Александра II. Борьба «с крамолой» завершилась полным успехом: революционное движение было подавлено, и террористические покушения прекратились. Пересмотр узаконений времени Александра II коснулся всех сторон государственной и общественной жизни и был направлен к тому, чтобы усилить надзор и влияние правительства в сфере суда и общественного самоуправления и вообще укрепить и поднять авторитет верховной власти. В общем в либеральные учреждения 1860-х годов было введено немало ограничений, сообщивших всей деятельности Александра III строго охранительный и реакционный характер.

Печально окончилась жизнь «царя-освободителя», Александра II, чутко и бодро свершившего великую реформу народной жизни. «Если, – говорит А. А. Кизеветтер, – искусство править состоит в умении верно определять назревшие потребности эпохи, открывать свободный выход таящимся в обществе жизнеспособным и плодотворным стремлениям, с высоты беспристрастия умиротворить взаимно враждебные партии силой разумных соглашений, – то нельзя не признать, что император Александр Николаевич верно понял сущность своего призвания в достопамятные 1855-1861 годы своего царствования». За императором Александром II навсегда останется имя великого преобразователя, принесшего русскому народу неведомые ему дотоле блага гражданственности. Когда преобразования Петра Великого окончательно определили новый государственный и общественный порядок, Российская империя получила вид типичного для этой эпохи «полицейского государства», послужившего формой для «просвещенного абсолютизма» Петра. Во имя общего благополучия государство тогда отрицало личную предприимчивость и общественную самодеятельность, установив особое «крепостное право» государства на жизнь и труд всех сословий одинаково. Не было ни сословного права, ни сословных льгот, были только сословные службы и сословные повинности. Ими определялось положение в государстве общественных групп и отдельных лиц. Мы знаем, какие обстоятельства в XVIII в. содействовали разложению петровского порядка и раскрепостили «шляхетство», обратив в 1785 г. крепостное право на крестьян в сословное право помещиков на их «подданных». Изменение в государственном положении сословий повело к установлению «шляхетского» режима в стране, превращавшего Россию в односословную монархию. Только что был намечен историей этот новый режим, как против него началась (с императора Павла) правительственная реакция. Она не имела вида системы до 1825 г.; после же этого обратилась в систему, направленную к тому, чтобы создать чисто бюрократическую власть. Восточная война показала неудачу такой попытки, и император Александр II обращается снова к общественным силам. Но теперь уже не шляхетский режим и не принцип сословного закрепления ставится в основу порядка. В новых учреждениях все общество, всесословно или бессословно, призывается к работе над общественным благоустройством…

В условиях нарождения этих всесословных учреждений 1860-х годов кроется начало нашей современности, т. е. тот момент, когда для нас кончается история и начинается действительность, мучительно занятая поисками новых форм общественного и государственного быта, которые привели бы Россию к гражданской правде и социальному счастью.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс