Казанова: «Кто Москвы не видал, тот не видал России»

Д. Казанова

Кто Москвы не видал, тот не видал России, и кто знает русских только по Петербургу, тот не знает рус­ских чистой России. На жителей новой столицы здесь смотрят как на чужеземцев. Истинною столицею рус­ских будет еще надолго матушка-Москва […]. К Петер­бургу относится с неприязнию и отвращением старый москвич, который, при удобном случае, не прочь про­возгласить против этой новой столицы приговор Катона старшего на счет Карфагена. Оба эти города — сопер­ники между собой не вследствие только различий в их местном положении и назначении: их рознят еще и дру­гие причины, причины религиозные и политические. Москва тянет все назад, к давно прошедшему: это город преданий и воспоминаний, город царей, отродье Азии, с изумлением видящее себя в Европе. Я во всем подме­тил здесь этот характер, и он-то придает городу свое­образную физиономию. В течение недели, я обозрел все: церкви, памятники, фабрики, библиотеки. Эти последние составлены весьма плохо, потому что население, претен­дующее на неподвижность, любить книги не умеет. Что до здешнего общества, то оно мне показалось приличнее петербургского и правильнее цивилизованным. Москов­ские дамы отличаются любезностью. Они ввели в моду премилый обычай, который желательно бы распростра­нить и в других краях; а именно: довольно чужестранцу поцеловать у них руку, чтоб они тотчас же подставили и ротик для поцелуя. Не сочту, сколько хорошеньких ручек я спешил расцеловать в течение первой недели моего пребывания. Стол здесь всегда изобильный, но услуживают за столом беспорядочно и неловко. Моск­ва — единственный город в мире, где богатые люди дер­жат открытый стол в полном смысле слова. Не требуется особого приглашения со стороны хозяина дома, а доста­точно быть с ним знакомым, чтобы разделять с ним трапезу. Часто случается, что друг дома зовет туда с собой многих собственных знакомых и их принимают точно так же, как и всех прочих. Если приехавший гость не застанет обеда, тотчас же для него нарочно опять накрывают на стол. Нет примера, чтобы русский намек­нул, что вы опоздали пожаловать; к подобной невежли­вости он окончательно не сроден. В Москве круглые сутки идет стряпня на кухне. Повара там в частных домах заняты не менее, чем их собратья в парижских ресторанах, и хозяева столь далеко простирают чувство радушия, что считают себя как бы обязанными лично подчивать своих гостей за каждою трапезой, что иногда следует, без перерыва, вплоть до самой ночи. Я никогда не решился бы жить своим домом в Москве; это было бы слишком накладно и для моего кармана, и для здо­ровья.

…Русские — самое обжорливое племя в человечестве…

Сказания иноземцев о России XVIII столетия. Записки венецианца Казановы//Русская ста­рина. 1874, март. С. 548-549.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс