Какое впечатле­ние производило законодательство Петра I на русские города

М. Уоллес

Постройка городов имела мало практических резуль­татов. Легко было создать известное число городов в официальном смысле слова. Для преобразования дерев­ни в город нужно было только приготовить избу или дом для уездного суда, другое помещение для полицей­ского управления, третье для тюрьмы и так далее. В назначенный день губернский чиновник приезжал из губернского города, собирал чиновников, назначенных на службу в новопостроенных или в приготовленных присутственных местах, приказывал священнику отслу­жить молебствие, делал распоряжение о написании акта и затем объявлял город «открытым». Для этого требовалось очень мало творческой силы, но не так лег­ко было создать в населении дух торговых и промыш­ленных предприятий. Этого нельзя было сделать импе­раторским указом.

Точно так же было трудно воодушевить новосозданные городские учреждения, не выросшие из традиций и обычаев народа. На Западе эти учреждения образо­вались постепенно в продолжение веков в силу дейст­вительных, глубоко прочувствованных практических по­требностей. В России же они были приняты с целью создать потребности, которые еще не чувствовались. Пусть читатель представит себе английское министерство торговли раздающим владетелям рыбацких лодок точные предписания, касающиеся трактатов навигации, и подробные инструкции о выветривании корабельных кают, и тогда он будет иметь понятие, какое впечатле­ние производило законодательство Петра на города. Должностные лица, назначенные против воли, совер­шенно терялись от такой сложной процедуры, и не по­нимали массы указов, которыми им предписывались их различные обязанности и грозилось самым беспощад­ным наказанием в случае неповиновения или невнима­ния. Но вскоре стало известно, что угрозы вовсе не были так страшны, как сначала казались, и все город­ские власти, обязанные защищать и просвещать граж­дан, «забыли страх перед Богом и Царем» и стали при­теснять граждан так бессовестно, что оказалось необ­ходимым поставить их под надзор правительственных чиновников.

[…] система, насильно навязанная народу, не имела никакой побудительной силы, кроме императорской воли. Если бы не было этой побудительной силы и гражданам предоставили самим управлять своими го­родскими делами, то система эта немедленно бы рас­палась. Думы, бургомистры, гильдии, советники и все остальные безжизненные призраки, вызванные к жизни императорским указом, в один миг превратились бы в ничто. Этот факт представляет нам одну из самых ха­рактеристичных черт русского исторического развития в сравнении с развитием Западной Европы. На Западе монархии приходилось бороться с городскими учреж­дениями, чтобы не дать им сделаться слишком могуще­ственными; в России же монархии пришлось бороться с ними, чтобы не допустить их до самоубийства или до смерти от истощения.

Россия. В 2 т. СПб., 1880. Т. 1. С. 208-210.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс