Как «косили» от службы в эпоху Петра I

Н. Костомаров

Всякая казенная служба до крайности омерзела в гла­зах русского народа. Иные, чтоб избавиться от ней, уро­довали себя, отсекая себе пальцы на руках и на ногах. Побеги получили небывалые размеры. После многих строгих узаконений, царь принужден был объявить бег­лым надежду на прощение, если они возвратятся до ап­реля 1714 г. Когда этот срок минул, им дана новая льгота по сентябрь того же года, а потом дана была им еще отсрочка до 1-го января 1715 года. В январе этого года указано пойманным беглым рекрутам класть знак поро­хом — крест на левой руке, а дававших им притон ссы­лать на галеры. Ландраты должны были смотреть, чтоб не было беглых, и в чьем ведомстве отыщется беглец, ландрату того ведомства угрожало наказание. Всех под­рядчиков кирпичных дел обязали, под опасением смер­тной казни, не принимать беглых в работники. Несмотря на все меры, и слишком строгие и слишком снисходи­тельные, в начале 1715 г. убежавших со станции из Мо­сквы и с дороги было до двадцати тысяч. В Петербурге и Котлине беспрестанно умножались побеги из гарни­зонов. Множество беглых толпилось в Малороссии […]. Многие бежали на Дон, где, несмотря ни на какие стро­гие меры, по старинному извечному обычаю, принимали беглых, откуда бы они ни пришли, и не только русских, но калмыков и перебежчиков из Турецкой империи. В 1715 году дана была беглым отсрочка, для добровольной явки, по январь 1716 года; в 1716 году — по 1-е января 1717 г.; в декабре 1717 г. снова объявлена беглым от­срочка на год, с обещанием каторги и всеконечного ра­зорения, если они не явятся в назначенный срок. Такую же отсрочку мы встречаем 29 октября 1719 г. по июль 1720 г.: в 1721 г. 29 ноября объявлялось прощение всем беглым из военной службы, если они явятся добровольно к марту следующего года, а за ослушание грозили жестоким наказанием; каждому, кто поймает беглеца, государь обещал по пяти руб. награждения, а доносите­лю, указавшему на пристанодержательство, обещано было две трети имущества, принадлежавшего пристанодержателю. Давалось повеление никого не пропускать никуда без паспорта или пропускного вида, всякого бес­паспортного считать прямым вором, не слишком дове­ряя, однако, письменным видам, которые часто были поддельные.

Русская история в жизнеописаниях ее глав­нейших деятелей. СПб., 1892. Т. 2. С. 99-101.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс