Князь Щербатов о повреждении русских нравов

М. Щербатов

Взирая на нынешнее состояние отечества моего, с таковым оком, каковое может иметь человек, воспитан­ный по строгим древним правилам, у коего страсти уже летами в ослабление пришли, а довольное испытание подало потребное просвещение, дабы судить о вещах, не могу я не удивляться, в коль краткое время повредилися повсюдно нравы в России. […] Несть ни почтения от чад к родителям, которые не стыдятся открытно их воле противуборствовать и осмеивать их старого века поступок. Несть ни родительской любви к их исчадию, которые, яко иго с плеч слагая, с радостью отдают вос­питывать чуждым детей своих, часто жертвуют их своим прибыткам и многие учинились для честолюбия и пыш­ности продавцами чести дочерей своих. Несть искрен­ней любви между супругов, которые часто друг другу хлодно терпя взаимственные прелюбодеяния, или другие за малое что разрушают собою церковью заключенный брак, и не токмо не стыдятся, но паче яко хвалятся сим поступком. Несть родственнические связи, ибо имя ро­дов своих за ничто почитают, но каждый живет для себя. Несть дружбы, ибо каждый жертвует другом для пользы своея. Несть верности к Государю, ибо главное стремление почти всех обманывать Государя, дабы от него получать чины и прибыточные награждения. Несть любви к отечеству, ибо почти все служат более для поль­зы своей, нежели для пользы отечества; и наконец, несть твердости духу, дабы не токмо истину пред монархом сказать; но ниже временщику в беззаконном и зловред­ном его намерении попротивиться.

Толь совершенное истребление всех благих нравов, грозящее падением государству, конечно, должно какие основательные причины иметь, которые в первых я по­тщусь открыть, а потом показать и самую историю, как нравы час от часу повреждались, даже как дошли до настоящей развратительности.

Стечение многих страстей может произвести такое повреждение нравов, а, однако, главнее из них я почи­таю сластолюбие. Ибо оно рождает разные стремитель­ные хотения, а дабы достигнуть до удовольствия оных, часто человек ничего не щадит.

[…] разврат в женских нравах, угождение государю, всякого роду роскошь и пьянство составляло отличитель­ные и умоначертания двора, а оттуда они уже некоторые разлилися и на другие состояния людей, в царствование Императрицы Елисаветы Петровны, а другие разливать­ся начали, когда супруга сего Петра Третьего, рожденная Принцесса Ангальт-Цербская Екатерина Алексеевна, взошла с низвержением его на российский престол. […]

К коликому разврату нравов женских и всей стыд­ливости — пример ее множества имения любовников, един другому часто наследующих, а равно почетных и корыстями снабженных, обнародывая через сие причину их щастия, подал другим женщинам. Видя храм сему пороку сооруженный в сердце Императрицы, едва ли за порок себе щитают ей подражать; но паче мню почитает каждая себе в добродетель, что еще столько любовников не переменила.

[…] Таковыми степенями достигла Россия до разру­шения всех добрых нравов, о каковом при самом начале я помянул.

О повреждении нравов в России. Лондон, 1858. С. 1-3, 78-79, 85, 94.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс