Гуверовский архив и «Протоколы сионских мудрецов»

Стенограмма передачи “Не так” на радиостанции “Эхо Москвы”

17 августа 2002 года.
В прямом эфире «Эхо Москвы» Олег Будницкий, доктор исторических наук.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С.БУНТМАН: Сегодня мы продолжаем исследовать зарубежные архивы, прежде всего, Гуверовский архив. Обещали рассказать о «Протоколах Сионских мудрецов», что можно найти в архивах по этому документу?
О.БУДНИЦКИЙ: Это известная фальшивка.
С.БУНТМАН: Доказанная фальшивка?
О.БУДНИЦКИЙ: Разумеется, как писал в свое время известный историк русской Церкви, православный богослов А.Карташов — человеку с достаточной дисциплиной ума достаточно прочесть этот текст, чтобы понять, что это подделка.
С.БУНТМАН: Два года назад были еще проведены исследования в Петербурге, была очень интересная работа об истории создания «Протоколов Сионских мудрецов», и уже литературную историю проследил Умберто Эко. Он вывел ее из бульварной французской литературы, популярных народных романов Эжена Сю о преступлениях, которое «Общество Иисуса» собиралось совершить против всего человечества — кусками это вошло в «Протокол».

О.БУДНИЦКИЙ: На самом деле, существует множество работ об истории создания Протоколов, об их литературных источниках. На русском языке есть книга В.Бурсова «Протоколы Сионских мудрецов: доказанный подлог», вышедшая в 1938 г. в Париже, и недавно перевели на русский язык и издали книгу английского историка Нормана Кона «Благословенный геноцид». Кстати говоря, главный литературный источник Протоколов известен это памфлет Мориса Жели, французского публициста, назывался он «Разговор Маккиавелли и Монтескье в аду». Оттуда целыми кусками заимствован текст. Памфлет был направлен против Наполеона Ш, и тот, кто писал Протоколы, позаимствовал структуру и текстуально многие вещи оттуда. Так что же находится по истории создания Протоколов в Гуверовском архиве? В коллекции Б.Николаевского находится три коробки документов, посвященные Бернскому процессу «Протоколов Сионских мудрецов». Как известно, в 1933 г. в Германии к власти пришли нацисты, и один из краеугольных камней нацистской программы был антисемитизм. «Протоколы Сионских мудрецов» получили широкое распространение и в Германии, и нацистская внешнеполитическая пропаганда способствовала распространению этой ядовитой фальшивки в других странах. И вот часть русских эмигрантов-либералов решила, может быть наивно, что лучшим средством борьбы с этой фальшивкой является судебное решение, причем принятое в какой-нибудь относительно нейтральной стране. И в Берне швейцарские еврейские общины подали иск против распространителей Протоколов. На самом деле, за этими общинами стояли русские и русско-еврейские эмигранты. Я назову такие известные имена, как П.Милюков, Б.Николаевский, В.Бурцев и ряд других людей, которые выступали экспертами в процессе, и готовили к нему исторические материалы. Эти материалы и сохранились, и они необыкновенно интересны. Судов было три — в 34 г. процесс был выигран, потом те, кто стояли за распространителями Протоколов в Швейцарии, так называемая «Всемирная служба», которую возглавлял полковник Ульрих Флейшауэр, подали апелляцию, был еще один суд, потом третий суд, и суд последней инстанции в 36 г. утвердил приговор первичного суда — что это фальшивка и бессмыслица. Буквально так написано в решении суда. И среди бумаг коллекции Николаевского есть текст, принадлежащий перу С.Сватикова, который называется «Создание «Сионских протоколов» по данным официального следствия». Что это за следствие? Сватиков был известный донской историк и публицист, автор книг по истории освободительного движения, истории казачества, — он в 17-м году был направлен Временным правительством в качестве комиссара для проверки различных заграничных российских установлений и для ликвидации заграничной охранки. Это был тот самый человек, который смотрел архив заграничной охранки, беседовал с агентами, в том числе со знаменитым Анри Бинтом, о котором мы говорили в прошлый раз. И со слов А.Бинта, доверенного лица Рачковского, Сватиков и рассказал историю создания Протоколов. От этого исследования и пошли данные последующих людей, которые занимались изучением конкретной истории создания Протоколов. А.Бинт рассказал Сватикову, что Рачковский посылал его в Германию для скупки старинных антисемитских книг книг о Каббале и т.д. Смысл был такой чтобы использовать какие-то материалы, содержащиеся в этих книгах, для изготовления этих самых Протоколов. Напомню, что в Протоколах рассказывается о всемирном еврейском заговоре с целью установить господство над миром, и т.д. Бинт назвал Сватикову имя человека, который эту компиляцию составил это был русский литератор, платный агент заграничной агентуры, Матвей Головинский. И, с точки зрения Сватикова, именно Рачковский заказал Головинскому этот памфлет, а Головинский его написал, используя литературные источники, прежде всего, французские, как вы и говорили, и главный источник — памфлет М.Жери. Вот такая любопытная история. И отсюда видно, откуда уши растут. Впоследствии этот текст разными путями попал в Россию, и появлялся уже в несколько измененном виде в писаниях различных известных антисемитских публицистов, таких, как Нилус, Бутми, Крушеван и некоторые другие. Кстати, впоследствии, по указанию Столыпина, Департаментом полиции было проведено расследование по поводу Протоколов, жандармские офицеры выяснили, что это фальшивка, о чем было донесено премьеру, и премьер доложил Николаю Второму. Разумеется, поскольку это многоцелевая и многосоставная история этот текст интерпретировался по-разному, и существуют различные его варианты, то есть и разное мнение об авторе, кроме мнения Сватикова. Николаевский называл других публицистов, связанных с охранкой конца 19 в., но я думаю, что эти детали не столь существенны кто конкретно выполнил эту работу.
С.БУНТМАН: Какова была конкретная цель создания Протоколов? Игорь спрашивает: «Допустим, Протоколы это фальшивка. Но это ничего не доказывает, ведь мировое еврейство действует и живет именно по тем законам, которые описаны в Протоколах, просто умные люди систематизировали и опубликовали правила жизни евреев?».
О.БУДНИЦКИЙ: Мысль не очень свежая. Ибо когда Протоколы были разоблачены как фальшивка, то примерно то же самое говорило достаточно большое количество идеологов антисемитизма, идеологов реакции в России. Смысл создания этого текста был в том, что не секрет, что в начале 20 в. в революционном движении участвовало достаточно большое количество евреев опять же по понятным причинам: существовала черта оседлости, ограничение права жительства, получения образования, и многое другое, что, естественно, выталкивало многих людей из среды нормальной жизни на путь борьбы с существующим строем. И этот текст служил одним из средств борьбы с этим самым революционным движением. Но я бы хотел сказать сразу когда говорят о всемирном еврейском заговоре никогда не было никакого всемирного еврейства как некоей организованной силы. И особенно это характерно для России. Если мы посмотрим на состав владельцев банков, крупных компаний, то мы увидим там достаточное количество евреев достаточно назвать баронов Гинзбургов, банкиров Его Величества, тесно связанных с правительством, которые участвовали в размещении крупнейших правительственных займов и связывали Министерство финансов с парижскими Ротшильдами, например. Трудно представить себе, что Гинзбурги были заинтересованы в разрушении Российской Империи, или других людей, которые наоборот, боролись за свободу в своем понимании смысла этого слова. И, кстати, отождествляли свои интересы с интересами русских рабочих и крестьян. Приведу такой пример когда на втором съезде РСДРП создавался большевизм, был раскол на большевиков и меньшевиков — один из критических моментов был спор по поводу того, какое место «Бунт» будет занимать в партии — «Всемирный еврейский рабочий союз» чьими голосами это было отвергнуто, и «Бунт» должен был быть включен в состав РСДРП? — голосами съезда депутатов-евреев, они выступали против еврейской обособленности.
С.БУНТМАН: Потом можно объяснить все, что угодно. Я согласен с одной из слушательниц: «Чем больше людей говорят, что это фальшивка, тем больше людей не верит». Игорь приводит авторитет Розанова, который был не столь категоричен — но Розанов не проводил регулярного расследования, которое было проведено в Берне.
О.БУДНИЦКИЙ: Дело историка изучать документы и попробовать выявить факты. А насколько человек склонен руководствоваться логикой и разумом, или же допустим тем, что услышал в подворотне — это выбор каждого. К сожалению, логика, аргументы и документы далеко не всегда способны убедить человека, если он этого не хочет.
С.БУНТМАН: А если прочитать телефонную книгу или отрывной календарь все может оказаться пророческим текстом, — все зависит от восприятия текста. А можно все мировые события вычислить и интерпретировать с точки зрения правил пользования лифтом. Это магия воздействия текста и убежденности человека, который его читает. Вот Дмитрий пишет: «Почему вы называете Службу государственной безопасности Российской Империи унижающим словом «охранка» для вас, наверное, герои Тухачевский, Троцкий и Железный Феликс?». Откуда появилось это слово «охранка»?
О.БУДНИЦКИЙ: Это были отделения по охранению общественной безопасности так они назывались. В просторечии они всегда назывались «охранкой», это общеупотребительное выражение, без уничижительного оттенка. Кстати, то, что охранные отделения рассадник провокации, и служат не только охранению госпорядка, но и в некотором смысле его подрывают, используя противозаконные методы это отнюдь не мнение исключительно историков или революционеров. Это мнение самих служащих государственного аппарата. Когда товарищем министра внутренних дел стал генерал В.Ф.Джунковский, бывший одно время губернатором Москвы, — он пришел в ужас от того состояния, в котором находилась вся эта секретная агентура, какие вещи они вытворяли, и на что шли государственные средства. Джунковский настоял на закрытии практически всех охранных отделений, кроме трех Московского, Петербургского и Варшавского. Именно Джунковский настоял, чтобы из думы ушел тайный агент полиции Малиновский, лидер социал-демократической фракции в Госдуме. И по закону человек, который подвергался уголовному преследованию, не мог быть депутатом думы. А Малиновский свою карьеру начинал с краж он был уголовным преступником. Кстати, даже настоящая фамилия его неизвестна. Малиновский он по документам, которые присвоил. И Джунковский, когда узнал, что сама полиция, те, кто должен стоять на страже государства, это скрыла, и что благодаря такой полицейской инициативе депутатом Думы стал не просто тайный агент, а еще и в прошлом уголовный преступник, то он потребовал, чтобы Малиновский из Думы ушел. И Малиновский, к вящему ужасу и удивлению своих товарищей, вдруг подал в отставку и уехал за границу. Таким образом боролись за чистоту этого дела сами руководители госполиции. И это был по-настоящему государственный подход, ибо нельзя было, по большому счету, бороться с революционерами, которые работали отнюдь не в белых перчатках. Еще один поразительный пример история с убийством начальника Петербургского охранного отделения полковника Карпова. Дело было вот в чем выпустили из тюрьмы одного из революционеров, некоего Петрова, он же Воскресенский при условии, что он будет освещать деятельность эсеров. Петров покаялся перед эсерами, и стал вести двойную игру. Кончилось дело тем, что когда Карпов однажды пришел на квартиру, оплаченную полицией, т.е. оплаченную за счет госбюджета пить чай, и беседовать с этим агентом, то Петров сказал, — сейчас, минуточку, спустился вниз, и соединил проводки. А под столом, где они чай намеревались пить, была мина. Произошел взрыв, и Карпов был убит. Петрова в конечном счете схватили, судили и скоропостижно повесили, но вот эта грязная история вызвала массу комментариев революционной публицистики, и в том числе очень яркую, злобную и совершенно блестящую статью упоминавшегося сегодня Троцкого, который писал, что когда, например, те же кадеты вотируют в Думе бюджет, то за что они, интересно, голосуют? Что оплачивают? Или оплачивают деятельность полиции, или оплачивают деятельность террористов? Ведь Петров получал содержание от департамента полиции, а эти деньги, возможно, шли на приобретение той же самой взрывчатки, при помощи которой был убит этот самый руководитель политического розыска в Петербурге, и т.д. И где наши, а где ваши уже никому неизвестно.
С.БУНТМАН: Далековато зашла игра, и это отмечали со всех сторон.
О.БУДНИЦКИЙ: Еще более яркий пример — убийство Столыпина агентом охранки Багровым, который действовал непонятно в каком качестве то ли в качестве агента охранки, то ли в качестве революционера, запутавшегося, и решившего так свести счеты с жизнью. Характерно, что после убийства Столыпина было начато следствие против руководителей розыска, которые вели этого самого агента. Под подозрением оказались зам.министра внутренних дел Урлов, начальник дворцовой охраны генерал Свиридович, начальник Киевского охранного отделения Кулябко и некоторые другие. Характерно, что сама такая мысль могла возникнуть на самом верху что к убийству Столыпина могли быть причастны высшие чины полиции.
С.БУНТМАН: Кто думал о том, где находится грань между провокацией и оперативной работой. Можно сказать, что заигралось правительство со своими спецслужбами? О.БУДНИЦКИЙ: Не без того. Кстати, любопытно, что опыт заграничной агентуры Департамента полиции, по-видимому, использовало НКВД. Во всяком случае, в 1941 г. записки Сватикова, комиссара Временного правительства, расследовавшего деятельность заграничной агентуры Департамента правительства, были изданы НКВД для служебного пользования. И с этим грифом их можно увидеть в бывших спецхранах. Любопытный штрих. Видимо, методика работы заграничной охранки была вполне приемлема для спецслужб советского периода все-таки в заграничной агентуре работали профессионалы своего дела, хотя нередко они работали не только на государство, но и лично для себя. Я уже приводил эпизоды, когда изобретались несуществующие заговоры, когда говорилось о несуществующих террористах с одной целью, чтобы должность не была ликвидирована, чтобы безотчетные средства продолжали поступать, и случаи, когда деятели охраны были не вполне чисты на руку они имели место. Кстати говоря, одна из знаменитых фигур Манусевич-Мануйлов. Хотя он не принадлежал к заграничной агентуре, но большую частью он работал как служащий полицейский за границей. Фигура уникальная большего проходимца и афериста, наверное, не было в России. Впоследствии известный историк Щеголев даже выпустил такую книжку «Русский Рокамболь». Манусевич вообще был литератором, переводчиком, прекрасно знал французский, переводил пьесы Александра Дюма-сына, Доде, писал по-французски, публиковался за границей, даже одно время издавал на государственные деньги специальную газету в Париже, в которой проводились интересы русского правительства. Так вот, когда Манусевича отправили в середине 90-х в Париж, одной из его задач было проконтролировать деятельность загранохранки сомнения возникли в Петербурге, тем ли Петр Рачковский занимается? Но П.Рачковский был не промах, он быстро вычислил этого Манусевича, пригласил его к себе на беседу. Тот даже, говорят, всплакнул, — настолько энергичным был натиск Петра Ивановича, и покаялся, что его отправил начальник Петербургского охранного отделения, полковник Секиринский там были сложные отношения, и они между собой иногда грызлись. Но у Манусевича были действительно некоторые дарования скажем, в 904-905 гг., в период русско-японской войны был его звездный час он сумел внедрить своих агентов в японские представительства в Лондоне, Париже и Гааге, и добыть часть японского шифра, который позволил читать переписку дипломатическую. Добывал и кое-какие схемы, вплоть до технических моментов чертежей орудий и других вещей. Но очень быстро зарвался, и в Петербурге все чаще стали получать склеенные друг с другом куски текста по-японски, которые имели мало смысла. Когда пришли фотокопии китайского снова, это переполнило чашу терпения, и Манусевич был отозван. Правда, успев за те 9 месяцев, что он работал за границей, получить огромные по тем временам деньги. В конце концов, он все-таки был уволен из департамента полиции по следующим мотивам — во-первых, он слишком дорого брал за свою информацию, как выяснилось, большая ее часть поступала ему совершенно бесплатно от французской полиции. Во-вторых, эта информация, как я уже сказал, нередко была совершенно бессмысленной. И в третьих, он недоплачивал своим агентам, и разницу клал себе в карман. Итак, его выставили из Департамента, и он подал слезное прошение, что теперь, когда все знают, что я работал в полиции, — это была такая Каинова печать в обществе, — я не могу существовать, не могу добыть средства для существования. Но Манусевича пригрели он одно время был специальным порученцем графа Витте человек-то был ловкий, незаменимый в некоторых отношениях, а позднее сблизился с Распутиным, и даже был одно время начальником его охраны, и пристроился в период Первой мировой войны на очень хорошую должность он входил в Комиссию генерала Батюшина, которая занималась расследованием злоупотреблений в тылу. И вот опять-таки погорел на жадности потребовал взятку от директора одного из московских банков в 25 тысяч рублей за то, что он предотвратит проверку деятельности банка этой самой комиссией. Директор банка пожаловался директору Департамента полиции генералу Климовичу. Тот посоветовал директору дать эти деньги, но записать номера кредитных билетов. Манусевич был арестован в тот же день на улице, и эти деньги оказались при нем. Провели обыск, выяснилось, что и на его счетах кругленькие суммы, и дома наличными было 33 тысячи рублей а это огромные деньги по тем временам. И тут начинается самое интересное — по высочайшему повелению дело против Манусевича было прекращено, поскольку, повторяю, он крутился вокруг Распутина, знал очень многое, и, видимо, царствующая чета боялась, что всплывут на суде многие неприятные подробности. Министр Макаров проявил некоторую настойчивость, и закончилось тем, что министра уволили. Другой министр, Добровольский, убедил все-таки Императора, что дело надо довести до конца, и что налицо очевидное уголовное преступление. Манусевича-таки судили, но ему опять повезло поскольку суд завершился 18 февраля 1917 г., его приговорили к полутора годам арестантских рот, но тут через 5 дней революция, поджог Дома предварительного заключения, и все арестованные были освобождены как политические, так и большое число уголовных. Манусевич пытался выбраться за границу, но его арестовали на границе с Финляндией, отправили обратно, а тут и Октябрьская революция, и последняя глава в его удивительной карьере он обзавелся удостоверением ВЧК, и стал шантажировать граждан. Но на этот раз кончилось для него все совсем плохо он был арестован теми же самыми чекистами, которые судебными процедурами себя не утруждали, и был очень быстро расстрелян. Итак в 18 г. закончилась эта поразительная карьера. Но я привел только некоторые блестящие эпизоды, а у него было представительство и при Ватикане, причем он был представителем департамента духовных дел по связям с Ватиканом, а на самом деле выполнял полицейские функции и следил за одним из кардиналов польского происхождения, выявлял его связи, насколько сильна католическая пропаганда в Польше. Все это закончилось опять-таки скандалом. Но скандалы сопровождали всю жизнь этого деятеля.
С.БУНТМАН: Думаю, что сейчас нам стоит подвести итог наших нескольких передач. Какие еще темы могут открыть и рассмотреть архивы, в том числе Гуверовские?
О.БУДНИЦКИЙ: Я уже говорил, что главные материалы находятся, безусловно, в России. И то, что находится в Гуверовском институте поможет лучше изучить историю русской революцию и гражданской войны, бесспорно, и в особенности белого движения. Позволят изучить русскую дипломатию в начале века, и в особенности русскую дипломатию в изгнании ведь практически никто из бывших послов Временного правительства не признал советскую власть, а их местопребывания признавали по-прежнему. Вы представляете, был такой невиданный в истории феномен дипломатии в изгнании по крайней мере, до середины 20-х годов большинство послов, посланников, поверенных в делах в ведущих странах выполняли свои функции, и, по существу, были представителями зарубежной России, России номер два видимо, тогда по культурному и интеллектуальному потенциалу тогда это была Россия номер один. И в этих дипломатических архивах отложились поразительные вещи и о том, как самоорганизовывалась русская эмиграция, как они создавали различные организации помощи соотечественникам образовательные, культурные. Как и на что учитывались и тратились остатки казенных средств, которые оказались за границей. Чрезвычайно интересна история о том, как они пытались бороться с советской властью, и как советская власть пыталась бороться с ними. Если это сопоставить с полуоткрытыми архивами спецслужб советских, то это будет очень занимательная картина. Очень интересные материалы о второй волне русской эмиграции, которая почти не изучена, с моей точки зрения — мы даже толком не знаем, сколько людей оказалось за рубежами после Второй мировой войны, а ведь это были сотни тысяч людей. Мы не знаем точно, поскольку люди скрывали, как они оказались за границей боялись депортации обратно в Советский Союз. А ведь вторая эмиграция создала тоже немалую литературу, и интерес ее в том, что это были люди, уже вышедшие из советского общества, воспитанные им как они оценивали свою жизнь, советскую действительность, что они делали за границей. Ну и, разумеется, существует множество литературных архивов — это десятки, если не сотни тысяч страниц. Так что копать, не перекопать.
С.БУНТМАН: Несколько замечаний слушателей, Владимир пишет: «Несостоятельность полиции царской России привела к тому, что наша страна потеряла свой шанс стать сверхдержавой. Если бы империя сумела себя защитить, Россия бы сейчас занимала место США в мировой политике и экономике».
О.БУДНИЦКИЙ: Отнюдь не всегда действия полиции были неэффективными. Собственно, действия полиции уничтожили «Народную волю». Сокрушили боевую организацию партии эсеров. Борьба шла с переменным успехом, и в конечном счете была победа реформ 1905 г. я имею ввиду введение представительства, Госдумы, свобода печати и т.д. это было сделано революционерами-маргиналами. И после революции 1905 г. стремительный распад революционных партий. Если бы не катастрофа 14 года, когда началась мировая война, то тогда, вероятно, эти крайние революционные партии так и остались бы маргиналами, и у них не было шанса придти к власти. И по поводу того, что Россия была бы сверхдержавой. Не надо строить себе иллюзий. Россия входила в пятерку ведущих держав мира тогда, наряду с США, Англией, Германией и Францией. Но если принять объем промышленного производства за 100% — то, что производили эти пять стран, то на Россию приходилось 4%. Россия тогда очень здорово отставала от ведущих мировых держав. Даже по хлебу, что было главным экспортным товаром тогда, по урожайности, Россия находилась позади всех европейских стран. И только громадные посевные площади тогда выручали. Но темпы развития России были достаточно высокими. Особенно бурно это было перед войной, и если бы не война, то, наверное, Россию ждало бы другое будущее. Я совсем не уверен, что это была бы сверхдержава, подобная США, но во всяком случае, это была бы очень мощная держава. Но безумие 14 года все это погубило.
С.БУНТМАН: Можно ли считать, что Россия одна из проигравших сторон в Первой мировой войне?
О.БУДНИЦКИЙ: Бесспорно. Есть такая иллюзия, точнее, это большевистская пропаганда, если называть вещи своими именами, что если бы не советская власть, то не была бы ликвидирована безграмотность, не были бы построены гиганты пятилеток. Все это полная ерунда. Еще в 1908 г. Госдума приняла закон о постепенном введении всеобщего образования, и к 20 году, если бы не война и революция, эта задача была бы решена на это были отведены соответствующие средства и прописан план, как это делать. Другой момент в эмигрантских же архивах мне попались данные, что по заданию Третьей думы еще до Первой мировой войны были вчерне спроектированы то, что потом называлось Днепрогэсом, Волховстроем, орошением Голодной степи и многое другое. Один из моих героев. Б.Бахметьев, по заданию Третьей Думы, у него была частная проектная контора, проектировал электростанцию на Днепре. Когда большевики начали это осуществлять, он очень досадовал, писал, что это делают во многом по моим наметкам и делают мои ученики он был крупнейшим ученым-гидравликом начала века. Но, — говорил Бахметьев, — почему у нас не было таких масштабов в наших планах мы не могли заливать кладбища, не могли заливать деревни, и самое главное, не могли начать строительство, пока не было покупателя для этой энергии. По экономическим расчетам получалось, что эту энергию просто некому тогда потреблять в таких количествах. Это были экономически обоснованные планы. И тогда же, в 28 г. он писал — строили в Египте пирамиды, а в нищей России дворцы в 18 в., вполне возможно построить гигантские электростанции и заводы, но это можно сделать только одной ценой за счет обнищания населения. Это оценка и анализ. И, кстати, вот еще одна из сокровищниц, которую можно найти в зарубежных архивах размышления людей о том, что происходило. И в тогдашнем мире и в советской России. Размышления глубокие, неординарные, и которые звучат свежо и современно даже сейчас.
С.БУНТМАН: Это замечательный фрагмент из Бахметьева о том, чего не мог себе позволить человек, смотрящий на цель государства как обеспечение благосостояние своих граждан. Таким подходом не часто грешила Российская Империя, не говоря уже о советском государстве. Думаю, что мы обратимся еще раз к архивным материалам. Наше дело — предоставлять слушателям факты. Олег Будницкий, доктор исторических наук был у нас в гостях.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс