Черты русского характера XIX столетия

М. Бакунин

Резонерство является везде там, где самолюбие, тщеславие, претен­зии преобладают над серьезными стремлениями ума и сердца, где нет страсти, нет мысли. Поэтому-то мы, русские, большею частью и такие отчаянные резонеры, толкуем с жаром обо всем, болтаем без умолку и ничем в действительности не интересуемся, так что не даем себе труда узнать сколько-нибудь положительно предметы, о которых толкуем.

М.А. Бакунин — А.И. Герцену. 1860 // Собр. соч. в 4 т. М, 1935. Т. 4. С. 343.

 П. Вяземский

Мы большие охотники до возбуждения вопросов, особенно там, где вопрошать нечего. Но так уж суждено. Мы неутомимые и неуго­монные вопросители. На лбу нашем в виде родимого пятна выстав­лен вопросительный знак.

Языков и Гоголь // Полн. собр. соч. в 2 т. СПб., 1879. Т. 2. С. 330.

 Д. Писарев

До фраз мы, конечно, большие охотники, но нас в этом случае за­нимает процесс фразерства, а не сущность той мысли, которая со­ставляет предмет рассуждения или спора. Русские люди способны спорить о какой-нибудь высокой материи битых шесть часов и по­том, когда пересохнет горло и охрипнет голос, отнестись к предме­ту спора с самою добродушной улыбкой, которая покажет ясно, что в сущности горячившемуся господину было очень мало дела до то­го, о чем он кричал.

Эта черта нашего характера привела бы в отчаяние добросовест­ного немца, а в сущности это пресимпатичная черта.

Схоластика XIX века // Собр. соч. в 4 т. М., 1955. Т. 1. С. 118-119.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс