ДЬЯКИ

ДЬЯКИ, государственные служащие в Древней Руси. В древнейшее время они назывались писцами, но в XIV в. русское слово «писец» было вытеснено греческим «дьяк». О дьяках удельного периода известно немногое: они занимались письмоводством, «ведали прибытки» (доход) князя по его приказу, отчего назывались также приказными дьяками. По общественному состоянию они были большей частью рабами, но также и свободными. Дьяки были не только у князей, но и у богатых господ.

Значение дьяков сильно возрастает в к. XV в. с увеличением значения администрации в усиливающемся Московском государстве. Сохраняя высшие должности за представителями боярства, московское правительство в борьбе с его аристократическими притязаниями, опиравшимися на живые еще воспоминания вольностей удельного периода, повысило значение дьяков, худородных дельцов. Вел. князь Иван III в Судебнике 1497 узаконил присутствие дьяков на суде бояр и окольничих (ст. 1). С сер. XV в. название «дьяк» получает более важное значение; оно присваивается только высшему разряду княжеских «письменных людей», низший же разряд их называется подьячими. По судебникам подьячие были подчинены дьякам, они писали грамоты по указаниям дьяков, а дьяки только подписывали их и хранили. В московское время дьяки составляли необходимый элемент коллегиальной, приказной системы управления. Как бояре в центральных приказах, так и наместники в областях управляли в товариществе с дьяками. Г. К. Котошихин так характеризует деятельность дьяков: «На Москве и в городах, в приказах с боярами, и окольничими, и думными, и ближними людьми, и в посольствах с послами бывают они в товарищах, и сидят вместе, и делают всякие дела, и суды судят». Весьма рано дьяки становятся членами Государевой думы, чин же думного дьяка появляется в к. XVI в. Как люди невысокого происхождения, думные дьяки должны были стоять на заседаниях думы в присутствии государя, в то время как бояре и думные дворяне сидели, но они пользовались правом голоса и принимали деятельное участие в прениях; число их в думе колебалось в XVII в. от 3 до 8 чел.

Многие дела в областном управлении дьяки вершили самостоятельно, они, например, иногда производили смотры дворянам, стольникам и стряпчим. Они нередко помимо бояр управляли как второстепенными, так и важнейшими приказами. Важное значение худородных дьяков, как противовеса родословным людям, обнаруживается в их управлении Приказом тайных дел; заведовавшие этим приказом один дьяк и десять подьячих наблюдали за деятельностью всех высших чинов государства и о результатах своих наблюдений докладывали непосредственно государю. Многие дьяки в XVI в. (Щелкаловы) и в XVII в. имели большое влияние на дела, как люди, возвысившиеся благодаря лишь своим талантам и знаниям. Родословные люди тем не менее относились презрительно к дьяческой службе. Многие дворяне из незначительных или захудалых родов избирали приказную службу, но затем в местнических счетах сами попрекали друг друга «худым чином» дьяка. Кроме денежного жалованья дьяки, так же как и дворяне, получали за службу поместья и вотчины: по размерам подмосковных поместий думные дьяки были уравнены с окольничими (150 четей), рядовые же дьяки — с высшими придворными чинами стольников, стряпчих и дворян московских.

Общее число дьяков в сравнении с обширными размерами Московского государства было весьма незначительно: по списку 1676 на службе находилось всего 103 чел., из них 35 — в уездных городах, подьячих числилось в то же время до 1000 чел.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс